joomla

Жизнь необычных людей. Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

Понравилось? Расскажите друзьям:

Индивидуалити — рубрика о людях и их увлечениях. Ведь именно увлечения определяют индивидуальность человека.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

В рамках нашей рубрики мы узнаем истории людей из самых разных областей, встречаясь с ними в уютном арт-кафе «Книги и кофе». Наш первый гость — Семён Шешев, который объездил практически всю Россию. Одно из его правил — научный подход к путешествиям: он тщательно изучает местность, в которую планирует отправиться. Но, несмотря на это, сюрпризов в любой поездке всегда хватает.

Семён в детстве жил в Ленинградской области и много ходил в лес. После переезда в Петербург родители отдали его в туристический клуб и записали в кружок спорториентирования. Через пару лет начались его первые поездки с кружком геоботаники и институтом истории материальной культуры. С 2005 года ездит сам, активно занимаясь автостопом: «Автостоп —самый бюджетный способ путешествовать. Плюс ничто не заменит автостоп в плане общения и погружения в саму среду путешествия».

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

— Что дают тебе путешествия?

— Каждое путешествие — это маленькая жизнь. И самое главное в нём — это общение и впечатления, которые ты выбираешь сам. Ты сам выбираешь, куда ехать, что увидеть. И есть ещё такой момент, как непредсказуемость путешествий. Ты планируешь, прикидываешь, за сколько ты туда доедешь… Но всегда есть элемент неожиданности, и в этом своя изюминка. Почему я получаю от этого удовольствие? Потому что, во-первых, вольные путешествия – это абсолютная свобода (свобода выбора места, перемещения, где я буду ночевать, что делать) и, во-вторых, это впечатления. Таких впечатлений, как от спонтанного путешествия, не получишь ни в одном туре.

Ты видел людей с самым разным жизненным укладом и с самых разных уголков России. Расскажи, какие тебя больше всего поразили?

— Впечатлили люди на Севере и на Дальнем Востоке. Их можно объединить в одну категорию людей, которые живут в местах, где жить трудно. Эти люди самые честные, самые открытые, и если ты такой же, то они принимают тебя с распростёртыми объятьями, всегда помогут… На Крайнем Севере очень красивая природа и очень красивая душа у людей, я бы так сказал.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

— Назови три места, в которые было особенно сложно попасть, поездки, которыми ты реально гордишься.

— Первое место, которое приходит на ум — это Чечня, хотя в неё относительно легко сейчас попасть. Но дело в том, что хоть сейчас никаких военных действий там нет, но до сих пор очень много ходит военных, милиции, всяких спецслужб… И на границах республик стоят посты, на которых активно проверяют документы. В общем, чревато это всё последствиями. Но мне опять повезло, потому что меня подвозил человек, который лично знает Кадырова и работает в дирекции компании, которая строила олимпийские объекты. Поэтому один звонок в Грозный — и нас пропустили. А у меня как раз какого-то штампа в паспорте не было, и меня хотели задержать. Когда я туда приехал, они посмотрели по своим записям и сказали, что я 20-й человек, который попал туда после войны. Это было в 2010, что ли, году. Сейчас, конечно, больше народу ездит.

Второе место — это Крайний Север. Я был в Ненецком автономном округе. Попасть туда довольно легко, но это требует определённых навыков, а также неограниченного запаса времени, потому что там нет автомобильных дорог. Перемещаются на вездеходах, снегоходах, оленьих упряжках, ну и по воздуху, на вертолётах и кукурузниках. Там просто снежная равнина, тундра, на которой направление размечено пустыми бочками из-под топлива. Бывает, что можно несколько дней торчать в посёлке и ждать, пока кто-нибудь приедет. Тогда я 1000 км проехал за месяц, в то время как из Питера до Нижнего Новгорода можно доехать за день.

Третье место — это Республика Тыва. Туда тоже легко попасть, но это сложное место, особенно западная часть Тывы, потому что местные жители отличаются довольно крутым нравом. Например, если корова сбежала, думают: ну, наверно своровали, — берут ружьё и идут разбираться. Меня там подвозил местный следователь и говорил мне: я тебя спасу, я тебя отсюда увезу. И увёз меня в Кызыл. У него травматический пистолет, табельное оружие и вдобавок под водительским сидением здоровенный такой полуметровый тесак. Я спрашиваю, а зачем это? Отвечает: «Ну, представь себе, у меня повредился двигатель посреди степи, я остановился. Вдруг, откуда ни возьмись, появляются люди на конях с дробовиками, начинают кружить вокруг. Я выйду, пульну несколько раз в воздух, и они разбегутся».

