Блоги

Творческие блоги поэтов, писателей, музыкантов, режиссёров, путешественников, актёров и других талантливых личностей!
Создайте блог быстро, бесплатно и публикуйте свои произведения!

Жучковое.

Жучковое.
Жучком вползает тишина
На потолок моей прихожей
Друзей забыты имена
И недругов забыты тоже.

И только сквозь дверной глазок,
Как через памяти преграду,
Я вновь твой слышу голосок.
Твой отголосок, Бога ради,

Не оставляй меня и ты
В закрытой этой колыбели
Среди холодной пустоты.

Ночь горло обвивает змеем.
Я висну, я почти остыл,
И я сказать "прощай" не смею.
Продолжить чтение

Картинное.

Картинное.
Плащаницу на забор закинув,
Средних лет мужчина бородатый
У ворот чеканит мяч за школой,
Дети мельтешат, идут на Киев,
Строгие, громоздкие, как даты,
Острые прищуры, что уколы,
Несерьёзному втыкая в спину.

Наслоенье облаков массива,
На массив забора и на поле,
На детей, мужчину подменяет
Многомерность. Плоскостей слои
Остаются плоскими, засилье
Дураков не устраняют школы,
Пусть хоть пять, хоть двадцать классов -- няньки
Глаз не добавляют детям. И

Я дурак иду в двумерном мире,
Словно по картине Васнецова,
Где собой одно другое давит
И не оставляет под собой
Ничего. За облаками -- пусто;
За забором -- только то, что в дырах;
За детьми отец не нарисован.
Линией пилы проходят травы,
Что последний означают слой
На котором яблоки и мусор.

То, что вдалеке, не станет больше
Маленькая точка Украины,
Как звезда пронзает горизонт
И никто не помнит, что там кроме
Этой точки, где там Киев, Боже?
Что такое Киев? Киев вынут,
На картине этой невесом.
На другой, далёкой, так огромен.

Но сбежать пытаться из картины
Деревянные мешают рамы,
Что гробы восстать из-под земли.
Тем и был отличен Буратино
От Пиноккио, не видел драмы
В дереве -- внутри не так болит.

И пока мужчина в поля кубе
Мяч пинает в небо отовсюду,
Где нас учат, что такое грубость,
Учат, что не существует чуда,

Будет Солнце восходить по-новой ,
Будет радость, будет невиновность,

Несерьезность круглая, как мяч.
Продолжить чтение

Баскетбольное.

Баскетбольное.
Ты, кто ступает навстречу свету,
Можешь не знать, что имеешь тень.
И обернуться мешает это —
Страха отсутствие — между тем:

Тень ни на шаг от тебя ни дальше,
Дольше и больше на шаг она.
Низкое Солнце размером с мячик
Для баскетбола летит с окна.

Солнце стучит по асфальту, ближе
Прыгает, тени с ума сводя.
Скоро тебя зашибет, мальчишка,
Тени не знающий, жди удар.

Скоро тебя приравняет к тени
Боли не знающий рыжий мяч.
Кляксой, оставленной на холсте, ни

Прячь себя, мальчик, от света. Свет,
Тени дарующий воскресенье,
Больше не вдарит по голове.
Продолжить чтение

Дырявое.

Дырявое.
Время нас асфальтовым катком
Приравняет к дырам на дороге,
И не важно станет, кто в каком
Веке и году был послан Богом.

Всё уйдёт на дно, но где нет нас,
Где навеки ровная поверхность,
Колесом проедется луна с
Каждым нашим годом, нашим веком.
Продолжить чтение

Подъездное.

Подъездное.
Хорошим и не пахло из подъезда,
Окурка дотлевавшая звезда
На сантиметров двадцать дальше бездну
Отодвигала от руки, туда,

Где два больших, кошачьих, желтых глаза
Торчали, как подсолнухи, во тьме;
Туда, где чувство: "не был там ни разу
И общего ни разу не имел".

На следующий этаж, этаж, что выше
Квартиры из которой покурить
Тогда на полчаса, казалось, вышел,
Тогда ещё казалось покурить.

Не сильно освещала сигарета
На ребрах лестниц виснущую тьму.
Не грело лето. И смеялись где-то
За дверью, за которой — не пойму.

Когда потухли три огня во мраке,
Я поднялся на следущий этаж.
На этом этаже стояли маки
И тишина, и темнота всё та ж.
Продолжить чтение

Пятеро. Отрывок первый.

Пятеро. Отрывок первый.

