Фотограф Карлова Светлана (Doje Lhamo)

С помощью фотографии я пытаюсь запечатлеть мир во всех его проявлениях. Постоянно помню о том, что он главное волшебство. Волшебство без правды и искренности это лишь очередной трюк.

Каждый из нас, помимо основной работы на портале, интересуется еще разными  событиями, которые находятся за рамками определенного формата портала. Встречи с известными людьми, разговоры с ними, неформальные фотосессии, все остается за рамками материалов, публикуемых на определенных тематических площадках.

И это, как нельзя лучше подходит для блога, который я хочу вести для тех, кто хочет знать больше, чем это получается рассказать в обычном фоторепортаже или обычной статье на портале. Возможно, кому-то будут интересны и мои личные впечатления о том или ином событии. 

Также, мне интересно и ваше мнение. Я готова поговорить с каждым, у кого есть какое-то необычное увлечение, или вам хочется рассказать о чем-то новом и интересном. Вполне возможно, что здесь будут появляться небольшие видеозарисовки и репортажи с каких-то светских мероприятий, на которых мне часто приходится бывать. Это открытие выставок, закрытые показы, и просто городские мероприятия.

Только солдат или дурак может загнать лошадь

Одним из самых масштабных и зрелищных мероприятий прошлого года стал фестиваль «Битва на Неве», прошедший у стен Петропавловской крепости. Самым запоминающимся событием самого фестиваля стал джостинг, который представляет собой встречную сшибку двух конных рыцарей, несущихся навстречу друг другу. Рыцари облачены в доспехи и вооружены длинными копьями со стальными наконечниками. Этот вид наиболее близко показывает то, чем занимались средневековые рыцари.

Мессир Николя де Дюшейрон решил пойти дальше привычной программы, и решил принять обет, заявив себя на 30 сшибок подряд. Все происходило в соответствии с правилами турнира и в режиме нон-стоп. Восхищенные зрители, затаив дыхание наблюдали за каждой сшибкой. Все неудачные курсы повторялись и не шли в зачет. Благородный рыцарь и его конь с успехом прошли это испытание.  Это был достойный исторический эксперимент и ранее в реконструкторском движении ничего подобного не было.

Такие люди, как Николя де Дюшейрон и те, кто ответил на его вызов доказали всем, что сегодня рыцари все же существуют. Вот с ним мне удалось поговорить сразу после мероприятия. На самом деле, рыцаря зовут Дмитрий Петухов и он возглавляет в Санкт-Петербурге межклубное военно-историческое объединение « Кавалерия».

 «Только солдат или дурак может загнать лошадь» (с)

 - Расскажите пожалуйста как вы пришли к такому необычному занятию, что на вас повлияло? Историческая реконструкция - само по себе довольно необычное занятие. А историческая реконструкция полноконтактных рыцарских турниров тем более.

 Все началось с чтения исторической литературы в детстве. Я могу сказать даже точнее, в шесть лет я увидел комиксы про войну 1812 года. 

 - Так все началось с комикса?

 Да, именно так. 

 - А что вас так задело?

 Да, а что может задеть в героическом изложении какой нибудь войны? Естественно, это атмосфера подвига, атмосфера геройства, самопожертвования во имя родины. Где-то лихачество, где-то авантюризм. Потом, любовь к чтению у меня была всегда сильная. Читал много литературы, в том числе и фэнтези-литературу, с героями, подвигами и приключениями. А также историческая литературу,  поэтому интерес  к военному делу, именно что касается кавалерии только рос. Лошади постоянно попадались мне в литературе и интерес к лошадям возрастал  тоже год от года. И в тринадцать лет  родители меня отвели заниматься на конюшню.

- Это было ваше желание?

 Да, конечно, это было мое желание. По образованию я музыкант, работаю в консерватории, органным мастером. В армию я не попал из-за плохого зрения 

- Это было обидно для вас?

 На тот момент не очень, а сейчас да. Чем дальше, тем больше я об этом жалею. Эту школу было бы неплохо пройти и, как полноценный член общества, я должен был отдать этот долг, но меня не взяли. Никаких взяток я не платил, мне просто врачи выдали военный билет и признали меня негодным к военной службе.

А затем в двадцать лет я, на одной из конюшен, встретил реконструкторов, это был девятый гусарский полк времен Наполеона. И они позвали меня с собой покататься на лошади . И так  потом затянуло. Сначала, это только «наполеоника», а спустя два года  среди реконструкторов я нашел «средневековцев» и попал в Средневековье.

- А вы сами их искали, или они вас нашли?

Сложно сказать, это было скорее взаимовстречное движение. В девятом гусарском, когда я туда попал, половина людей занимались и средневековьем. Мимо него было трудно пройти. 

По мере того, как я освоил «наполеонику» мне захотелось еще чего-то. Чем хорошо позднее средневековье, тут за счет наличия доспехов можно достаточно полноценно воевать. Если брать реконструкцию, как стремление к аутентичности, при этом, понятно, что стопроцентно все равно это невозможно. 

Но, стремление, именно к аутентичности происходящего, конечно должно быть. А в плане боевого контакта, именно позднее средневековье, и даже, именно конно-рыцарский турнир - это максимально аутентично. Если мы берем реконструкцию любой другой эпохи, это конечно во многом постановка.Там нельзя стрелять настоящей картечью, нельзя стрелять настоящими пулями и из настоящих пулеметов, потому что реконструкторы тогда очень быстро кончатся, их очень мало.

А здесь, можно взять аутентичное копье, более-менее образца пятнадцатого века, с железным наконечником, и на полном скаку, с настоящей лошади и по настоящему человеку влепить. То же самое и пешком, взять настоящую алебарду  и ударить человека по голове, со всей дури, сколько у тебя есть. 

Единственное что, отделяется уже, или почти отделилось уже от реконструкции направление  современного спорта исторического боя, и он отошел собственно и от средневекового фехтования. Потому что различается рисунок боя и техника. Тогда оружие было точеным и им можно было колоть, и на турнирах тоже можно было колоть.

Были такие моменты на рыцарских пеших боях, можно было перехватить поллакс и острым концом воткнуть в забрало капитану. Поэтому, Жак де Лален, который выходил на бои с открытым забралом он был реальный герой средневековья. И это не пафос, это реальный риск. Он настолько уверенно себя чувствовал, что лицо свое не защищал. 

Сейчас этого никто не делает, это очень травмоопасно. С уколами воевали достаточно много лет и в реконструкции, но это опасно стало, поэтому, в какой-то момент их запретили и историческое фехтование в современном виде превратилось больше в борьбу. Это тоже, по своему интересно, тяжело, красиво, зрелищно. Очень требует много подготовки физической, низкие допуски по материальной базе, но физически ребята заморачиваются серьезно. Но, это уже  не тот бой, который был когда-то.

В этом плане хорош формат PANZERKAMPF, придуманный господином Петрухиным - герцогом Тирольским в реконструкции , человеком, живущим в Туле. Он основан на турнирной книге императора Максимиллиана-I, FREYDAL и воспроизводит пешие бои максимально близко к тому что есть. Достигается за счет повышенной «доспешности» участников турнира и за счет гуманизации оружия, которое в совокупности, позволяет избегать риска, что оно попадет через забрало в глаз или нос. 

При этом, воевать можно всеми доступными способами, то есть, можно колоть в лицо, можно колоть в пах, можно колоть в подмышку, можно бить, можно бороться. Более близко к тому что было воспроизвести боевой контакт уже невозможно, используя реальные доспехи, а не какие то там электронные датчики. 

- А вот вопрос доспехов, насколько он актуален и где вы их берете?

Вопрос доспехов для нас очень актуален. Потому что в мастера идут в основном из наших же, реконструкторов. Редко кто приходит со стороны, не занимаясь реконструкцией, вдруг говорит, что хочет делать доспехи. Обычно люди приходят в движение в целом, а уже потом выбирают для себя такую специализацию - делать доспехи. И это все - кустарное производство. 

- Скажите, а вы свои доспехи делаете сами?

Я лично, нет. У меня нет времени, и я не умею особо, хотя я могу себе что-то подправить, подбить какие то очень простые вещи. Моя специализация это конная подготовка и конные тренировки.В этом году я, чтобы лучше осуществлять эту работу, получил диплом гособразца по специальности «конный тренер». У меня много времени уходит именно туда. 

А что касается доспехов, большинство мастеров не имеют специального образования и учатся на практике, берут образцы, учатся друг у друга. Вообщем это все самообразование прежде всего. И здесь важна самодисциплина прежде всего, поскольку мастер работает сам на себя, никакого госсобеспечения и нанимателей  у них нет. Поэтому есть и проблема - очень часто мастера задерживают сроки. Это общая тенденция. Заказов у них много, но у каждого есть свои объективные причины. Мастеров же немного, у кого то первая работа выходит на передний план ну и семья отнимает много времени. И получается так, что к началу сезона у кого-то из рыцарей, а то и у нескольких сразу, не хватает полного комплекта снаряжения. 

Собрать полноценный набор доспехов - это становится вопросом не только денег, но и времени и контроля за тем, что тебе делают. Без полного понимания того, что тебе нужно очень сложно с ходу прийти в движение и не имея никакой исторической базы собрать все правильно. 

Даже у опытных мастеров, ты им скажешь сделать - они сделают, ты же заказчик. А потом ты понимаешь что вот этот правильный шлем чисто физически не ложится, здесь нужно подрезать, а здесь еще что-то, А вот эти плечи тебе очень нравятся, но ты где-то ошибся и они не подходят к твоему комплекту ну и так далее. 

- Еще по поводу доспехов, это же как костюм, это все примеряется и нужно, чтобы мастер был прямо здесь в городе?

В идеале это все делается на тебя. Здесь есть варианты. Люди заказывают из других городов. Покупают, а потом подгоняют. Чаще всего вымеряют тщательно и посылают мерки. Главное потом не располнеть за это время. 

- А сколько у вас комплектов доспехов?

У меня свой полный комплект, часть старого и часть комплекта оруженосца. То есть, из того, что лежит у меня дома я могу собрать двух полноценных рыцарей пятнадцатого века. А так я одет на семь веков более-менее, в разной степени собранности. 

- По поводу лошадей, тоже очень актуальный и важный вопрос. Этот вопрос интересный, но сложный, поскольку лошадь это животное - не игрушка, ее нужно выращивать и воспитывать. И не дешевое совсем удовольствие: ее также нужно кормить и ухаживать. 

Среди питерских конников есть такая поговорка: «Мы работаем как лошади, чтобы наши лошади жили как люди». И вы все правильно сказали, это недешево и отнимает много времени. И лошадь это как ребенок и по деньгам и по времени. 

- Вот ваш конь Запад, сколько лет ему?

Семь лет. У меня он с двух с половиной лет. Его подготовка к турниру это полностью моя работа. Моя и моей жены, конечно. 

- А не жалко потом в турнире с ним биться? Я видела, что некоторые из них ранятся копьями, например.

Слава богу, ничего серьезного никогда не было. Царапины были, да. Но это часть дела. Лошади живут благодаря тому, что они работают. Мы не можем себе позволить держать лошадь просто так. И я даже больше вам скажу, купить лошадь, поставить ее в денник и ничего с ней не делать, это значит ее убить. Она должна работать.  

Для нее моцион не менее важен, чем рацион для здоровья. Стопроцентный способ покалечить или довести до смерти животное это поставить ее на конюшню, кормить и не давать работать. Уже через два месяца лошадь будет инвалид. Да, конечно риски есть. Но я могу сказать, что спортивные лошади травмируются, не реже и даже гораздо серьезнее. 

По сравнению с конным спортом наши нагрузки меньше, то что царапины, это да. Здесь к сожалению сказывается нехватка материальной базы. Лошадей нужно защищать, своя лошадь это дорого, а амуницию на лошадь еще дороже завести. Лошадиные доспехи очень сложно менять, поскольку каждая лошадь имеет индивидуальные размеры. Не имея собственной лошади ты можешь сделать седло, защиту, уздечку и все остальное, привезти это все на фестиваль, а на твою лошадь, которую тебе выдали это все не ляжет. В итоге, ты будешь скакать непонятно в чем.

Мы стараемся по мере сил и возможности обеспечивать своим лошадям максимально комфортную жизнь. Они у нас с нормальным ветеринарным обслуживанием, нормальной ковкой и мы проводим правильные тренинги. Насколько мне мои знания позволяют, мы так и тренируем лошадей. Для того, чтобы подводить их к турнирам в хорошей форме, чтобы максимально снизить риск травм связок и сухожилий. Потому что, если лошадь будет отдыхать месяц, а потом поскачет на турнире, то ей можно просто «оторвать» ноги таким способом. 

Соответственно, этого всего мы стараемся избегать, по мере возможности. Но, тем не менее, никто не застрахован. Лошадь такое существо, что она очень легко находит способ себя покалечить и убить. Она может в деннике стоять всю ночь мордой к соседу и поцарапать ее. Она может выйти в поле погулять, травки пощипать и засадить себе камень или гвоздь в копыто и два месяца потом хромать. Тут ничего не сделаешь. То есть, есть такие специальные спортивные конюшни, где лошадей вообще не выпускают. Только работа на идеальном грунте или на манеже, чтобы не дай бог она нигде не зацепилась. Ну там и лошади стоят по миллиону, два или три и так далее.

- Сколько стоит ваш конь, если не секрет?

Я ее покупал за 55 тысяч рублей. Это очень мало для лошади. Сейчас хорошая лошадь стоит от 150 тысяч рублей. Невыезженная, невыращенная  двухлетка, с которой еще два, или три года работать.

- Содержание лошади в месяц сколько стоит?

В среднем по городу, в месяц на лошадь тратится 15 тысяч рублей, это минимум. Мы спасаемся тем, что наши лошади выезжают на фестивали за деньги. Здесь интересно, что мы сами большинство фестивалей работаем бесплатно, хотя может это и неправильно уже в данной ситуации. Нужен выход на следующий уровень по организации.

- Вот и удивительно, что этот фестиваль имеет бесплатный вход.

Это, скорее, заслуга спонсоров. Этот фестиваль отдельная песня. И еще помощь комитета по культуре Санкт-Петербурга, им огромное спасибо. Палки в колеса никто не вставлял, а даже наоборот некоторые процессы ускорялись. Было в целом не так сложно, как могло бы быть. Фестиваль по организации был удачным, без каких либо глобальных проблем и сложностей.

- А какие у вас общие впечатления от фестиваля?

Да я же его не вижу. Уже лет пять не вижу, ни одного фестиваля. Судя по тем мелочам, которые я успевал замечать в процессе бегания по делам, и по отзывам зрителей. Было много всего сделано по сравнению с прошлым годом. 

Элементарные вещи, например трибуны поставлены разборные для зрителей. А трибуны это дорого. Было нужное количество санузлов, что немаловажно. Недорогая и боле-менее вкусная еда, без огромных и утомительных очередей. Вроде бы это мелочи, но они, согласитесь, создают впечатление от мероприятия. Потому что любое, даже самое великолепное зрелище может быть испорчено тем, что ты два часа стоишь в туалет, и за бешенные деньги купил себе невкусный бутерброд. Так, зачастую, бывает в театральных буфетах.

А в плане нашего выступления, я считаю, что, по сравнению с прошлым годом, мы планку подняли достаточно высоко. Не факт, что достижения должны быть самоцелью, опять же. Но, и мой обет на «тридцать курсов», и то, что в этот раз было двенадцать рыцарей, раньше точно такого не было. 

Надо отметить, что эти двенадцать рыцарей были не просто подсаженными людьми, собранными ради количества участников. Это были люди, которые не первый год этим занимаются и в целом, средний уровень их подготовки был весьма приличным. 

Другое дело, что да, нам есть еще куда двигаться в плане наращивания наземной команды. У нас очень хорошая наземная команда, на мой взгляд. Но, для двенадцати рыцарей их просто мало. У наземной команды нет и мотивации, поскольку они не выступают, не скачут на лошадях. А при этом, это должны быть абсолютные профессионалы. Те, что у нас есть, я ими очень доволен. Но, просто, хотелось бы больше людей. 

В плане рыцарей - тоже. Люди, с обычными зарплатами, выделить сразу по триста или четыреста тысяч, вкладываясь в доспехи, им сложно, плюс: тренировки и выезды. Поэтому, они собираются по мере своих возможностей. С каждым годом они улучшают свое снаряжение, докупают или дозаказывают какие-то части. Перешиваются, где-то самостоятельно, а где-то на заказ. Опять таки, в этом вопросе есть куда расти. 

Полная аутентичность недостижима, но к ней нужно стремиться по мере сил, каждый год улучшая и углубляя ситуацию посильными шагами. В этом плане можно найти много огрехов, но мы это делаем внутри себя. Основную задачу, я считаю, мы выполнили с успехом. Работа должна продолжаться.

- Помимо Питера и Москвы, откуда еще были рыцари?

Красноярск  и Ростов. 

- Красноярск, это далековато.

- Ну да, недешевый для них получился билет. 

-  Лошади тоже оттуда?

Нет, лошади были питерские и московские. У рыцаря из Красноярска нет своей лошади. А у рыцаря из Ростова, лошадь заточена под скачки. Ну, опять таки, это было бы практически нереально. Даже не по деньгам, поездка заняла бы не пять дней, а две, или даже три недели. Каждую тысячу километров пути нужно лошадь выводить, выгуливать и кормить. 

- У вас есть какие то резервные лошади для такого случая?

У нас в клубе есть четыре своих, остальных набираем по мере возможности. А в плане московских, есть очень хорошая конная база в Храброво, дядя Саша, как его называют, господин Винницкий. Он уже много лет развивает свою базу, где лошади специально заточены под реконструкцию, съемки кино и другую необычную деятельность. 

Большое ему спасибо, за то, что он привез нам лошадей. Реконструкция ему очень нравится, но он не реконструктор. Здесь нужно понимать, что конный бизнес это не прибыльный бизнес. Это тяжелый, каждодневный труд. Лошади - это всегда риск. Сегодня, ты на ней заработал, а завтра она у тебя год лечится. Его конюшня развивается, деньги он зарабатывает, и слава богу. Но это все равно изначально й

Также как и наши четыре лошади, которых мы приобрели. Они сами себя окупают, плюс, минус и хорошо. Мы не ставим себе задачи заработать на них. У нас лошадь нужна ради самой лошади. В основном и у него также. Хотелось бы отметить его лошадей и его помощь фестивалю.

У нас на фестивале присутствовал специально нанятый для этого ветврач, который контролировал состояние здоровья каждой лошади. Когда я выполнял свой обет, она контролировала моего коня каждые три, или четыре курса, можно ли ему скакать дальше. Или, мне пора менять лошадь.

- Существуют ли какие то параметры по которым можно это определить?

Частота дыхания, сердце. То, что лошадь устала, это по любому, это серьезная физическая нагрузка. Лошадь это профессиональный спортсмен и это зависит от отношения. Например: северные корейцы, они выжмут своего спортсмена до конца, вопрос только в том, что будет с ним дальше. 

А где-то врач команды скажет, что спортсмену больше нельзя выступать, потому что он сейчас может и выиграет, а потом останется инвалидом. Вот здесь была задача отсечь как раз этот момент, проверяли пульс и частоту сердечных сокращений. Они должны были остаться в норме, при весьма интенсивной физической нагрузке. 

- Вот это, как раз очень важно, внутренние моменты. Поскольку, люди, сидящие на трибунах, этого не отлеживают,  для них важна внешняя картинка происходящего. 

Я думаю, что они все таки это видели, там бегала женщина в средневековом платье и слушала лошадь. К тому же, лошадь обливали водой и все это видели.

- А расскажите подробно об этом, нашумевшем обете и с чем это было связано. Вообще, что это такое?

Скажем так, эта идея была на фестивале в прошлом году. В источниках есть упоминание, или даже много упоминаний о том, что люди вызывали друг друга на поединки. Не на три, или пять курсов, а на двадцать или двадцать пять. Но, при этом у них были совершенно иные условия. Мы показываем фестиваль и  у нас есть задача все уместить в один, или два дня. Для зрителя показать всю эпоху сразу, там и лагерь, и турниры, турнир такой и турнир сякой и прекрасных дам и сшибки. Получается очень не кислая нагрузка на всех участников. И мы показываем прежде всего определенное шоу для зрителей. 

То есть, мы делаем реконструкцию для себя и стараемся, чтобы это было интересно и для зрителей. А тогда, турниры были абсолютно иной сферой деятельности. Это, собирались олигархи, по нашим современным понятиям, богатые и влиятельные дяденьки, собирались вместе и развлекались нравящимся им способом. Сейчас это условно какие то  там охоты, ночные клубы и так далее,  а тогда, они устраивали пиры, занимаясь непотребством по ночам, а днем мерились силами. Выясняли при этом, кто из них более крутой и благородный. 

Соответственно, они не работали при этом на толпу. У них были финансы для этого. Для нас проблема сейчас одну лошадь для рыцаря подготовить и это уже своеобразный жизненный подвиг. Тогда, они имели до семи лошадей только боевых. Знатный человек приезжал на турнир, привозил с собой пятьсот человек свиты, несколько сотен лошадей и три, пять самых отборных, которые участвовали непосредственно в турнире. Это также, как и в походе, там он едет на одной лошади, а в бою пересаживается на другую и она должна быть «свежая». 

У нас, к сожалению, нет такой возможности. Это даже, где-то и финансовый вопрос, а где-то вопрос подготовки. Лошадь должна тренироваться, чтобы быть в форме, шесть дней в неделю. То есть, если у меня будет пять своих лошадей, я должен буду на них  ездить, а это уже полный рабочий день с хорошей физической нагрузкой. Либо нужно  нанимать людей, которые также будут их тренировать. 

Тогда у них были эти возможности, они «турнировали» месяцами. Скажем так, вот человек объявил турнир и к нему приехал один рыцарь за месяц. Вот он приехал в гости, и одни выходные он дерется с ним на топорах, на поллаксах, другие выходные он дерется с ним на пиках пешком, третьи выходные у них конные сшибки и так далее. Тогда, конечно тридцать, а то и больше курсов провести относительно легко. Можно и лошадей менять, можно и отдохнуть. Благородные сэры таймингом не связаны. 

 

Они дерутся, и кто-то из них говорит: «Что-то я устал», другой отвечает: « Ну, давайте передохнем, я не буду вас мучать!» Благородные рыцари, что тут еще сказать! 

Поэтому сравнивать то, что я делал здесь и то, что делали тогда - очень неправильно. Моей идеей было проверить, насколько это физически тяжело и возможно сейчас воспроизвести нечто подобное. Вот эти тридцать курсов.  

 - Тяжело было?

 Мне кажется, можно было и больше. Лошадь нет, я бы, наверное, смог. Если отдыхать. Кстати пока я отдыхал, лошадь тоже отдохнула. Например, с перерывом после каждых пятнадцати курсов в три минуты их можно пройти много. Хотя конечно это тяжело. Ближе к последнему курсу ты просто их отсчитываешь, и уже никаких других мыслей в голове нет. Мною была поставлена основная задача - провести некий, военно-исторический эксперимент. То, что это объявили рекордом, фактически так оно и есть. Спорить я не буду, и наличие бумажки, в том что я это сделал абсолютно неплохо и невредно для дела. 

 Моя идея была в том, чтобы проверить, насколько это все же возможно. Хотелось сделать, как тогда. 

 - Какой был окончательный итог? Сколько было сломано копий и другие итоги сшибок?

Никто этим не заморачивался. Я дал обет пройти тридцать курсов. Я не давал обет сломать тридцать копий. Это уже другой момент. Сколько - то я копий все равно сломал, три, плюс или минус не помню. Одного всадника выбил из седла, то есть курсы были реальными а не инсценировкой. Когда я выбил всадника, я чуть сам не улетел. 

Несколько раз мне очень хорошо ребята «зарядили» копьем в голову. Какой-то всадник тоже был с раной на лбу, но это все мелочи жизни. Мелкие травмы это часть нашего ремесла. 

 - То есть сам обет, это был исторический эксперимент?

 Да, но насколько мне известно, в современных турнирах ничего подобного не было. 

 - По поводу современных турниров, помимо России вы куда то еще выезжаете?

 Я лично, нет. Вообще, они проводятся во всем мире. Мысль такая конечно есть, но уже второй год мастер не может довести мое снаряжение до ума. А ехать куда-то, представляя нашу страну не в идеальном комплекте не хочется.

 Судя по тому, как в последнее время «сшибаются» наши московские коллеги с иностранцами и мы сами пробовали в тринадцатом и четырнадцатом году, в плане боевого духа и боевых навыков, мы вообще фавориты. Там больше думают о деньгах.

 - Без допинга?

 Наш допинг - это посиделки у костра, заряжает нереально. Нам он абсолютно не нужен в том понимании. 

Кто-то может и пытается какие то штуки пить. Я, перед пешим туром, пью энергетики. Но это скорее связано с тем, что для нас фестиваль связан с выездом, в том числе и с доездом. Я выступаю, а перед этим ночь за рулем. В итоге, пятнадцать минут сна в сутки. Сейчас мы едем на сборы в Железный град, к нашему товарищу Лукьянову. Так как все работают, мы выезжаем обычно в пятницу, а в субботу уже выступать. Ехать пять, шесть часов, а потом часа четыре ставить лагерь. По плану, часов в 6 утра мы будем на месте и сможем лечь спать. Самое позднее, часов в 9 утра должен быть завтрак у лошадей. А в 12 часов уже должны начаться выступления. 

Вот поэтому, кофе литрами и дополнительные энергетические напитки, которые доступны и не запрещены. Это скорее всего необходимость. Опять таки, для меня не обязательны определенные условия. В этом нет особой необходимости.

 - Вопрос еще в том, насколько вас поддерживает семья? Вашу жену я видела, она в составе «прекрасных дам» и сама по себе прекрасна. Насколько это общее, семейное увлечение?

 Если брать именно мою семью, то это уже вторая профессия, мы простите дату свадьбы выбирали, чтобы не попасть на фестиваль или турнир. Не то, чтобы моя жена это оценила, но тем не менее, это факт. Женились мы, я был в мундире гусара, а она была в платье с портрета Жозефины. И наши гости были одеты соответственно. По другому  никак. 

 - То есть, вы, по сути встретились …

 Мы встретились на конюшне. Были оба реконструкторами и встретились на боевой, конной тренировке.

 Продолжение разговора с Мессиром будет позже.

 

Оцените эту запись блога:
Только солдат или дурак может загнать лошадь (част...
Фотограф Карлова Светлана (Doje Lhamo)
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Гость
22.08.2017