Вот так, сложновато в таких местах. Я всю Тыву проехал с запада на восток, то есть мы со стороны Хакасии сначала один перевал переехали до Ак-Довурака, потом оттуда до Кызыла и обратно в Хакасию. В западной Тыве меня два раза ограбили, но там настолько красивая природа, что ощущения нивелировались. Там есть, конечно, и добрые люди. У одного такого я ночевал. Потом тот самый следователь сказал, что за ту ночь произошло 18 убийств. На самом деле, если хочется полюбоваться степями, то лучше ехать в Калмыкию: это и ближе, и безопасней. Но всё-таки Тыва того стоила. Когда-нибудь я туда вернусь.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

— Встречались ли тебе места, в которых ты бы хотел остаться?

— Есть места, в которые я бы хотел вернуться. А остаться… Я считаю, что пока рановато говорить об этом. Когда мне будет лет 70, и я захочу где-то остаться, скорее всего, я останусь в Ленинградской области. Потому что я здесь вырос. Многим современным людям всё равно, где жить; они говорят: поеду в Москву, за границу… А я душой прикипел к этому краю, чувствую своё духовное родство с этими местами. Иногда даже путешествуя по России, скучаю по родным местам.

Вернуться… Алтай, Байкал, Причерноморье, Север, Онежский полуостров, Хабаровский край… Вспоминая Сибирь, под Красноярском есть такое место — Столбы, там я не был. Хотя у меня было три возможности там побывать. Но первый раз там был медведь. Когда мы ехали с Дальнего Востока обратно и гостили у друзей, медведь там всё ещё шатался. А в третий раз я побывал там проездом и очень спешил. А вообще, чудесно там походить, посмотреть. Это такой национальный парк, там большие скалы, скалолазные маршруты на них, с конца XIX века по ним лазают. Тогда даже не было такого слова — «скалолазание», было слово «столбизм». На территорию заповедника сейчас ходить нельзя, а вот там, где отроги скальные, можно полазать. Туда уже два века ходят эти столбисты, и на самых популярных местах они построили избушки. Там можно познакомиться с людьми, переночевать. А палатки ставить нельзя.

Ещё один принцип моих путешествий — когда я куда-то еду, я не смотрю всё сразу. Я оставляю чуть-чуть на потом, чтоб был интерес вернуться. Я 5 раз был в Хибинских горах, 2 раза на Урале, 6 раз в Причерноморье (Таманский полуостров)… Но ни разу, кстати, не видел грязевые вулканы, самое уникальное оставил на потом.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

Какое путешествие было самым долгим?

—131 день. До Сахалина и обратно.

— Заставал ли ты когда-нибудь катаклизм?

— Было несколько раз что-то подобное. Например, в 2004 году, во время экспедиции на Таманский полуостров, я видел смерч на Чёрном море. То есть образовалось мощное такое завихрение воздуха, дошло до воды, и вода из моря по такому хоботу ушла вверх, в небо. Я вот эту штуку видел. Она прошла где-то в полукилометре от лагеря. Шла сначала по морю, потом по песку, потом обратно — в море, а потом развалилась. Было довольно впечатляюще. Ну, и потом… погода эта. Дело в том, что на Севере поморы, когда идёт лютый снег несколько дней, называют это «погодой»: «Погода пришла». И вот, как-то раз, когда мы ездили в заполярье, увидели эту самую погоду. Приехали в один посёлок, искали, где переночевать. Метеоролог с аэродрома нам сказал: давайте я вас отвезу в свою охотничью избушку, переночуете, а завтра я за вами заеду. Ну, мы поехали. Наутро чувствуем: что-то не ладно. Какая-то такая погода, что избушку шатает. Я выглядываю в окно, а там ни неба, ни земли не видно, сплошное молоко. Стоявшие в 20 метрах от избушки деревья не было видно! Снег, ветер завывает… Конечно, мы никуда не поехали. Я только периодически выходил из избушки, вырывал из снега чурбачки, рубил на дрова и топил. И вот мы трое суток ждали, когда всё стихнет. За это время выпало примерно полтора метра снега, местами и выше. Следы, естественно, замело, но я, наслышавшись историй об этой погоде, записал трек на навигатор, как нас везли от аэродрома до избушки. И мы по этому треку шли обратно. Медленно очень шли, по грудь снега было. Пока шли, метеоролог нас догнал, сказал, что не мог за нами приехать, ведь у них в такую погоду никто из дому не выходит.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

— Наверняка из разных поездок ты привозишь трофеи. Расскажи о парочке из них.

