joomla

7 раса: «Можно просидеть остаток лет в позе лотоса, но это вряд ли изменит окружающий мир»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

«7 раса» выступает в Питере! Эта новость скрасила во всех смыслах серый день и легкую досаду от того, что лето закончилось. Перед концертом группы в клубе «Backstage» мы поговорили с основателем и лидером группы Александром Растичем и гитаристом группы Романом Хомутским.

7 раса: «Можно просидеть остаток лет в позе лотоса, но это вряд ли изменит окружающий мир»

- Здравствуйте! Расскажите о том, как вам Питер, как ваше настроение перед концертом?

- (Александр Растич) Здравствуйте, Питер хорошо нас встретил. Сегодня была теплая погода с утра, потом пошел дождь… Поскольку музыка у нас, в основном, депрессивная, поэтому я думаю, что получится хороший осенний концерт.

- Погода поймала ваше настроение?

- (А.Р.) Да, наверное.

- (Роман Хомутский) Когда подъезжали к Санкт-Петербургу, я высунулся в окно и сразу моментально спросонья вспомнил песню (поет): «Оставь нам боль!» Это песня группы «7 раса», там есть такие слова. «Каждый день мрачный льет /Дождь за окном /Это не дождь/ Это внутри тебя кто-то плачет». Нормально в целом, мы сегодня посовещались и поняли, что последние несколько раз, когда мы приезжали, погода была замечательная, шикарная, солнечная, было очень тепло, но, видимо, этот город нам сказал – «Хватит, ребята! Давайте, переходим к делу. К тоске и боли».

 

- Вы хотите, чтобы ваша музыка влияла на то, как люди воспринимают действительность. Что они должны усвоить для себя в первую очередь?

 - (Р.Х.) Несколько томиков Достоевского, думаю, для начала (улыбается).

 - (А.Р.) Тот посыл, который мы хотим сделать, есть в наших песнях. Нравоучения читать людям или какие-то советы давать жизненные… У всех разный опыт в жизни, поэтому я не знаю...

- (Р.Х.) Дело все в том, что я, например, своей музыкой и, тем более, своей игрой на гитаре ни на кого не хотел бы повлиять. Я, прежде всего, хочу, чтобы музыка, которую мы исполняем, влияла на меня, потому что через ее призму я воспринимаю мой внешний мир, и внутренний мир таким образом совершенствуется. Музыкой я занимаюсь из эгоистичных соображений, потому что для меня это большой стимул вообще к жизни. Творчество - созидательный процесс. Я им занимаюсь – мне хорошо. И советую всем заниматься творчеством побольше. Я считаю, что музыка на меня, конечно, в большей степени влияет. Если она оказывает еще на кого благотворное воздействие, то я только рад.

- (А.Р.) Я слышал, что бывает там, например, такие установки, как креатив в бухгалтерском учете. (Преимущественно креативный учет рассматривается как инструмент приукрашивания истинного положения дел компании. – прим.)

 - Вы знаете, что в этом мире больше людей, которые потребляют, чем тех, которые создают. Как мотивировать людей на то, чтобы они делали что-то сами?

- (А.Р.) Обычно жизнь не дает людям застаиваться, и с ними начинают происходить какие-то события, может быть, даже не очень приятные, которые отвлекают их от потребления, а бывает, вообще даже бьют их по голове. И за счет этого, к сожалению, только такой вариант мне кажется работоспособным, когда человек проходит через какие-то неурядицы, страдания даже иногда… Это заставляет человека думать о каких-то экзистенциальных вопросах. Когда человек целыми днями лежит на пляже и расслабляется, это, наверное, не способствует какому-то развитию.

- Получается, когда человек счастлив, он не развивается?

- (А.Р.) Ну, вот Рома счастлив, когда он развивается.

- (Р.Х.) Я, кстати, хотел бы прокомментировать, вообще почему такие вопросы возникают. Буквально недавно это обсуждал с одной дамой. Когда был советский союз, все люди жили примерно одинаково, и в их жизни была идеологически очень сильная составляющая. То есть, если ты даже чем-то обладал, это было неприлично выпячивать и уж тем более, гордиться этим публично: «Вот смотри, сколько я могу себе позволить», и так далее. А сейчас массовая культура и телевизор, и вообще установки все жизненные, которые посредством СМИ, посредством каких-то картинок в журнале или в интернете, всячески подталкивают человека к мысли о том, что чем больше ты потребляешь, тем ты лучше, тем ты круче, тем, что вообще бесподобно, когда у тебя столько всего много. Но дело все в том, что какая бы у тебя не была машина, и сколько бы твои родители не зарабатывали для тебя, чтобы ты кайфовал, ничего не делал, ты не сможешь это туда с собой забрать. Поэтому бессмысленно посвящать свою жизнь потреблению. Наоборот, надо питаться духовными какими-то вещами, потому что, чем ты больше ими питаешься, тем ты от жизни больше получишь! Это будет выражаться в каких-то более прекрасных и совершенных вещах, чем вещи, которые созданы руками человека. Потреблять и этим жить – это вообще глупо и смешно. Хотя, конечно, приятно, когда ты можешь позволить себе хорошую гитару, например.

- Хотите ли вы удивить своих поклонников, поэкспериментировать с жанрами или со стилем?

- (А.Р.) У нас бывают такие эксперименты в нашей музыке, нельзя ее назвать какой-то однозначной и определить по стилю. У нас есть блюз песни, есть регги песни, которые создают некую экзотику для альтернативной группы.

- А помимо этого еще что-то?

- (А.Р.) Дабстеп-ремикс сделать какой-нибудь?

- Хотя бы. А вы делали?

- (А.Р.) Нет, мимо нас проходят эти модные тенденции. Конечно, у нас есть какие-то элементы по записи. Мы этим не владеем, у нас в составе ди-джеев нет или еще кого-то.

- Было бы как-то радикально.

- (А.Р.) Нет, я понимаю, о чем вы говорите, но мы справляемся нормально с теми инструментами, которые у нас есть, поэтому и используем в основном их, они нам привычнее и ближе. Я знаю людей, которые осваивают новые инструменты и вносят их в свою музыку. Это все работает на форму, скажем так. Но меня вопросы формы мало беспокоят.

- Вчера была на концерте «Ляписа Трубецкого». Фанаты требовали, чтобы группа исполнила песню «Воины света». Они не исполнили, был запрет на исполнение этой песни, потому что она была неофициальным гимном Майдана-2014. А если вам вдруг запретят исполнять ту или иную вашу композицию, как поступите?

- (А.Р.) Мы никогда не стояли на острие политической борьбы и, думаю, вряд ли это случится. Не знаю, что должно произойти, чтобы нам запретили играть песни.

- Что вам важнее – мир внутри вас или мир вокруг вас?

- (Р.Х.) Определяет ли бытие сознание или наоборот? Нормальные вы такие вопросы задаете, экзистенциальные, мировоззренческие (улыбается).

- (А.Р.) И то, и другое важно. Внутренний мир человека - это работа над собой. Менять внешний мир, делать его более справедливым, миролюбивым, созидательным – тоже очень важное дело. Можно просидеть остаток лет в позе лотоса, но это вряд ли изменит окружающий мир.

- Встречали ли вы своей жизни представителей 7 расы или людей, близких к этому?

- (А.Р.) Я просто слабо себе представляю, как конкретно выглядят люди 7 расы (задумался). Я встречал в своей жизни людей, далеко продвинувшихся на духовном пути, но вряд ли это были люди 7 расы. Я думаю, это люди по уровню своего развития близкие к Христу или к Будде. Нет, я не встречал.

- У вас есть духовный учитель?

- (А.Р.) Наставника у меня нет. Они были у меня в разные моменты моей жизни, но сейчас нет.

- Вы сами готовы стать для кого-то им?

- (А.Р.) Ну да. Но, вы знаете, я склоняюсь к тому, что процесс ученичества не обязательно сопряжен с вербальным контактом с учителем. Поэтому, может быть, у меня нет учителя, но он существует, это возможно, я в это верю. На физическом, эмоциональном уровне можно получать какую-то поддержку и толчки в том или ином направлении. Я просто надеюсь, что наше творчество может послужить этому, потому что собирать вокруг себя какие-то секты, что-то проповедовать – это не мой путь.

- (Р.Х.) И что касается духовного учителя. Есть духовное учение, концепции, которым ты можешь следовать. Совершенно не обязательно, что во главе этого учения обязательно должен стоять какой-то действительно материальный конкретный персонаж, человек. Поэтому можно следовать духовным учениям и отлично на этом пути преуспеть. Ну, как преуспеть, это путь бесконечный, как бесконечен Бог, но если ты хотя бы пошел, то все равно ты совершенствуешься, это нормально. Для этого не обязательно, чтобы тебя специально кто-то заставлял, особенно, смертный, потому что смертные ошибаются. Ты можешь от каких-то людей набраться хорошим вещам, но должен их препарировать для себя, исходя из той призмы, через которую ты смотришь на мир. Взгляд на мир у каждого свой, индивидуальный. Для всех одни и те же вещи будут выглядеть по-разному.

- Можно ли сказать, что поклонники слушают вашу музыку или мысли, которые вы говорите, и таким образом выносят что-то для себя, и это учит их чему-то?

- (А.Р.) Да, можно так сказать.

- (Р.Х.) Это же замечательно! (смеется) Они должны это делать, если им, конечно, нравится.

- У каждой группы бывают взлеты и падения. Наверняка и у вас случался творческий кризис. Как вы преодолеваете такие трудные моменты, особенно для творческого человека?

- (А.Р.) Я лично жду, когда придет вдохновение, и когда мне захочется высказаться. Мне трудно заставить себя писать какие-то песни просто из-за того, что надо писать новый альбом. Это само собой происходит, поэтому я спокойно отношусь к кризису. Я не считаю это кризисом, скорее паузой для накопления информации, знаний и эмоций.

- То есть, не было никогда страха – «Мне больше будет нечего сказать»?

- (А.Р.) Не, бывает. Раньше это бывало - не пишутся песни. Иногда приходится себя заставлять, конечно, потому что лень - состояние достаточно приятное.

- (Р.Х.) Наверное, вообще одно из самых любимых состояний. Вот Серж Говорун, бывший барабанщик «7 расы» сказал недавно мне, что «7 раса» ленивая группа. Я говорю: «Что ж в этом плохого!» Говорит: «Вы бы могли!..» Отвечаю: «Не надо в сослагательном наклонении говорить. А что бы было, если бы ты остался? Ты же покинул нас и идешь своей дорогой, поэтому нравится тебе бодриться – бодрись, что тебе от нас-то надо?»

7 РАСА

- Есть мысль, что чем меньше мы знаем о музыкантах, тем больше нравится нам их музыка. Неужели вы опасаетесь, что если поклонники узнают, что вы, не знаю, разводите рыбок, это как-то их оттолкнет от вас или вашего творчества?

- (А.Р.) Личная жизнь есть у каждого человека, не только у музыканта. Мне не приходит в голову подойти к девушке (показывает на девушку, сидящую за соседним столиком) и начать ее расспрашивать, чем она дома занимается. Мне кажется, чувство такта должно быть развито по отношению к другим людям. У каждого есть личное пространство, нарушать которое я не считаю правильным. И хочу, чтобы ко мне точно так же относились.

- Есть те, кто видит вас на концерте, но считает, что знает вас лично.

- (А.Р.) Ну, ради Бога.

- (Р.Х.) Можно привести в пример одного из наших любимых писателей, Виктора Пелевина, который интервью не дает и очень закрыт для публики. Но, тем не менее, уже несколько поколений зачитывается его книжками. Всем, конечно, очень интересно, чем же он там занимается, но, во-первых, это создает такой приятный флер загадки вокруг его персоны. А, во-вторых, существует лишь гипотетический шанс вообще повстречаться с писателем, у которого прочитал все книги... Если это касается каких-то классиков, ты можешь прочитать биографию и узнать, что там у него было, из рассказов современников, например. Но когда ты читаешь Чехова, и он тебе нравится, совершенно необязательно, что ты должен с ним прям биться в десны и только тогда его любить, только в этом случае. Или знать, как он вырос, что он делал. Это, конечно, влияет на становление личности и во многом влияет на то, что он потом производит, как творческий человек. Но мне кажется, это для него гораздо важнее, чем для тех людей, которым он свое творчество дарит.

