joomla

Олег Гаркуша («АукцЫон»): «Сцена никогда не надоедает»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

День, когда преступление жить по-старому. День, когда еще больше, чем всегда не стоит идти по накатанной. А так и не получится. Сегодня мы разговариваем с Олегом Алексеевичем Гаркушей, поэтом, актером, шоуменом группы «АукцЫон» и создателем рок-клуба нашего времени, «арт-центра «ГАРКУНДЕЛЬ». 

Олег Гаркуша («АукцЫон»): «Сцена никогда не надоедает»

- Вы поддерживаете молодые команды. Как вы их отбираете: смотрите на их инициативность или на их потенциал?

- (О.Г.) На все абсолютно. Самое главное, чтобы была энергетика в коллективе, харизма у человека, который поет на сцене. Работоспособность не только творческая, а в том числе и способность привлекать к своему коллективу определенное количество людей. Все коллективы без исключения не приводят людей на концерты. Даже пресловутый +1 у музыканта… Бывали моменты, когда играло четыре коллектива, и вообще никого не было. Это очень печально. Они все хотят славы, популярности, денег сразу, но не работают над тем, чтобы приводить людей. Это плохо.

- Молодые группы не заявляют о себе, не занимаются самопиаром либо потому что им страшно, либо потому что они слишком горды, либо потому что им стыдно. Страшно, потому что вдруг кто-то не оценит, стыдно, потому что: «Ну, как это я буду говорить о себе, какой я хороший…», и гордыня: «Не хотят, пусть и не слушают!» Но они не понимают, что, возможно, за ними не придет Михаил Козырев, не знаю, Артемий Троицкий или вы.

- (О.Г.) Конечно.

- Как заставить музыкантов перебороть это?

- (О.Г.) Нужно заниматься не только творчеством, но и тем, чтобы группа каким-то образом продвигалась. Заявлять о себе. Бывать чаще на концертах, общаться с людьми. С музыкантами, которые играют в этих же фестивалях. Бывает как, играют четыре группы, первая группа отыграла и сразу ушла. Они не хотят слушать другие коллективы. То есть, нет такой атмосферы, которая была в рок-клубе. Все группы, которые играли, друг друга слушали, дружили, общались. А сейчас такого общения нет. Сейчас общение по Интернету, это неживое общение. Для меня, по крайней мере. А музыканту как раз необходимо живое общение. Таким образом, могут создаться новые коллективы, новые проекты.

- Так как заставить музыкантов заявить о себе?

- (О.Г.) Это не от меня зависит, это зависит только от них. Когда группа «АукцЫон» только начинала, я на каждом углу орал, что группа «АукцЫон» самая лучшая в мире, хотя это не совсем так. И играть не умели, и у нас не было, как сказать… У нас был драйв жизненный, понимаете, да? Мы шли вперед, мы даже не думали о том, что у нас будут впоследствии залы собираться, зрители, и так далее. Для нас самое главное было репетировать новые песни. И, конечно, счастье – это концерт, к которому мы готовились… У нас первый концерт был в 1983 году, потом так случилось, что с точки, где мы репетировали, ушло три-четыре музыканта и украли еще аппаратуру. Мы два года репетировали, два года! Репетировали новую программу и собирали новый коллектив. А музыканту двадцать четыре, двадцать пять, он думает, что станет великим. Такого не бывает по определению. Но все с амбициями, естественно: «Мы самые крутые», и так далее. Мы в свое время на дровах играли, и нормально все было! А сейчас столько возможностей любых: инструменты, студии, площадки, точки репетиционные – все есть! Твори, пожалуйста. Но вот у них не получается.

Олег Гаркуша

- Вы говорите про неживое общение. Но у вас есть страница Вконтакте и даже Инстаграм, там все активно публикуется – фотографии, новости. Вы сами ведете эти страницы?

- (О.Г.) Для меня дороже живое общение, чем сидеть и общаться по Интернету с кем-то. Хочешь со мной пообщаться? Приходи в «ГАРКУНДЕЛЬ» строящийся, по понедельникам, пожалуйста. Мы строим сейчас арт-центр «ГАРКУНДЕЛЬ», адрес 10-я советская улица, дом 17. И есть такие люди, волонтеры. Ладно, из Питера-то понятно, большое им спасибо, а что меня в последнее время удивило и поразило даже, что люди приезжают из Москвы! Человек приехал на свои выходные… Из Петрозаводска приехал мальчик на машине, чтобы поработать. Это дорогого стоит, понимаете? Люди тратили свои деньги, силы, время на то, чтобы приехать. А люди, которые в Питере сидят за компьютером, даже шагу не ступят, хотя есть возможность. Там не только строят, там люди общаются между собой, дружат. Даже, вроде бы, свадьба готовится… Я хочу, чтобы арт-центр «ГАРКУНДЕЛЬ» был не просто клубным заведением, а заведением, в котором люди общались бы между собой. То есть, приходили просто днем, не знаю, на концерт, неважно… Попили кофе, поговорили.

Олег Гаркуша

- Расскажите про фильм «Ещё». Он снимался целых семь лет! Это очень большой срок. Как вы терпели съемочную группу на протяжении такого долгого времени?

- (О.Г.) Все было очень дозировано, съемочная группа так называемая. Мы не особо замечали, что камера следит за нами в той или иной ситуации. То есть, делали хитро, не просто так, мешая. Не, были моменты в фильме... Есть такой момент, когда после концерта подходит ко мне оператор, задает какие-то вопросы... Но после концерта я никакой вообще!

- Еще бы!

- (О.Г.) Мне нужно не отдохнуть - неправильное слово - не успокоиться, а какое-то время просто побыть в тишине.

- Вы довольны результатом?

- (О.Г.) Фильм хороший. Он необычный, он не такой трафаретный – группа создалась в таком-то году, участники такие-то, биография каждого музыканта… Вы видели фильм?

- Да, конечно.

- (О.Г.) На мой взгляд, он совсем другой. Даже более художественный, чем документальный.

- По профессии вы киномеханик, в свое время наверняка отсмотрели большое количество фильмов, а что вы можете сказать о современном кинематографе в России и мире в целом?

- (О.Г.) Мне очень нравится советское кино в период с середины 80-х, до конца 80-х годов, которые были сделаны талантливо. Подбор артистов, хороший сценарий, хороший режиссер. А сейчас все в большинстве своем делается на потребу публике. Для кинотеатров, чтобы собирались залы, так сказать… Фильмы, как «Легенда №17». Очень мало душевных фильмов.  На «Я тоже хочу» в кинотеатре меньше, чем ползала было.  А таких режиссеров… не потому, что я снимался у Балабанова, а потому, что по факту Балабанов великий режиссер. И таких как он… Есть, конечно, Серебренников, режиссеры, делающие авторское кино, да… но, к сожалению, мне они не доставляют какой-то радости или печали. Есть Юрий Смирнов, мне нравятся его фильмы, добрые, хорошие, красивые.

- В фильме «В активном поиске» вы сыграли самого себя, расскажите об этом.

- (О.Г.)  Меня пригласили. Был эпизод небольшой… Снималась репетиция просто. Режиссер сказал: «Спой какую-то песню», и все. Спел нормально, хорошо получилось. На мой взгляд, хорошо.

- Вы сыграли в клипе Би-2 «Хипстер». Чем работа в нем вас заинтересовала?

- (О.Г.) Понимаете, в чем дело. Есть дружеские отношения с музыкантами. Ко мне часто обращаются сняться в том или ином клипе или чем-то подобным люди. Я снялся у гитариста «Смысловых Галлюцинаций», опять же, попросили по дружбе. Потом, совсем недавно, это было не видео, а аудио, я записал четырнадцать композиций на стихи Хармса с группой «Гидропроект». Они, по-моему, уже выложили песню одну, я их не слышал, запись была дома у Леши Вишни,  я попал в атмосферу 80-х годов, квартира такая. И такая энергетика была…

Олег Гаркуша

- Вы говорили, что хотите  снять фильм, социальный, про человека, больного алкоголизмом.

- (О.Г.) Да, есть такая мысль, мечта.

- Вы не собираетесь ее воплощать в жизнь?

- (О.Г.) По жизни всегда идет таким образом, что все равно это когда-нибудь будет. Я все равно не ищу специально режиссеров, операторов. То есть, я знаю, что это когда-нибудь свершится. Сам, может быть, сделаю. Или режиссер все-таки откликнется какой-нибудь на эту тему. Получится, получится.

- У вас есть медальон члена клуба Анонимных алкоголиков. Это значит, вы проходили курс реабилитации. Вы можете сказать, что именно это вам помогло?

- (О.Г.) Это не курс, это было создано в 1935 году в годы Великой депрессии сначала одним американцем, потом другим американцем. Они алкоголиками были настоящими. То есть, алкоголики – это люди, которые каждый день пьют. Много. И так получилось, что они встретились, поговорили на трезвую голову, и им стало хорошо от общения. Без алкоголя. Потом они нашли третьего, четвертого, пятого… Таким образом, создали клуб анонимных алкоголиков. Придумали двенадцать шагов, двенадцать традиций, по которым следуют те люди, которые… Там никто никого не колет, никто никого не гипнотизирует, это все на духовном и душевном уровне происходит. В двух словах. Ты приходишь на группу. Ты пьющий человек, у тебя созрела мысль перестать пить. У тебя спрашивают: «Ты алкоголик?»,  - «Да». Сказать «алкоголик» алкоголику крайне тяжело. Практически невозможно.  Но если он это уже сделал, то на какой-то процент происходит выздоровление. И там говорят: «Вы приняты в группу анонимных алкоголиков». Ты можешь ходить, можешь не ходить. Это твое личное дело. Но если ты вступил на эту тропу – действуй дальше по программе. Чаще ходи на группы, общайся с людьми. Дело в том, что алкоголизм – это вообще неизлечимая болезнь, поэтому алкоголизм можно только приостановить. Не употреблять никакого спиртного и соблюдать определенные правила программы. Процент выздоровления где-то 60%. Понимаешь, это зависит только от человека, который попал в эту программу.

- И вы думаете, если вы снимете фильм об этой проблеме, это поможет кому-то не начинать?

- (О.Г.) Многие люди после концерта ко мне подходят и говорят: «Олег, мы перестали пить, потому что услышали или увидели то, что вы говорите, что вы не пьете». Это я просто сказал где-то в интервью. А если уж произойдет фильм такой, то какой-то процент выздоровления будет, конечно же.

Олег Гаркуша

- Вы авторитет для ваших слушателей, они прислушиваются к тому, что вы говорите, в том числе, и в интервью. Но так же вы говорите, что не следите за тем, что о вас пишут. Но как быть, если ваши слова в очередной раз переврут, а поклонники воспримут это за правду?

- (О.Г.) Почти в каждом интервью, которое мне попадается. Журналисты каждый раз обещают принести мне ту или иную там газету, но никто ничего не приносит. Я сам покупаю тупо, и все. И когда я читаю это интервью, я читаю слова, которые я не произносил. То есть, они многое добавляют.

- И вы…

- (О.Г.)  А бесполезно. Зачем?

- Как это, зачем?

- (О.Г.) Когда-то девушка написала и принесла мне посмотреть. Говорю: «Вот это и это я не говорил – вычеркните». Она вычеркнула, в другом абзаце в следующий раз было написано тоже что-то другое, что я не говорил. Она пришла в третий раз, я просто сказал: «До свиданья», и все. В большинстве своем журналистов редактируют. Редакторы придумывают заголовки. Мы делали концерт при психиатрической больнице…

- А в заголовке написали, что вы попали в психушку.

- (О.Г.) Крупными буквами. Они вырывают из… А мама моя? А друзья? Поэтому бесполезно не то, что бороться, а вообще бесполезно.

- Почему же вы продолжаете давать интервью, у вас же есть предубеждение? Многие музыканты с течением времени говорят: «Все, не надо», и перестают давать интервью в принципе кому бы то ни было.

- (О.Г.) Я такой человек, который редко отказывается. Все-таки есть какой-то интерес, почему... Я вообще вот не понимаю некоторых музыкантов, которые автографы не дают. Не фотографируются с поклонниками. Это странно. Поклонники кормят просто музыканта. А они не идут навстречу. Журналисты - это не пиар группе, он нам не нужен давно, и без всякой рекламы будут ходить люди, просто так получается…

- Все это делается ради нас.

- (О.Г.) Ну, в принципе, да.

Олег Гаркуша

- У вас есть сборник стихов «Ворона», планируется ли еще сборник? Или автобиография?

- (О.Г.) У меня была книжка, уже считается раритетом, называется «Мальчик как мальчик». Это и есть автобиография.

- Нет, я знаю, а еще? Прошло же много времени.

- (О.Г.) Ну и  хватит. Я больше ничего не помню. «Мальчик как мальчик» – это книжка из двух книг. Там автобиография до определенного времени. До Америки, а потом уже нечего писать такого. Писать, как я снимался в кино, или какие-то концерты там, и так далее… зачем это делать, когда есть другие мотивы, скажем так. У меня есть мысли написать следующую книжку, но это я уже думаю сделать… Сам еще не знаю, что это будет.

- Вы любите гулять по Питеру?

- (О.Г.) Ну, гулять нет, а если я куда-то иду, если это в центре где-то находится, то я, как правило, хожу пешком.

- А какое место в Питере у вас самое любимое?

- (О.Г.) Конечно, набережная. Васильевский, Петроградка. Весь центр.

- Если почитать историю вашей группы, можно увидеть огромный музыкальный состав. Как же удается сохранить такое количество единомышленников в одном коллективе? Я понимаю, что много бывших участников, и тем не менее.

- (О.Г.) Не знаю, у нас практически одинаковые возрастные категории. Но есть люди, которые сравнительно недавно пришли. Володя Волков, Юра Парфенов, которому 69 лет, трубач. Он солировал в джазовом оркестре, то есть, серьезные такие музыканты... А люди-то несерьезные. Хорошие, но не пафосные. Как-то так получилось по наитию.

Олег Гаркуша

- Расскажите, какие музыкальные коллективы вас впечатлили за последнее время?

- (О.Г.) Я музыку сейчас особо не слушаю. Если я что-то слушаю, это та музыка 80-х годов, которую я любил. Сейчас в связи с моей деятельностью каждый четверг я прослушиваю те или  иные коллективы, иногда попадаются интересные. К сожалению, опять же, народу приводят они мало. В прошлом году и в этом году группа «Хамы» мне понравилась. Они чем-то Петю Мамонова напоминают. Вокалист. Группа «Акустик ПИПЛ», там два человека, правда, они хотят состав увеличить, но я им бы не советовал. Там барабанщик и гитарист – и достаточно, для их музыки достаточно. И группа, и человек, который мне как-то помогает, Мария Эспуар, группа «Другая надежда». Она просто читает стихи под определенную составляющую. Но есть напор, драйв, перспективы… группа «Ангел НеБес», которой я уже давно помог. Они ездят на гастроли, у них все складывается замечательно. «Площадь Восстания»… В принципе, есть группы. Работать нужно просто. Побольше.

- Фильмы вы смотрите советские, музыку слушаете 80-х годов, новое вас не впечатляет. Что же вам интересно из того, что происходит на данный момент? Или все на свете уже было написано?

- (О.Г.) Недавно я сходил на концерт Пети Мамонова. Ничего не надо больше, поверьте мне. Я понимаю, что это пристрастия такие... Но вышел один человек, играющий на одном аккорде, но это от Бога. И есть коллективы, музыканты, которые от Бога. Как бы ты не играл на гитаре, как бы ты не пел, если нет харизмы и драйва, тебе лучше этого не делать. Нет, это не хорошо, не плохо, нормально, да. Но ты гением никогда не станешь. Тот же Олег Каравайчук, который в наволочке играет и спит под роялем, понимаете? Его же практически никто не знает. Ну, знают, но в узких кругах. Но это гений. Это гений.

- Проблема гениев…

- (О.Г.) Это не их проблема, это проблема общества. Потому что, включая телевизор, что мы смотрим? Олешку, Аверина, хороший человек, я с ним снимался, Гришаеву, ну, всех медийных персонажей. И все общество, соответственно, думает, что они яркие, талантливые. Самые лучшие на свете.

- Проблема не в том, что нет хорошей музыки, а в том, что ты слушаешь… не то.

- (О.Г.) И вопрос пиара. Если Иванова Ивана Ивановича, который не обладает никаким талантом, будут каждый день показывать по телевизору, он станет известным. Правда, он может исчезнуть оттуда, и тогда все его забудут. Но пока он в телевизоре, он будет нравиться людям.

- Для гениальных людей известность не самоцель.

- (О.Г.) Конечно. Гениальные люди скромны. Когда мы в поезде ехали с большим драматическим театром, в тамбуре курил Кирилл Лавров, и ему сказали: «Спасибо», он ответил: «А за что?» Народный артист великий. В тапочках: «За что? Да бросьте вы». Я то же самое говорю, когда… я даже в сравнение не иду с Лавровым, когда мне говорят: «Спасибо», я говорю: «Ребята, да Господи, за что?» - «Как за что!» Конечно, может, я лукавлю. Я понимаю, за что. Но, с другой стороны, я делаю то, что мне нравится. Я счастлив, когда люди приходят на концерты, получают такой заряд энергии. Не фановство какое-то, а просто по-настоящему. Это дорогого стоит.

- Вам до сих пор нравится выходить на сцену? Все может быть, за столько лет могло надоесть.

- (О.Г.) Сцена никогда не надоедает. Там, знаете, такой кайф, что ни с чем не сравнить. Даже с сексом. Это великий кайф.

- Не узнаю, все же, я по другую сторону баррикад.

- (О.Г.) Ну, все еще впереди.

Беседовала Катерина Воскресенская

Фото Вадим Алексенский



Портал Субкультура