Джозеф был местным дарованием, молодым литературным талантом, харизматичным сердцеедом и просто интересным человеком. Его склонность к написанию стихов проявилась еще в ранней юности, когда он, подражая великим поэтам своей страны, пытался выразить терзавшие его чувства к своей однокласснице. Десятки написанных в стол рифмовок и строк, которые так и не дошли до адресата, множились с каждым годом обучения, а с ними множился и талант. К шестнадцати годам его стихи начали обрастать новыми темами и вопросами, волнующими душу юного Джозефа, но все равно продолжали храниться в верхней полочке его стола, скрытые от посторонних глаз. С раннего детства он был весьма открытым и дружелюбным мальчиком, который всегда был готов поделиться игрушками или какими-то сладостями, однако, стихи были единственной вещью, которой он не делился ни с любимыми родителями ни с лучшим другом – юношей по имени Генри, живущим в соседней квартире. Но в один день все изменилось, когда миссис Бёрч, матушка Джозефа, желая разобрать бардак, вечно царивший на столе ее сына, не заглянула в верхнюю полку. Сгорая от материнского интереса, она выборочно прочла некоторые из стихов и осталась в восторге. Это были не просто рифмовки, а юношеский пыл и чувственность, вылившиеся в слова, столь красивые и столь нежные, что сам мистер Бёрч, который не славился высокой чувствительностью, был тронут стихами своего сына.  Вернувшись с очередной гулянки в компании Генри, Джозеф застал своих родителей в зале. Мистер Бёрч сидел в своем любимом кожаном кресле в дальнем углу. Это был его угол. Помимо упомянутого кресла там стоял небольшой кофейный столик, на котором каждый вечер лежала свежая газета, принесенная мистером Бёрчем, и стеклянная пепельница, в которой не было ничего особенного, однако он очень ее ценил, но никто не знал почему. Также рядом с креслом стоял большой глобус, который был не только элементом интерьера, но и мини-баром. Легким нажатием на Ирландию нехитрый механизм приходил в действие, и верхняя часть глобуса открывалась. Внутри стояли шесть стаканов и полуторалитровая бутылка виски. Каждый вечер мистер Бёрч вполовину наполнял один стакан и потягивал этот благородный напиток. Миссис Бёрч в этот момент ходила вдоль большого книжного стеллажа и пыталась найти какую-то книгу. Она редко терялась в собственноручно собранной библиотеке, однако, сегодня был именно такой случай. Перебирая тонкими пальцами книгу за книгой, она настолько внимательно читала названия на корешках, насколько внимательно ее муж читал газету. И оба они не заметили, что Джозеф вошел в зал. По окончанию короткой беседы, он узнал от матери, что она по случайности заглянула к нему в стол и прочла некоторые из его стихов. Поначалу это обидело юношу, но он не умел долго обижаться на маму, особенно когда ее восторженный отзыв поддержал сам мистер Бёрч. После того вечера Джозеф начал активно отправлять свои стихи в газеты и журналы, а иногда читать их своим близким друзьям. Главным любителем творчества юноши и его моральной опорой после родителей стал Генри. И вот, уже больше десяти лет Генри всегда был рядом. Даже сейчас, когда первый сборник стихов Джозефа начал ставить рекорды продаж, принося автору крупные гонорары и какой-то намек на славу, поэт встречал новый этап своей жизни в компании лучшего друга.

Продолжить чтение

Совпадение. Глава 4.

Совпадение. Глава 4.

В это время Мане лежал в постели у себя дома и жалел о случившемся досадном недоразумении. Утром ему неожиданно стало плохо. Он проснулся раньше обычного от мучительной боли в животе и начал ворочаться. Сюзанна тоже проснулась и спросила мужа:

- Эди, что случилось? Тебя что-то беспокоит?

...
Продолжить чтение

Совпадение. Глава 3.

Совпадение. Глава 3.

Утром Моне проснулся раньше всех, он был очень обрадован вчерашней встречей и думал только предстоящем пленэре. Он считал своих самых близких друзей: Ренуара, Базиля, Сислея талантливыми и интересными художниками и безгранично уважал их, но именно Мане всегда был для него своеобразной опорой, оплотом импрессионизма. Поэтому всё утро он мечтательно размышлял, на какие темы в первую очередь хочет поговорить с Мане.

Позже, днем,  к двум часам четверо молодых людей добрались до оговоренного места. Лес находился на довольно приличном расстоянии от их района, а учитывая всё что необходимо было взять с собой: мольберты, карасик, кисти, холсты, добраться до него, не прибегая к услугам экипажа, было практически невозможно. Делить стоимость экипажа на четверых было уже не так разорительно, поэтому Моне, Базиль и Ренуар встретились с Сислеем ещё на Монмартре.

...
Продолжить чтение

Меч

Меч

Привет! Мы с Вами продолжаем вести блог, посвящённый видеопоэзии) Вновь с Вами я - и стихотворение "Меч".
Чтобы посмотреть видео, нужно нажать кнопку "Продолжить чтение". А пока - текстовая версия:


Господи,
остуди меня -
дымящегося от крови.
Господи,
не суди меня,
лучше благослови.

я - весь во рже
от боли своей,
я в мираже
слышу стальной лязг полей.
я выщерблен
в пору печальных молитв,
я оскорблен
тем, что был создан для битв.


Господи,
не суди меня,
подставь лучше плечо.
Господи,
освободи меня,
позволив не быть мечом.

...
Продолжить чтение

Грозный город

Грозный город

 

 

  

Грозный город

 

Грозный город. Терпкий холод.

Грубый профиль гордеца.

...
Продолжить чтение