joomla

Макс Иванов («Торба-на-Круче»): «Если примут закон о том, что нельзя в кедах ходить или на каблуках, тогда можно будет смело валить отсюда…»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

Макс Иванов о литературе, столкновении политики и искусства и о том, как настраивать звук, играя Radiohead.

Макс Иванов («Торба-на-Круче») - эксклюзивное интевью

- Для начала к вам такой вопрос. Вы говорили, что вы человек такой – «весь в себе». Это помогает в творчестве. А в обычной жизни это скорее помогает или мешает?

- Это мне не мешает. Есть люди, которые меня прекрасно знают, и другой им я не нужен.

- У вас был квартирник, на котором вы исполнили кавер на песню Radiohead – Fade out. Планируете ли вы делать кавер-версии еще?

- Специально такого не планируется. Просто в какой-то момент возникает идея: «Давайте, ребята, сыграем». Можем сыграть на репетиции. Если нам нравится, то играем для себя или на саундчеках просто чтобы отстроить звук. А так я этого не практикую – тогда кто-то попросил из зала… Квартирники должны создавать атмосферу уюта, чтобы каждый мог обратиться с какой-то просьбой, с вопросом. На большом концерте такое невозможно.

- На некоторых концертах такое бывает. По залу идет, условно скажем, корзиночка, в нее кладут листочки с вопросами, это приносится на сцену, музыкант отвечает…

- Как специальную акцию это можно сделать. У нас так даже было однажды, но в целом мы не хотим использовать это в других программах. 

Макс Иванов (Торба-на-Круче)

- Сейчас депутаты из-за своих предубеждений могут запрещать концерты иностранных исполнителей в России. Как с этим бороться и стоит ли с этим бороться?

- Мне не очень понятно, как с этим бороться. В этой стране при таком режиме вообще не понятно, как с чем бороться, потому что все делается в обход закона. Двойные стандарты – и никакие законы сами по себе не работают. Теперь посмотрим, если примут закон о том, что нельзя в кедах ходить или на каблуках, тогда можно будет смело валить отсюда…

(Речь идет о том, что Депутаты от партии «Справедливая Россия» предлагают запретить кеды, балетки и обувь на высоком каблуке, как представляющие опасность для здоровья. - прим.)

- У вас уже были серьезные мысли о том, чтобы уехать?

- Да нет. У меня никогда серьезных мыслей на эту тему не бывает. Я живу одним днем. Но если в стране создадут невыносимые условия для жизни и образования моей дочери, то надо будет искать их где-то в другом месте.

- Шла недавно по городу и увидела рекламный щит, который гласил, что если будет доказано, что ты несешь враждебные настроения своей деятельностью, это будет преследоваться по закону. 

- Я считаю, что это полный бред. Мы недавно ехали на гастроли, и по дороге в Самару оказались в одном купе  с полковником ФСБ. Он на пенсии был. К нам подселили без билета, без всего - как выяснилось потом. Он бухал всю дорогу, пытался с нами как-то общаться, но мы его игнорировали. Никому не нужно было это, совершенно неприятный человек. Так вот. Не знаю, то ли  с пьяну, то ли  что, но он решил отомстить нам за это. Во-первых, дорожную милицию всю собрал, нас неоднократно проверяли. Потом, когда поняли, что к чему, ребята оказались нормальные, от нас отстали. А в Самаре встречали толпой менты с собаками – их человек 15 было, чтобы нас арестовывать. Или проверять по всем статьям... Но, в конце концов, все выяснилось. Все поняли, что это была просто блажь полковника ФСБ в отставке, ну и мирно разошлись. Но, в целом, мы потеряли около часа времени. Нам просто не давали выйти из вагона! О каких законах можно говорить, если любой человек, который был в этих структурах хоть когда-нибудь, считает себя пупом земли – и может что угодно сделать другим людям? Я ни в чем здесь не уверен. Нужно жить действительно одним днем и своими верами и надеждами.

Макс Иванов (Торба-на-Круче)

- У вас сегодня было еще одно интервью, насколько я знаю?

- Да, было.

- А вы вообще любите давать интервью?

- Нет. (улыбается) Понимаю, что это необходимость. Я же поддерживаю таким образом контакт с людьми через вас, журналистов. Так что все это нормально.

- Я знаю, по крайней мере, так пишут, что вы после какого-то концерта дали более 1000 автографов и чуть не упали в обморок! Это правда?

- Наверняка у меня предобморочные состояния после концертов были, но автографы я не считал.

- А то я про себя думаю – посчитали разве…

- Да... Это за нас истории сочиняют.

Макс Иванов (Торба-на-Круче)

- Понятно. Есть ли в вашей жизни место литературе? Какая ваша любимая книга и что вы посоветуете читать современной молодежи?

- Я советую читать все подряд, что попадется в руки. Естественно, начиная с классики. Чем ты больше читаешь, тем больше запоминаешь слова. В последнее время лексикон узок и скуден. В любой книге, пусть это даже, я не знаю, мыльная какая-нибудь опера – это я, конечно, утрирую, таких книг я не рекомендую читать, но даже там все равно побогаче получается словарный запас, чем у людей на улице. Прежде всего я имею ввиду молодых ребят, школьников, на которых вся надежда. Они же должны поддерживать нашу культуру... Книги современных писателей и иностранных, и русских. Вот у Алексея Иванова. Я его отмечаю, потому что совсем недавно познакомился с этим автором. Отличный русский язык, очень образно, много тонкостей, мелочей, юмора. Стихи обязательно нужно читать. В классических произведениях есть настолько мощная некая внутренняя духовная оставляющая, которая дает возможность потом разумно разбираться во многих вещах. 

- Если бы вы могли изменить одну вещь в этом мире, что бы это было?

- Ничего бы не стал менять. Если верить, в это верю я, что смерти как таковой нет, потому что тело – это оболочка, а душа бессмертна, то трагедии особой нет в том, что люди уходят. Если говорить об этом. Если по-другому смотреть, с точки зрения обычной человеческой жизни, которая конечна, то можно говорить о том, что хочется кого-то вернуть из родных, кто ушел, кого не хватает и так далее… Обездоленных очень много и в России, и за рубежом, и в Африке, но менять мы ничего не имеем права, потому что все происходит по своим законам.

Беседовала Катерина Воскресенская

 


Портал Субкультура