— В основном, я привожу книжки из путешествий. Правда, я их не совсем привожу, а отправляю по почте. Просто я не люблю обременять себя какими-то вещами, я предпочитаю впечатления и фотографии. Как сказал Снусмумрик из книжки «Муми-тролль и комета» (ну раз уж мы сидим в разделе детской литературы, само собой напросилось): «Жизнь страшно осложняется, когда хочешь обладать вещами, носить, держать их при себе. Вот почему я только смотрю на вещи, а когда снимаюсь с места, уношу их в своей голове. По-моему, это куда приятнее, чем таскать за собой чемоданы».Примерно такая же философия и у меня.

Существует мнение, что прежде, чем путешествовать по миру, лучше сначала объездить свою страну. Поддерживаешь?

—Я как раз предпочитаю объездить сначала свою страну, а потом уже другие. Потому что после, когда я познаю всё многообразие своей страны, я смогу описать это при разговоре с другими людьми за границей. Ведь, как это ни странно, есть действительно подтверждённый факт, что существуют в Америке такие граждане, считающие, что Россия — это Питер, Москва и ещё что-то там, а всё, что за Уралом — это сплошная тайга и парочка городов, и там медведи по улицам ходят. Действительно, стереотипы — вещь страшная. И я думаю, если б я не путешествовал и поехал из Питера, например, в Финляндию, и меня спросили бы про Россию, я рассказал бы ненамного больше этих американцев. Надо знать свою страну.

— Что в твоих планах теперь? Куда собираешься?

— Мой ум будоражит Камчатка. Потому что она богата уникальными вещами. Долина гейзеров, вулканы. Курилы и Камчатка – единственные места в России, где есть действующие вулканы. На Южных Курилах есть дикорастущий бамбук. Там можно идти по лесу, и тут — бам! — заросли бамбука. Я такого не видел. Вообще именно приморская тайга в этом плане увлекательна. Дело в том, что раньше там был другой климат, тёплый, а после ледникового периода он поменялся. Поэтому там растут широколиственные породы вперемежку с хвойными. Это самая необычная тайга. Плюс это единственное место в России, где живут леопард и тигр. А насекомые там вообще ни на что не похожи, там живёт самая большая бабочка России, махаон уссурийский. Ещё, поскольку эти места когда-то были во владениях Японии, там есть японские здания, японские узкоколейные железные дороги, по которым до сих пор ездят японские поезда.

— Применяешь ли ты во время путешествий какие-нибудь обряды, приметы?

— Ну, у меня лично есть такая привычка: когда я прихожу в лес, я его приветствую, а когда собираю палатку и ухожу, я говорю «спасибо» этому месту. Есть ещё некие правила, составляющие кодекс чести путешественника, я бы его охарактеризовал фразой «Соблюдать чистоту пространства». Это не только в физическом плане, но и в духовном. То есть, как бы это банально ни звучало, делай добро, и оно вернётся.

Семён Шешев в рубрике «Индивидуалити»

Книга: «Дерсу Узала» и «По Уссурийскому краю» В.К. Арсеньева.

«Мою неокрепшую детскую психику (я прочитал их в 10 лет) поразили описания экспедиционного быта, эти тяготы. Я влюбился в это всё и подумал: хочу так же! А ещё я, как и Арсеньев, начал вести дневник, и веду уже с мая 2002, каждый день. Накопилось уже 17 кг изданий. И это очень полезный и интересный опыт».

«Занимает у меня первое место по перепросмотрам, могу смотреть его бесконечно».

  • Песня: советская про Геологов.

«Ну, вот эта, где

«Ты уехала в знойные степи,

Я ушел на разведку в тайгу…»

Беседовала Елизавета Дземяшкевич, фотографировал Кирилл Волженкин. Фото из путешествий предоставлены Семёном Шешевым.



Портал Субкультура