Меня зовут Антарктидовна

Добро пожаловать в мою авторскую рубрику «Однопланетяне»! В ней участвуют только самые отважные, неординарные и удивительные путешественники. Дерзнёте стать следующим героем? —> pihokiak@gmail.com

Однопланетяне: Миссия русского врача в Гватемале

  Профессия определяет судьбу, или судьба — профессию? На философствования и долгие размышления у неё совсем нет времени: пациенты не ждут. Виктория Валикова, будучи врачом-тропикологом, когда-то совершенно случайно приехала в малоизвестную республику в Центральной Америке, Гватемалу. Увидев, как бедствуют и нуждаются в медицинской помощи жители деревень, в которых порой нет ни воды, ни электричества, её истинно гиппократовское желание помогать приобрело международные масштабы. Вместе с командой единомышленников на пожертвования неравнодушных людей со всего мира уроженке Уфы удалось построить для потомков индейцев Майя бесплатную и круглосуточно работающую клинику Health&Help.

  Как из одной мечты рождаются великие дела? На какие авантюры идут врачи, доставляя лекарства местным? И есть ли национальность у добра? О русской девушке в гватемальских селеньях читайте в регулярной рубрике «Однопланетяне».

 

 

ЖИЗНЬ ИНДЕЙЦЕВ МАЙЯ В НАШЕ ВРЕМЯ

 

— Выбор твоего направления в медицине представляется крайне экзотичным. Почему ты решила стать именно врачом-тропикологом?

 

— Изначально я хотела быть психиатром, но потом поняла, что очень сильно люблю путешествовать. Подумала, что для работы в странах третьего мира нужно выбрать более полезную профессию, поэтому стала инфекционистом. 

 

 

 

— Приехав в Гватемалу, насколько бедственные условия жизни в этой стране ты увидела? Чему особенно ужаснулась?

 

— Здесь, конечно, не Африка, хоть многие до сих пор думают, что гватемальцы ходят в набедренных повязках и едят других людей, но в целом Гватемала — одна из самых бедных стран в Центральной Америке с самым высоким уровнем хронически голодающих детей. Казалось бы, это тропики, и всё должно быть хорошо с фруктами и овощами, но, во-первых, не у всех есть достаточно земли, чтобы их выращивать, во-вторых, люди работают на кого-то и растят культуры, которые приняты только в данном регионе. Например, если выращивают кофе, то на кофе далеко не уедешь, если выращивают кукурузу, то только её и едят. Чтобы получить всё остальное, нужно обмениваться, покупать, а денег у большинства просто нет.

Впервые приехав  в Гватемалу, я жила в деревне, в которой было всё совсем критично: ни электричества, ни воды. Сейчас мы живем в горах, в деревне Чуинахтахуюб.  У нас довольно холодно, и каждый день дети приходят с простудами, гриппом или пневмониями. Здесь всё ещё очень много гельминтозов [паразитарных болезней] из-за низкой гигиены. Есть семьи, у которых не просто нет туалета, даже нет дырки, поэтому они ходят «по делам» в поля.

 

— Предпринимает ли правительство какие-либо меры по улучшению нынешнего положения гватемальцев?

 

— Гватемала  очень коррумпирована. Коррупция здесь на том же уровне, как и у нас в России, если не выше. И это печально, потому что финансовые средства выделяются, но, видимо, по ходу распределения разворовываются. Я и Сергио, с которым мы познакомились здесь, в приёмном покое гватемальской больницы, работали в разных медицинских учреждениях страны: в фельдшерско-акушерском пункте, в сельском медпункте — и везде наблюдали минусы. Например, нет расходников на лабораторные анализы. В, казалось бы, бесплатной больнице дают список, в котором указывают, где надо простерилизовать инструменты, если тебе предстоит операция; когда нужны какие-то шовные материалы для перевязки — всё нужно будет отдельно покупать. А если ты бедный гватемалец, ты просто берёшь все эти листочки и идешь домой… умирать, потому что нет денег. Здесь есть хорошие врачи, которые, отучившись в Гватемале, открывают частные клиники в столице. В  деревнях нет никого: ни врача, ни медсестры.

 

О СТРОИТЕЛЬСТВЕ КЛИНИКИ НА КРАЮ ЗЕМЛИ

— Отважившись на строительство бесплатной клиники в гватемальской деревне, твоей командой был  запущен благотворительный проект Health&Help. Какую сумму вам удалось выручить от неравнодушных людей и за какой срок?

 

— Сначала мы планировали сделать каркасное строительство клиники по примеру строек в США, а потом внезапно нам пожертвовали 450 мешков цемента, и мы решили, что нужно построить здание из блоков. Соответственно, стоимость проекта возросла сразу в 2 раза. Первую кампанию по сбору средств на клинику начали в январе 2016 года — так мы собрали 1 327 000 руб. Изначально в эту сумму входило здание клиники и машина (700 тыс. отводилось на здание, 500 тыс. –  на машину). Купив машину, мы сразу же запустили вторую кампанию на международной краудфандинговой платформе Indiegogo.В итоге получили от спонсоров ещё около 13 000 долларов; кроме этого, у нас было много частных пожертвований. Сейчас уже стройка закончена [24 февраля 2017 года состоялось официальное открытие клиники].

Какие медкомнаты и медоборудования теперь у вас есть?

— В клинике есть консультационная комната, лаборатория, аптека, помещение для амбулаторной хирургии (там мы принимаем роды), палата для пациентов. В общем, никаких излишеств. Наша клиника — на уровне фельдшерско-акушерского пункта.  Мы, конечно, не делаем полостные операции, но стараемся помогать максимально. Из оборудования имеется центрифуга, микроскоп, ЭКГ, ингалятор с концентратором кислорода, всякие «слышалки», «вглазасмотрелки», также большое количество очков, которые нам даровал один хороший оптометрист.

— Клиника в основном акцентирована на оказание ПМП, но ваши волонтёры также занимаются ещё и санитарно-просветительской деятельностью. Чему учите местных жителей?

 

— Мы учим, в том числе и на своём примере, деток мыться, чистить зубы, кипятить воду. Объясняем про фильтры, туалеты, стирку, говорим, что дети должны носить обувь, потому что многие ходят босиком. Например, медсестра из Петербурга, Алла Токарева, привозила нам зубные щётки и нити, учила детей мыть руки с мылом. Сейчас мы пишем на умывальниках «Если не помоешь руки, у тебя заведутся червяки в животе». То есть наши врачи не просто дают таблетки, а стараются корректировать образ жизни людей в целом. 

— Почему, на твой взгляд, проект Health&Help оказался таким успешным и набрал достаточно средств для реализации?

— Всё началось с того, что я вела свой блог. Начала его писать, потому что мне стало лень делать 100 000 копи-пастов своим родным и друзьям. Потом потихоньку аудитория  стала увеличиваться и состоять из многих незнакомых людей, которым я была интересна. Мы начинали делать проект с Кариной Башаровой. На этапе его рождения ей было всего 17 лет, и она училась в школе, а сейчас она занимает должность нашего исполнительного директора. Мы работали по 12-14 часов в сутки, давали интервью, писали статьи, делали презентации — всё, чтобы привлечь к себе внимание. Сейчас у нас большая и очень хорошая команда, и я считаю, что это самый главный фактор успеха. Ещё идея у нас довольно интересная и новая.

— Являясь идейным вдохновителем и зачинателем строительства клиники, как тебе удалось собрать вокруг себя столько единомышленников и волонтёров?

 

— В большинстве своём это случайные люди. Только Карину и Сергио я знала до проекта, а остальных — нет. Всё происходило онлайн. Мы больные на голову, потому что связаны одной мечтой. Например, лекарства таскаем через границу нелегально, обсыпая сумки грязными труселями и тампонами, чтобы если вдруг кто-то откроет сумку, то обязательно смутится и не станет в ней копошится. Здесь тяжело делать всё официально.

А на какие средства ты и вся твоя команда проживаете в Гватемале? Чем питаетесь?

— Святым духом! (смеётся). На самом деле мы ни копейки не берём из тех денег, которые нам присылают на лекарства. Лишь однажды нам дали 3000 долларов  с наказом – потратить их на нужды волонтёров. На эту сумму мы покупали еду и всё связанное с улучшением быта.  А вообще мы все живём за счёт того, что занимаемся чем-то другим параллельно. Я, например, иногда пишу статьи, даю медицинские консультации online и ещё сдаю квартиру в Уфе. Карина тоже сдаёт квартиру, и иногда ей родители помогают. Наши архитекторы довольно популярны в сфере экономичного строительства в странах третьего мира. Недавно они выиграли грант на строительство школы для Саванны, и на полученные деньги в несколько тысяч долларов сейчас живут у нас. В общем, всё своими силами.

ОТ БОЛЕЗНЕЙ ДО РАДОСТЕЙ

 

Расскажи о том, чем занимаются жители деревни и как себя прокармливают?

 

— В нашей деревне все занимаются земледелием, некоторые выращивают что-то на продажу, например, кукурузу, бобы, кофе, апельсины, помидоры, персики.

Несмотря на печальные условия жизни, чему гватемальцы способны радоваться?

 

— У нас дети могут «занять» мячик и радостно пригласить поиграть вместе с ними; все, улыбаясь, идут на приём к врачу. Это очень счастливый народ, который радуется абсолютно всему!

ЕСТЬ ЛИ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ У ДОБРА?

 

Ты и Health&Help — уже неделимые составляющие. Но хватает ли у тебя времени просто расслабляться и быть хоть иногда обычной девушкой Викой?

Нет, даже если какие-то поездки предстоят, то они всегда деловые. Это большая проблема, потому что у нас у всех не получается отдыхать. С другой стороны, мы заняты полезным делом. И это классно!

Как реагируешь на критику, возникающую в адрес Health&Help по причине того, что клиника построена не в родной России, а в далёкой Гватемале?

 

— Даже в самых глухих деревнях России живут лучше, чем здесь. Сейчас я точно нужнее в Гватемале. Кроме того, мне кажется, что, занимаясь таким социальным проектом за пределами России, мы улучшаем мнение о нашей стране и повышаем её имидж.

Фото: личные архивы героини

Оцените эту запись блога:
Кто такой SergoZ, или как подружиться с Шнуром?
Заметки эстетствующего зануды: «Ла-Ла-Ленд», «Лего...

Читайте также: