joomla

Электрические Партизаны: «Частица анархии должна быть в каждом». Юбилейное интервью. Часть I.

  • Автор: Надежда Дроздова
Понравилось? Расскажите друзьям:

   В этом году Электрические Партизаны отмечают юбилей: группе исполнилось десять лет! Звёздный состав и «дно независимости» - это один из вариантов, как можно охарактеризовать коллектив. Электрические Партизаны знают, что свои песни им есть до кого донести, поэтому все эти годы они шли на контакт со своими слушателями. Журналисту портала SUBКУЛЬТУРА удалось пообщаться со всеми музыкантами коллектива. В первой части юбилейного интервью Дмитрий Ковалёв (гитара), Дмитрий Друмов (бас) и Михаил Нефёдов (заведующий ударными, в прошлом – барабанщик Алисы и один из её основателей) расскажут о своей публике, анархизме, любимых песнях и поделятся планами на грядущее десятилетие.

Электрические Партизаны: «Частица анархии должна быть в каждом». Юбилейное интервью. Часть I.

 - Когда и как вы попали в группу?

Дмитрий Друмов: Через Дениса Курылёва (прим.автора: младший брат Вадима Курылёва). Мы играли в одной группе, а потом он пригласил меня попробовать сыграть в Электрических Партизанах.

Дмитрий Ковалёв: В группу я попал в 2004 году. Поспособствовал этому Михаил Нефёдов. Я уже давно знаком с его сыном Лёшей, приходил к ним в гости, где мы играли на гитарах. В один прекрасный день мне позвонил Михаил: «Дима, ты же играешь, вроде, на гитаре? А нам сейчас нужен второй гитарист. Не хотел бы ты попробовать с нами поиграть?». Честно говоря, я подумал тогда, что это на какое-то короткое время, пока Вадим не найдет кого-то более опытного. Однако, скоро уже десять лет, как я участвую в этом коллективе.

Михаил Нефёдов: Я начал с Вадиком играть ещё до своего ухода из Алисы. Это 2003 год. Когда Вадик сказал, что 10 лет группе, я сразу прикинул, что уже 10 лет не играю в Алисе, оказывается. У меня такие ассоциации. Это было хорошее время. Я часто об этом вспоминаю и ничего плохого сказать не могу. Часто даже сны снятся, где музыканты старые мои. Я иногда жалею, что покинул группу. Я играл там 20 лет, стоял у истоков этой группы, создавал её со Славой Задерием. Это моё детище, поэтому мне обидно и больно, что я остался за бортом этой группы не по своей воле, так скажем. Хотя, это был мой выбор уйти…

- Что изменилось в группе с вашим появлением?

ДК: В группе в тот момент изменилось многое, но произошло это не только и не столько с моим появлением. В это же время в группу пришёл Глеб Султанов, который занимался у нас организацией концертов в Москве и области, и у группы появилось название Электрические Партизаны. Эти три фактора как раз по времени совпали.

ДД: Количество молодых участников увеличилось в два раза. Таким образом, стало нас двое надвое. А это уже сила!

- Вы все играете в разных коллективах (помимо Электрических Партизан). В каких?

ДК: Второй основной для меня коллектив – Данила Master. Ну, и ряд сессионных проектов… В каждой группе, в каждом проекте я нахожу для себя и отмечаю какие-то важные моменты: к примеру, в группе Электрические Партизаны – сотрудничество с такими большими музыкантами, как Михаил Нефёдов, Вадим Курылёв, Роман Невелев, Павел Борисов, Сергей Летов… Это коллосальный музыкальный опыт, знания, которые от этих людей подчерпываешь. Разумеется, это не главная и не единственная причина, по которой я играю с Вадимом. А вот в группе Данила Master другая история: у нас сейчас сложился такой коллектив, в котором мы все стали друзьями. В Электрических Партизанах такого нет. Может быть, в силу разницы в возрасте меня и других участников – я всегда был одним из самых молодых в группе. В Данила Master мы все примерно одного возраста. Все мы, конечно, со своими характерами, тараканами, но это нам не мешает очень плотно общаться вне сцены и вне группы.

Дмитрий Ковалёв

ДД: Сейчас я почти нигде не играю. У меня есть барабанщик, с которым мы записываем ту музыку, которую я придумываю. Группа пока без названия. Мы собираемся вдвоём и записываем мои наброски, которые я несколько лет накапливал… Потом это скорей всего переродится в трио, будет видно. Это будет инструментальная музыка.

С Партизанами я стал приобретать новый опыт. Сама концепция мне интересна. Я во многом поддерживаю идеи Вадима Курылёва борьбы с несправедливостью. Я не буду говорить, что я анархист или я хочу стать анархистом. Я выцепляю себе близкие мысли и решаю для себя – подходит это мне или нет. Во многом мне это подходит. Я считаю, что это правильное направление. Поэтому я с Вадиком до сих пор сотрудничаю.

