joomla

Иван Вырыпаев: «Не стоит упиваться пластиковым миром»

  • Автор: Надежда Маркова
Понравилось? Расскажите друзьям:

В рамках гастролей театра "Практика" на сцене "Ленинград Центра" состоялись показы спектаклей "Сахар" и "Бабушки", а также лекция художественного руководителя театра, режиссера, драматурга Ивана Вырыпаева. Перед встречей со слушателями Иван Вырыпаев любезно согласился дать нам интервью.

иван вырыпаев, ленинград центр, практика, театр практика, сахар, бабушки, субкультура, спасение

- В «Ленинград Центре» после спектакля «Сахар» Вы сказали, что «в эти тяжелые времена не стоит упиваться пластиковым миром», о каких тяжелых временах идет речь?

- На мой взгляд, энергия в мире сейчас очень дестабилизирована. Или, если сказать точнее, находится в сильных вихрях. На бытовом, социальном уровне, мы видим, как мир расширяется, становится мультикультурным. Но народы к этому не готовы. Идет борьба между традиционализмом и постмодернизмом, непримиримая. И это достаточно жесткий конфликт, т.к. одни претендуют на границы других. Когда встает вопрос о безопасности, на действия противника накладывается запрет, что вызывает негативную реакцию. Причем накал безумия достигает такого уровня, что человек перестает ориентироваться: он из газетных отрывочных новостей формирует свою реальность. Он составляет ее из проекций выстроенного для него мира вместо того, чтобы начать слушать самого себя, видеть, осознавать. И самое главное – не реагировать, т. к. это порождает ответную реакцию и способствует развитию всей этой искусственно созданной системы. Жизнь превращается в ад. Потому что ты - это не ты, а абсолютная иллюзия. Все эти конфликты – выстроенная комбинация. Нужно выйти из нее. Все сейчас находится в состоянии войны. Нам запрещать Тангейзера или разрешать? Если запрещаешь, то ты в одном лагере, если разрешаешь, то в другом. А нужно смотреть на это как на процесс. Слышим ли мы друг друга? В диалоге мы все время пытаемся рассказать о себе, не давая собеседнику никакого шанса быть услышанным. В этом случае энергия очень сильная, и людей начинает растаскивать. Самое эффективное – это стараться получить, найти внутри себя позитивную энергию, что-то стабильное в себе самом, то, чем ты являешься на самом деле. Нужно понять, что ты делаешь, повзрослеть. Ответить себе на вопросы: что происходит с твоей жизнью? почему ты так думаешь? что тебе мешает? почему ты против этого человека?

- Действительно, в городе можно наблюдать, как различные социальные группы (коренные жители и мигранты, например), которые, даже проживая на одной лестничной клетке, может даже в одной коммунальной квартире, никогда не пересекаются и существуют как бы в параллельных мирах. Как наладить им контакт?

- Мир технически вышел на такой уровень, что можно купить билеты и прилететь в любую страну. Мы все смешались. Физически. Но мы оказались не готовы к сосуществованию разных религий, различиям философского мировоззрения. И мы не можем выстроить коммуникацию. Нам нужно понять, что мы все на планете единый организм. Мы не просто цивилизация людей, но в ней также есть растения, животные, вода… Если мы не наладим коммуникацию между всеми элементами, то мы все умрем. Например, если я хочу сделать свою жизнь лучше, то я должен понять, что она зависит от вашей. Я должен вступить с вами в коммуникацию. Но если я вас обкрадываю, если сам не занимаюсь ничем, что связано с развитием мира, то мое благоденствие не будет длиться долго. Ко мне поступают неправильные потоки энергии, и моя жизнь ухудшается, хоть я этого и не замечаю. Хуже становится окружающая среда, моя нервная система, мои отношения с детьми, мое здоровье. И я не получаю блага, даже если у меня много денег, но я живу как свинья. Вся мысль в том, что мы строим единое поле. Нельзя закрываться. Нужно выстроить коммуникацию. Когда ты ставишь Тангейзера, ты должен понимать, что ты делаешь, в каком месте и как ты разговариваешь с людьми, что имеешь в ответ. Это и есть система коммуникаций, но она должна быть двусторонней…

иван вырыпаев, ленинград центр, практика, театр практика, сахар, бабушки, субкультура, спасение

- Но что является движущим стимулом этой коммуникации?

- Ведущий элемент этой коммуникации – это сохранность своей жизни. Голод, война, убийство – это то, что нас учит. Или не учит. Потому что плохая система коммуникаций приводит к смерти, убийствам. То, о чем я говорю - это способ выживания. Даже если ты купил остров, то когда разрушится Земля, ты не спасешься. Бежать некуда. Технологии такие сильные, что рванет в одном месте, и в другом ты не спрячешься. Таят льды, и неизвестно, где, например, через 40 лет будет Нью-Йорк. Но это не так интересно, как обсуждать войну на Украине. Им в ООН как будто поговорить не о чем. Не о том. Как научиться коммуникации? Есть основополагающие принципы: мы едины, но все различны в своем проявлении. Я должен допустить, что при нашем единстве вы другая. Я должен вас принимать. Обычно же, если вы придерживаетесь иного мнения, я вас исключаю, либо подавляю, либо убегаю. А я должен вступить с вами в контакт, но для этого я должен дать вам проявиться такой, какая вы есть, услышать вас. Чтобы не заблуждаться, с кем я вступаю в контакт: с вами или с представлением о вас. Но для этого я должен присутствовать, должен успокоить свою нервную систему. Это путь. 

- А как Вы испытываете себя? Всегда ли Вы сами присутствуете?

- Синхронизация – это путь. Я тоже постоянно над этим работаю. Ты будешь постоянно вылетать. Это не просто сидеть на диване и думать. Это путь. При этом кажется, что другие мешают, вносят хаос в твою жизнь. Но на самом деле ты не можешь выстроить с ними систему взаимопонимания. Это дается как урок. Мне хочется изучать эти процессы, обсуждать их со зрителями.

- Расскажите о фильме «Спасение», который выходит в этом году.

- Съемки проходили в Гималаях, в Тибете. Это русский фильм, но на английском языке, потому что по сюжету главная героиня - полька и находится в Тибете с католической миссией. К фильму мы сделали мой закадровый голос. Это очень важная часть фильма: на первом плане  голос переводчика, на втором – диалоги героев.

Мы получили приглашение на «Кинотавр». Ждем другие фестивали. Хотя я не любитель фестивалей. Для меня самое важное, чтобы его показали в России и в Польше. Я живу в двух этих странах, и это мое обращение к ним. Конечно, большого проката мы не ожидаем.

Пароль для просмотра видео 123

- Вы не раз говорили в своих интервью, что в театре «Практика» Вы хотите сделать процесс управления максимально демократичным. Зачем это нужно? И удалось ли?

- С первобытнообщинного строя начала выстраиваться система вертикальная – впереди лидер. Иерархия идет вниз. Так мы привыкли. Сегодня мир исчерпал эту систему. И она начала расходится горизонтально. Мы связаны. Поэтому многие успешные системы, даже крупные компании «Apple», «Microsoft», стали развиваться в горизонтальном управлении. В компаниях появляются различные институты. Для эффективной работы нельзя ориентироваться на одного: так развивается коррупция, потому что человеческий фактор и единоначалие создает «приближенных». 

В «Практике» мы пытаемся разделить службы. Есть Художественный совет, который как бы делает заказ. Творческая группа его реализует. Также автономно работает ПиаР-отдел и пр. Вертикальная система порождает монстра, а горизонтальная всех включает и заставляет чувствовать ответственность.

-В «Кислороде» герою задают вопрос о том, что самое главное? Как бы Вы сами на него ответили?

- Самое главное -  быть живым, максимально живо и спонтанно глядеть на вещи. А так как вокруг пластиковый мир, который сформирован твоими страхами и проекциями. Когда ты от них избавляешься, жизнь становится более красочной и яркой.

Беседовали Елена Свиридова и Надежда Маркова

Фотографии Павла Рыжкова

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура