joomla

Вячеслав Никаноров (группа "Ангел НеБес"): "Мне интереснее людские души, чем политика".

  • Автор: Анна Комаревич
Понравилось? Расскажите друзьям:

   26 января в клубе «Космонавт» группа «Ангел НеБес» отыграет большой сольный концерт, посвящённый сразу нескольким значимым событиям. Музыканты презентуют новый альбом «Я играю в войну…», отметят пятилетие петербургского творческого периода, а так же поздравят с днём рождения солиста Вячеслава Никанорова и барабанщика Евгения Трохимчука.

   В преддверии знаменательного события, портал SUBКУЛЬТУРА пообщался лидером группы. Вячеслав рассказал нам о своих ближайших планах, обсудил итоги пятилетнего творчества, а так же раскрыл некоторые секреты, связанные с предстоящим концертом.

 

 

- Вячеслав, расскажите, пожалуйста, о новом альбоме.

- В последнее время было написано много «боевых» песен, и я решил назвать альбом «Я играю в войну…», и включить в него 14 треков, которые бы отражали его характер борьбы.

- А что это за борьба?

- Это борьба с самим собой, со своей неопределённостью, нерешительностью, слабостями. И с внешним миром, в котором мне тоже многое не нравится.

- Что, например?

- Я человек очень чувствительный, и мне может не нравиться, например, когда я вижу, как в метро бабушка милостыню просит. Мне от этого становиться не по себе, потому что я не понимаю, почему наши руководители так много говорят о каких-то новых технологиях, об экономических связях с внешним миром, но не могут навести порядок у себя в стране. И такие моменты меня сразу задевают. Нашим пенсионерам и так не сладко жилось, уж можно было их на старости обеспечить… Это как пример. В основном, конечно, речь в альбоме идёт о борьбе с самим собой. Ещё мне не нравятся люди, которые льстят, люди, которые лгут, не нравятся лицемеры. Меня ведь окружает огромное количество людей, и я всё это вижу. Я стараюсь не принимать это близко к сердцу, но могу вот так остро спеть про что-то или про кого-то. Но в основном я стараюсь петь только о своих терзаниях, мучениях, переживаниях. И если это нравится другим людям, то хорошо, значит, я не зря это делаю, я не один такой.

- Сейчас многие рокеры пишут на остросоциальные темы, - вас не тянет?

- Нет, не тянет. Несмотря на то, что я сейчас озвучил одну из проблем, которых много в нашей стране. Я не понимаю этого. Если кто-то может предложить что-то лучше, выдвинуть какую-то программу или идею, то это одно. А сейчас пишут большей частью  «голо» и, по моему мнению, немного тупо, не предлагая ничего взамен. Я интересуюсь политикой, так сказать «в теме», и меня писать совсем не тянет. Я не вижу чего-то сверхъестественного, против чего надо вставать, бунтовать. Наоборот. Всё моё детство прошло в разваленные 90-е годы, и что сегодня Путин сделал со страной, при всех его недостатках, при всём моём неоднозначном к нему отношении, я считаю, что он совершил подвиг, и сегодня мы живём во вполне нормальной стране. Хоть и не без косяков, но ни одно государство не строилось за 20 лет. Дышать дают, петь дают, говорить дают. Меня больше интересуют мои внутренние терзания, проблемы и переживания, философия, то, что происходит в людских душах. Я очень люблю общаться с людьми, находить новые знакомства. Меня окружает большое количество людей, я много читаю, особенно русских классиков. Мне интереснее людские души, чем политика.

- А со времён альбома «НаКрыло» (альбом 2012 года) эта философия как-то  изменилась?

- Я ещё больше окреп в своей вере. Если в альбоме «НаКрыло» я ещё мог позволить себе какие-то резкие высказывания, например, «может быть, я отрекусь, там, где меня причащали», то в новом альбоме таких резких слов нет, направление моей веры более упорядочено. Но это совершенно другой альбом, их трудно сравнивать. Альбом «Я играю в войну» боевой, он зовёт тебя идти бороться, сжимать кулаки – ни в коем случае не бить по лицу, но идти вперёд, не опускать руки. А «НаКрыло» - это скорее рассуждения, философия.

- Может, есть и такие песни, которые теперь слушаете и думаете «это не я»?

- Такого, чтобы «не я» нету. Есть такие, от которых я уже далёк, но «совсем не я» - таких нет. Это же я, я заново не рождался, я помню те чувства. Есть песни, которые сильно приелись, но петь надо, потому что хит, или потому что люди просят эту песню. Их уже поёшь на автомате, а не душой, удовольствие от этого не получаешь. А я так не люблю, я хочу, чтоб душа прям горела, когда песни исполняешь. По-разному бывает. Иногда такие хитовые песни надо спеть, только чтобы люди поняли, что за группа, и это вообще ужасно. А когда ты поёшь, и с тобой хором поёт огромный зал – это совсем другое ощущение, тебе обратно возвращается энергетика, и тогда петь очень приятно.

- А есть, наоборот, любимые песни?

- Конечно. Одно из событий, к которым приурочен мой концерт – это мой день рождения. Мне исполняется 33 года, и для меня, как для верующего человека, это очень важный возраст. Когда я выбирал песни для концерта, то в первую очередь брал те, которые мне близки духовно. Это такие песни как «Ангел небес», «Дорога к дому», «Также и не был», «Спасибо опустившим с небес», «Странные песни». Из нового альбома это «Я играю в войну», «Дожди»», «С низ хождение». После долгого перерыва прозвучит песня «Стон» - немножко открыл секретов вам.
 

- Вспоминая альбомы, хочется спросить, где же потерялся «Идиотрока. Том 2» (альбом 2010 года назывался «Идиотрока. Том 1»)?

- Он не потерялся, я думаю, это будет следующий альбом. Просто всему своё время. Когда я написал много песен, связанных одной духовно-философской концепцией, то я посчитал правильным выпустить именно альбом «НаКрыло», оставшись честным и перед собой, и перед своей публикой. Сейчас получился блок боевых песен, и решил выпустить «Я играю в войну». Сейчас я абсолютно настроен следующим альбомом выпустить «Идиотрока. Том 2». Уже практически составлен трек-лист альбома.

- В альбоме «Я играю в войну» кроме новых песен есть и старые, которые обрели новое звучание. Планируете и дальше «реанимировать» старые песни?

- Да, изменились песни «Везде туман» и «Гулял», а «Верный строй» раньше был записан только в акустическом варианте. Новые люди, с которыми я стал играть в Питере, придали песням другую музыкальную окраску, и песни приобрели, можно сказать, вторую жизнь. Поэтому я решил их записать. Может и будем. Я бы очень хотел заново записать «Спасибо опустившим с небес». Она и так красиво получилась, по моему мнению, в самом первом, ещё тульском альбоме, но я бы хотел её записать с привлечением оркестровых инструментов. Хотел бы также переписать песню «На рассвете», хоть она и не вошла ни в один альбом, но гуляет в сети. Если в наших новых программах я буду возвращаться к старым песням, и это возвращение будет хорошо воспринято, то почему бы их и не записать в новом виде. Я не из тех, кто любит повторять «из песни слов не выкинешь». У меня - выкинешь. В 18 лет в песне «Туман» я пел «вокруг только куча говна», а теперь в свои 33 года пою «вокруг только образы сна». У меня многое в голове поменялось за эти годы, и я не хочу так петь не из-за плохого слова, а потому что больше так не думаю. Сегодня я отчасти живу в своих снах, мне снятся последнее время какие-то невероятные сны. Поэтому для меня эта фраза, которую я заменил, абсолютно честна. И я действительно не думаю, что «вокруг только куча говна».



- Расскажите, пожалуйста, о фильме, в котором сейчас играете.

- Это фильм режиссёра Серёжи Соколинского, мы с ним работали вместе над его предыдущим фильмом «Прекрасное завтра», это была моя пробная роль, и его пробная режиссёрская работа. Мы, конечно, считаем, что не всё тогда получилось, да и как оно могло получиться, если два таких профана решили снять кино. Но, главное, что попробовали, Серёжа многому научился за тот период съёмок и теперь подходит более профессионально. Я не до конца понимаю, что это в итоге будет, но это такая чёрная комедия. Называется фильм «В активном поиске». Там снимаются и профессиональные актёры, Баширов, и Гаркуша, и другие рок-музыканты помимо меня: Алексей Горшенёв, Илья Чёрт. Не знаю, что из этого получится, но в отличие от прошлого фильма, когда я не знал, что делать, здесь у меня чёткая роль. Я играю такого безбашенного журналиста, который пристаёт ко всем с вопросами. Мне нравится моя роль, я сейчас стараюсь в неё воплотиться. А там уже будут зрители судить.

- Ваш концерт, помимо прочего, посвящён пятилетию в Петербурге. Пять лет – серьёзный срок?

- Да, пять лет – это солидная дистанция. Они пролетели очень незаметно. Если к этим пяти годам прибавить ещё два года тульского периода, то получается, что группе уже семь лет. Наша группа долго и мучительно не могла обрести постоянный состав, и тем приятнее, что именно в Питере это получилось. Конечно, некоторые изменения происходят, но они не такие глобальные, как те, что происходили в Туле и Новомосковске. Я взял тогда очень высокий ритм, и музыканты просто не успевали за этим ритмом: кому-то надо было учиться, кому-то работать. Сейчас нам хоть что-то перепадет, а тогда это было только за идею, музыканты менялись один за другим, а с ними приходилось менять и программу. Сейчас есть стабильность, хотя в этом году из-за смены барабанщика, получилось всё немного скомкано. Эти пять лет питерского периода подняли группу на совершенно иной уровень. Это и ротации на «Нашем Радио», и выступление на «Нашествии» и на многих других крупных фестивалях, и премии, и большие залы, и, самое главное, преданный фан-клуб. Это небо и земля по сравнению с тем, что было пять лет назад, когда мы только переехали. Первый свой сольный концерт в Санкт-Петербурге группа «Ангел НеБес» сыграла в сентябре 2009 года в Доме молодёжи «Форпост» на Выборгской, - там есть небольшой актовый зал человек на сто. По билетам пришло человек 66, и приглашённых человек 15. Естественно, никаких афиш, ничего вообще, кинули инфу ВКонтакте, тот привёл друзей, этот… Прошло пять лет, и мы играем концерт в самом престижном клубе «Космонавт». Вот такая разница. Это была дистанция с очень большими барьерами, которые приходилось преодолевать, перепрыгивать. Надеюсь, что мы её преодолели. Останавливаться не собираемся, надо выйти победителями.

- Не жалеете, что предпочли Санкт-Петербург Москве?

- Да нет, конечно. Если бы за те пять лет, что я Петербурге, я бы увидел хоть одну достойную московскую группу, которая бы стрельнула, то я бы понял, что в Москве ещё жив рок-н-ролл. А всё что я вижу, так это то, что от рока там ничего не осталось, хоть и не хочется москвичей обижать. Все пытаются косить под западные группы, что-то выдумывать, надумывать, хотят на кого-то быть похожими. А бывает, и такие группы встретишь, что бред полнейший, слушать невозможно ни тексты, ни музыку. Я не знаю, в каком направлении движется московская рок-музыка, но в Питере она движется в нормальном направлении. Так что я ни о чём не жалею.

- Нормальное направление – это какое?

- Честное, искреннее. Когда ты выходишь на сцену, как на последний бой, и полностью себя на этой сцене оставляешь. Когда ты поёшь о том, что действительно льётся из твоей души, поёшь как дышишь – вот это, наверное, нормальный рок-н-ролл. В Питере, правда, тоже хватает групп, которые пытаются что-то надумать, под кого-то подкосить, ориентирующихся на Запад. Я уже несколько лет помогаю организовывать фестиваль «Окна открой», и последние фестивали показывают, что всё меньше остаётся групп, которые несут какую-то идею. А мне кажется, что идея – это самое главное.

 

- Пять лет назад вы бросили успешную карьеру, работу и уехали в Петербург. Как вы считаете, что чтобы играть настоящий рок, надо полностью посвящать себя этому?

- Смотря, чего ты хочешь. Можно заниматься рок-музыкой как хобби, когда ты работаешь на какой-то работе, и после этой работы два раза в неделю ходишь в спортзал, и два раза на репточку, играете там своей командой песни какие-нибудь и расходитесь по домам. Может, вам больше ничего и не надо, и это ваше право. Вторая сторона медали – это когда рок-н-ролл становиться работой, что случилось сегодня у многих наших «великих и могучих» рок-групп, когда они говорят уже не «играю завтра в “Юбилейном”», а «работаю завтра в “Юбилейном”». Меня коробит, когда я слышу такие слова от известных рок-музыкантов. А есть и третий момент, мой. Я считаю, что рок – это не стиль музыки, а стиль жизни. Я живу в этих песнях, в этом обществе, в этой свободе. Внутренней свободе, которая и в сердце, и вокруг тебя. Ты никому ничего не должен, никого не трогаешь, занимаешься любимым делом, отдаёшь себя на сцене. Так и живёшь, свободным человеком. Я такой вот рок-н-ролльный комок: живу, как хочу, пишу, когда душа просит (никогда не заставляю себя этого делать), пою из последних сил. Это моя жизнь, она у меня одна.

- Чего ждёте от наступившего 2014 года?

- Вот ты спрашивала, что изменилось за два года с момента выхода альбома «НаКрыло» - я стал меньше загадывать. Вера моя окрепла больше, и жить стало проще – на всё воля Божия. Жду, конечно, только хорошего, но далёких планов не строю. Могу рассказать только о ближайших: у нас начался гастрольный тур, с февраля он продолжиться. Группа наконец-то решилась объехать всю нашу необъятную Родину, куда сможем добраться. Мы уже много где побывали и на январь взяли пока перерыв, чтобы подготовиться к концерту в «Космонавте» - самому серьёзному концерту в истории нашей группы, я считаю. А потом мы сразу уезжаем в Самару, в Тольятти, в Тверь, в Петрозаводск. Я жду, что эти концерты пройдут хорошо, что мы порадуем людей, что наши песни станут им близки, тронули сердца и души. Продолжая о ближайших планах – у нас готов сценарий моего друга Юры Мочулова для клипа на песню «Другу». Я считаю, что раз песня закрепилась в ротации «Нашего радио», то пора бы и клип на неё снять. Ещё я очень хочу съездить в этом году в Иерусалим, возраст 33 года для меня очень значим. Надеюсь, что в этом году у ребят тоже всё будет хорошо, никто группу не покинет – коллектив у нас очень сплочённая. В общем, хочу стабильности. Будем идти вперёд, не стоять на месте.

Беседовала Анна Комаревич

Фото Анастасии Пьяных



Портал Субкультура