Мне интересно развиваться во всех музыкальных направлениях. Я бы с таким же удовольствием развивался в джазе, рок-н-ролле. В жизни с музыкой любой опыт я приветствую и за него стараюсь цепляться.

МН: С Вадиком мы постоянно вместе. Мы с ним играем в группе Разные Люди. Ещё у нас был проект с ним и Сашей Ляпиным – Feedback. Практически во всех проектах, где участвует Вадик, участвую я. С ним мы играли в Дубах-Колдунах, если помните такую группу.

- Что вы думаете насчёт названия группы - Электрические Партизаны? Не ломается ли язык, когда произносите это название?

ДК: Язык не ломается, хотя название достаточно длинное и многобуквенное, что не очень удобно в плане надписей на афишах. Но при этом запоминающееся и легко ассоциирующееся, в чём его, наверное, главная прелесть и ценность.

ДД: Название, на мой взгляд, отлично отражает концепцию группы. Язык немного ломается, но в то же время это привлекает внимание: для любой группы это хорошо.

МН: Его придумал Вадик Курылёв, лидер группы. Хорошее название.

- Есть у Электрических Партизан традиции?

ДК: Пожалуй, нет. Скорее всего, не создавались внешние и внутренние условия, чтобы появлялись какие-то традиции. Мне кажется, все эти вещи появляются, когда группа много находится в поездках, турах из города в город. У нас концертов не так много, поэтому и традиций не появлялось.

ДД: Есть традиция исполнять «Мою оборону» в заключении почти всех концертов.

- А что вы можете сказать о публике Электрических Партизан?

МН: Её очень мало, к сожалению. Для меня это парадокс потому, что в принципе мы хорошо играем: и песни интересные, и музыка хорошая. И не понятно, почему люди не ходят. Я не знаю, от чего это зависит. Народ ходит только на стадионные группы. Ходят эти люди не музыку послушать, а пофанатеть в толпе. Они видят кумира: всё, им больше ничего не надо. Им не важно, кто играет с лидером на сцене: Петя, Сеня или Коля. Абсолютно наплевать.

Михаил Нефёдов

- Андеграундная публика и публика стадионов – в чём их отличие?

МН: Клубная публика слушает музыку и то, что происходит на сцене. Публика стадионная смотрит только на «попку», которая скачет по сцене. Ей наплевать, что люди играют. Главное – идол стоит на сцене. Они о музыке вообще не думают и не знают, что такое музыка. Они знают, что такое кумир. Стадионная публика – это не публика, а толпа. Так же как фанаты зенитовские, которые футбол не смотрят абсолютно. Они приходят поорать. В толпе они себя чувствуют лучше. То же самое происходит на стадионах.

- Несмотря на то, что публика у вас небольшая, можно отметить её постоянность. Многие люди приходят на партизанские концерты по нескольку раз в год, чуть ли ни на каждый концерт. Чем ты можешь это объяснить?

ДК: В любой группе, какое бы количество поклонников она не насчитывала, всегда есть определённый процент из этого числа, который будет ходить на все мероприятия, связанные с этой группой. Это нормально и вполне естественно, когда нравится творчество и не хватает живого общения с музыкантами. Другой вопрос, что за десять лет сменился контингент слушателей, постоянных зрителей. Не осталось практически тех людей, которые ходили на группу десять лет назад. Количество зрителей на концертах осталось примерно то же, а лица в зале поменялись практически полностью. Впрочем, и мы не стояли на месте всё это время: стали играть более жесткую музыку, политическая направленность песен постепенно сменила философскую. Это нормальный процесс.

ДД: Считаю нашу небольшую аудиторию активными людьми, которые предпочитают наслаждаться живым звуком и энергетикой, а не сидеть Вконтакте. К тому же, со многими ребятами мы знакомы лично, поэтому каждый концерт это ещё и отличный повод увидеться и пообщаться.

- Какие выступления Электрических Партизан вам запомнились, понравились?

ДК: Трудный вопрос. Мы сыграли достаточно много концертов, причем, совершенно разных по формату: фестивали, клубные мероприятия, телеэфиры... Конечно, больше запоминаются события масштабные, но и в маленьких клубах бывали концерты, которые врезались в память и о которых приятно вспомнить. Тут хочется отметить такую вещь: основными городами для концертов у нас являются Петербург и Москва. Так вот московские концерты лично мне запоминаются лучше, поскольку публика на них себя ведет более естественно, раскованно. Это очень важно для музыканта, особенно в рок-музыке. В Петербурге наши концерты больше напоминают лекцию: все стоят, внимательно слушают, фотографируют, кто-то даже что-то записывает иногда. В Москве концерты проходят как-то радостнее, что ли.

ДД: Я запомнил для себя гастрольный тур на Украину три года назад. Мне понравилось! Мы объехали, по-моему, пять городов, и для меня это был интересный опыт. Я увидел андеграунд Украины и понял, что он не особо отличается от наших клубов. Но своя атмосфера там есть: сало, вино…

- Какие песни в репертуаре Электрических Партизан вы выделите и почему?

ДК: Выделить можно много песен. Просто некоторые из них больше нравится слушать, а некоторые - играть. Лично мне, конечно, больше нравится материал времён альбомов «Ингерманландия», «Контакт». С последнего альбома выделил бы песни «Право на смерть», «Разные люди». Они достаточно сложные по исполнению, но интересные и для исполнения, и для прослушивания. Из прочих - «Звезда и автомат», песня, которую всегда хочется играть. Песня очень заводная, ритмичная, и её очень хорошо воспринимает зал. Мне нравятся энергичные песни, быстрые и скоростные, но при этом мелодичные.

ДД: Инструментальная и смысловая нагрузка – это «Звезда и автомат» и «Протестуй и сражайся». Потому это и хиты, что они нравятся в первую очередь музыкантам, участникам группы. Когда участники очень сильно заведены, играют с тройной силой, то песня неизбежно становится хитом. Всё идёт от музыкантов.

- Последние альбомы Партизан революционны и радикальны, главная тема многих песен – анархизм. Хотелось бы узнать, что вы думаете об анархии?

ДК: Для меня теория анархизма хороша, но как идеал. Это идеальное политическое устройство, к которому мы все должны стремиться. Но я, к сожалению, реалист. Человечеству по природе своей построить такой политический строй не удастся, к сожалению большому. Анархизм подразумевает справедливость, равенство, честность… а от людей нечестных, корыстных человечество вряд ли избавится когда-либо. Анархизм – идеал, на который полезно ориентироваться применительно к собственной морали. Если каждый из нас будет рассуждать и действовать как анархисты, это пойдет только на благо обществу. Но к возможности построения анархизма даже в отдельно взятом государстве я отношусь скептически.

МН: Я и не за, и не против. Я лояльно отношусь к анархизму. Главное, чтобы в семье всё было хорошо.

Сейчас, на самом деле, переход уже закончен. Начинается отступление в обратную сторону: будет лирика вместе с анархией и психоделикой. Мы хотим дальше в таком сплаве развиваться. У Вадика очень много хороших песен, лирических и не только. По большому счёту, в нашей стране мало кто играет хорошую музыку. Можно по пальцам одной руки пересчитать. Мне Tequilajazzz в своё время нравились. Диму Ревякина я люблю.

ДД: Я думаю, что частица анархии должна быть в каждом.

Дмитрий Друмов

- Подводите ли вы черту этому десятилетию, или у вас своя шкала измерения?

ДД: Я не веду никакой шкалы. Для себя я отмечаю, что в этом жанре у меня лучше получается развиваться как инструменталисту.

МН: Я даже не знал, что столько лет группе. Для меня это было удивлением.

ДК: Десять лет для группы – это вообще много! Множество групп «сворачивают лавочку» уже в первые 3-5 лет. Хотя, конечно, нужно смотреть историю группы, как она развивалась. Например, группе Данила Master не так давно исполнилось 10 лет. Но активная фаза жизнедеятельности проявлялась в первые годы, потом было затишье на протяжении 5 лет. Сейчас опять активно работаем.

Электрическими Партизанами за те же 10 лет проделана серьёзная работа. Честь и хвала Вадиму за то, что он столько лет «тащит» всю эту историю и продолжает писать музыку, собирать коллектив, верить, что можно что-то сделать, давать концерты. Юбилей юбилеем, но ничего не меняется: нужно продолжать играть концерты, писать альбомы.

- Что вы ждёте от группы в следующем десятилетии, и чего ждать нам, слушателям?

ДК: Лично мне хотелось бы играть больше концертов. Поездить по городам. Еще надеюсь на постепенный ввод в концертный репертуар песен из старых альбомов, уже даже подзабытых. Песни очень сильные, я ощущаю, что многие слушатели по ним соскучились.

ДД: Мы будем продолжать своё дело: доносить свою мысль, нести её в массы, как можно больше людей привлекать. Я думаю, здесь других вариантов больше нет.

МН: Планов мы не строим. Я не загадываю дальше, чем на месяц. Загадывать – неблагодарное дело. Человек предполагает, а бог располагает.

Во второй части юбилейного интервью на вопросы портала SUBКУЛЬТУРА ответит лидер группы Вадим Курылёв.

 
Беседовала - Надежда Дроздова.
Фото - Андрей Мо.


Портал Субкультура