Проза для гурманов

Творческие блоги поэтов, писателей, музыкантов, режиссёров, путешественников, актёров и других талантливых личностей!
Создайте блог быстро, бесплатно и публикуйте свои произведения!
Ринат Валиуллин – филолог, писатель, поэт. Автор романов-бестселлеров "Легкомыслие", «Где валяются поцелуи. Париж», «Кулинарная книга», «В каждом молчании своя истерика». Завоевал популярность благодаря своим ёмким и жизненным цитатам, которыми говорят герои его романов. Ринат впервые ввел в обиход термин «сенсорная поэзия». Начавший с нее свой литературный путь, Ринат Валиуллин уже в первом сборнике стихов, «Варварство», определил опорные точки своего уникального стиля: расширение границ Слова и Языка, облекая их в эмоциональную атмосферу, для создания объемных и сенсорных образов, чем продолжил традиции русских футуристов.

роман "Привязанность" выходит в начале августа. Встречайте!

Привязанность - это не только все, что есть у человека, но и все, чего нет. 

 

...
Продолжить чтение

Отрывок из романа "Где валяются поцелуи. Париж".

Отрывок из романа "Где валяются поцелуи. Париж".

Отрывок из романа.

— Знаешь, почему в Питере романтикам дышится легче, чем в Москве? — спросила Ава.
— Почему? — поинтересовался Селфи.
— Питер верит слезам.
— Ты про дождь?
— Не только. Если Москва — это прекрасная женщина, которую хочется покорить, то Питер — это мужик, интеллигентный мужик с темным прошлым. Они без ума друг от друга, но в силу их гордыни никогда не смогли бы жить вместе, поэтому вынуждены писать длинные письма, летящие стальными строчками «Сапсанов».
— Красиво. Это откуда?
— Из личного архива.
— У тебя был кто-то в Москве?
— Да. Она жила в Питере, он — в Москве. Они летали друг к другу «Сапсанами» по выходным. Она была циником и верила в настоящее, он — романтиком и верил в будущее. Он называл их отношения любовью, она — секс-туризмом.
— Как ее звали?
— Жена.
— А его?
— Муж.
— Хорошее имя.
— Хорошее, производное от «мужчина». Каждая женщина ищет в мужчине только первые три буквы.
— Бывает и наоборот: она находит сначала первые три, а потом ищет остальные.
— Ты уже нашла остальные, Ава? — включился в беседу Селфи. Голос его был значительно тоньше, чем у Планшета, хотя очень подходил для имени.
— Все относительно.
— Относительно чего?
— Отношений.
— И в чем там секрет?
— Закон крепких отношений прост: мужчина должен действовать, женщина вдохновлять.

Продолжить чтение

Жила-была деталь.

Жила-была деталь.

Отрывок из романа "Кулинарная книга"

-Правда, я про тебя совсем ничего не знаю. Может расскажешь что-нибудь?
-Это долго.
-Хотя бы чуть-чуть.
-Ладно, − стоял я посреди комнаты в одних трусах. – Слушай:
Жил-был человек, − подошел к зеркалу и начал кривляться с трубкой в руке. − Квартира его была настолько маленькой, что он жил в кровати, кухня его была настолько крохотной, что он завтракал в холодильнике, в душе ему было так скучно, что он лез в чужие. Ты еще не уснула? – спросил я Алису.
-Нет, очень интересно, продолжай.
-Взгляд его был настолько недальновидный, что он опирался на чужие точки зрения. Мозг его был настолько крошечный, что он пользовался чужим мнением, настроение его портилось так быстро, что он хранил его в морозилке…
-Ты чего замолчал?
-Я думаю. Как бы он ни пытался научить говорить свое имя, оно не говорило ни о чем. Как бы он ни представлял, он не представлял собой ничего. Он был настолько одинок, − посмотрел я на себя в профиль, − что не воспринимал людей, он был настолько не сдержан, что все время держался за телефон, чтобы не натворить. Мир его был настолько внутренним, что остальное время он проводил в виртуальном. Жизнь его была настолько логична, что он чувствовал себя встроенной деталью. Жила-была деталь, которая не знала как ей стать человеком.

Ринат Валиуллин "Кулинарная книга"

Продолжить чтение

Отрывки из романов Рината Валиуллина: «Привязанность»

Отрывки из романов Рината Валиуллина: «Привязанность»

Привязанность.



Мы же словно дворовые собаки, сильнее привязываемся к тем, кто нас недолюбливает.
Так и живем, пока в один жуткий день не обнаружим, что привязаны за поводок к столбу.

-Дорогу! Дорогу!

Я поднял глаза, навстречу ко мне двигалась сама весна. Дружно и громко. Зеленая клумба, скорее даже Газон, вдруг сорвавшийся с ручника, сметал с пути застывшее, застоявшееся, ненужное. Зима, в виде пуховиков и пальто уступала. Весна шла южными ногами. Средняя Азия толкала тележку, груженную зеленью, которая оставляла после себя свежий шлейф укропа, кинзы и тархуна. Весна наступала с Востока, она тонко прорастала во всем и во всех.

Продолжить чтение