- (А.Р.) Это всегда внешние атрибуты жизни, они примерно у всех одинаковые. Там ничего интересного. Интереснее смотреть вглубь человека. Творчество писателей, музыкантов, поэтов есть отражение их внутреннего мира, а он гораздо интереснее, чем обычная жизнь - вон, как она есть.

- Чем больше книг, тем меньше жизни. Даже если человеку нравится чтение, со временем он не читает, потому что у него нет на это времени. Есть ли у вас время для чтения?

- (А.Р.) Да, конечно. У меня вообще много свободного времени для работы над собой (смеется). Серьезно, мне кажется, люди лукавят. Они сутками сидят в интернете или играют в компьютерные игры. Я считаю, что все это отговорки. Время всегда есть для чтения. По дороге на работу в метро можно читать, было бы желание.

- (Р.Х.) Читать надо по дороге жизни! Без этого никак (смеется).

- На этой высокой ноте…

- (Р.Х.) Нота как нота, ничего в ней возвышенного лично я не вижу. Это же естественный процесс.

- Ну, не для всех!

- (Р.Х.) Если бы мы не читали книг, а в них мудрость вековая, откуда бы мы ее постигали? Если бы у нас прямой канал какой-то был, а у кого-то он, безусловно, есть, полагать, что ты такое исключение, можешь обойтись без книг, образования, только своим каким-то способом, который ты думаешь, что единственно правильный для постижения реальности... Черт его знает, преуспеешь ли ты на этом пути. А когда ты можешь через мудрость книг анализировать вещи, которые с тобой происходят, мне кажется, это гораздо более продуктивно.

- Понимаете, еще люди могут бороться за индивидуальность. Не читают книги, особенно философского направления, потому что хотят знать, до чего дошли своим умом, а чего «нахватались».

- (Р.Х.) Я, слава Богу, таких людей не встречал. Люди, которые читают – это отлично, с ними всегда есть, о чем поговорить. Не знаю, я могу об этом только теоретизировать. Если бы мне кто-нибудь сказал – «Я не читаю», не знаю, хорошо бы я подумал об этом человеке. Ну, вряд ли. Так сознательно себя ограничивать... Я считаю, что это самоограничение, причем не самоограничение в плане аскезы. Ты не хочешь возвыситься таким образом, а наоборот в состояние травы опуститься. По-моему, для людей это не очень подходит, особенно, для думающих, разумных, Гомо Сапиенс!

- К чему же тогда, на ваш взгляд, должны стремиться люди? Счастье, самообразование, развитие? Конечная цель?

- (А.Р.) Достойно пройти свой жизненный путь. Если говорить в общем.

- (Р.Х.) Все духовные учения, так или иначе, ставят какую-то конечную цель. В христианстве это спасение, в буддизме это достижение нирваны, и так далее. Если ты следуешь по исключительно духовному пути, то цель у тебя есть и ты знаешь о ней, а в целом я с Александром Ивановичем вполне согласен. Если хотя бы об этом думать почаще, то, глядишь, привыкнешь к этой мысли и будешь лучше поступать с окружающими и с собой.

- Мне остается пожелать вам удачи на сегодняшнем концерте, а вас я попрошу сказать напутственное слово поклонникам и подписчикам портала «Субкультура».

- (А.Р.) Ребята, больше солнца вам, интересных книг, интересных фильмов, хорошей музыки.

- (Р.Х.) Портал «Субкультура», наверное, хорош тем, что там можно что-то найти почитать. А вот уходить куда-то в субкультурные слои - этого я не рекомендовал бы. Это хорошо может быть в определенном возрасте - примкнуть к какой-то субкультуре для того, чтобы это как-то поспособствовало твоему самоопределению, но не надо в этом слишком глубоко зарываться, а то ты останешься субкультурным маргиналом на всю жизнь. А это уже не смешно, это уже патология (улыбается). Мы вот, кстати, не завязли, хотя до сих пор гранж играем, но я не считаю, что это субкультура. Хотя, вот что я болтаю, сам хожу с каре уже двадцать лет!

- Это показатель?

- Не знаю. Надеюсь, что нет.

- Не думаю, что это показатель. Спасибо большое за интервью.

- (Р.Х.) Вам спасибо.

- (А.Р.) Всего доброго.

Беседовала Катерина Воскресенская
Фотограф Андрей Мо

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура