joomla

Мария Семушкина: у меня есть возможность давать другим людям счастье!

  • Автор: Надежда Маркова
Понравилось? Расскажите друзьям:

Долгожданная Усадьба Jazz Петербург состоится на Елагином острове уже 11 июля. На pre-party Усадьбы в клубе Море президент фестиваля Мария Семушкина улучила минуту и в вдохновляющем интервью рассказала нам о программе этого года, о том, как слушать джаз, преодолевать кризис, сохранить семью и найти гармонию. Тем временем на сцене, преддваряя фестиваль, выступил Билли Новик во главе Jazz Classic Trio. В этом году принадлежащий музыканту бар The Hat - партнер фестиваля. Вслед за фронтменом  к публике вышли группы Mana Island и Gayana. 

усадьба jazz, семушкина, билли новик, the hat, джаз, субкультура

- При изучении программы фестиваля мне стало интересно, каким образом Вы ее формируете? Исходите ли из собственного вкуса или следуете каким-то трендам?

- Это достаточно длительный творческий процесс, который складывается из разных пазлов. Как правило, программа состоит из нескольких блоков. Первое – мы всегда хотим показать что-то интересное, ультрасовременное, модное, европейское или даже мировое. Привезти какое-то имя. Это могут быть разные артисты, потому что мы находимся в некотором потоке коммуникаций: все зависит от предложений, расписаний туров, состава исполнителей, их гонорара. Мы не останавливаемся на одном имени, выбор всегда очень большой: обычно это двадцать-тридцать вариантов. И именно таких, что мы понимаем, что это круто, нужно, интересно. Потом мы смотрим, что этот летит из Нью-Йорка – это дорого, не берем. А этот из Хельсинки, как было в прошлом году со Snarky Puppy. Они очень классные, номинанты Grammy. И в Россию первый раз попали именно на Усадьбу Jazz в Петербурге. Также мы плотно сотрудничаем с посольствами: американским, французским, израильским и др. Они содействуют в привозе артистов, предлагают свой перечень. Для нас важно уравновесить программу, чтобы она была наполненной с точки зрения содержания и сбалансированной в финансовом смысле. В этом году у нас выступит музыкант с мировым именем Чучо Вальдес. Он – легенда, 60 лет на сцене, играл на всех фестивалях мира. С ним вышла особенная история. Я была на его концерте в Лондоне, мы познакомились, о чем я написала в фейсбуке. И это увидел один наш меценат, который оказывает нам всегда целевую поддержку по определенным именам. Он сам предложил привезти Вальдеса. Дальше были переговоры, согласование графика, чтобы Чучо Вальдес смог 11 июля приехать в Петербург. С другим участником нашего фестиваля, швейцарским музыкантом Ником Бёрчем, мы познакомились в Норвегии на одном из старейших джазовых фестивалей MoldeJazz (существует с 1961 г.). Я много слышала о нем лестных отзывов от других музыкантов как об интересном экспериментаторе. Барч пригласил меня в свой клуб в Цюрихе. Весь концерт был исполнен перкуссионными инструментами. И хоть это было незабываемо, у меня оставались сомнения: как это будет выглядеть в формате open-air. Тогда наша встреча осталась на уровне обсуждения, но впоследствии идея была поддержана швейцарским фондом Pro Helvetia. Ник – не суперизвестноt имя, но хороший акцент для фестиваля, ведь наша задача не только развлекать публику, но и нагружать ее интеллектуально. Я уверена, что как раз питерские интеллектуалы придут на его выступление. Сейчас мы в процессе переговоров с еще одним артистом, из США, но пока не буду говорить.

Что касается российских артистов, то и здесь очень интересная история. 3 года назад в на Усадьбе Jazz в Петербурге должны были выступать Антон Беляев и группа Therr Maitz и Мариям Мирабова. Они еще не были финалистами проекта «Голос», и про них мало, кто знал. Мы же продвигали Антона, помогали ему. Но в тот год в Москве провалился фестиваль. Мы оказались в жутких долгах и собирали деньги на Усадьбу в Петербурге буквально со всех друзей. И ряду артистов вынуждены были отказать: никак не вписывались в бюджет. За нами остался некий долг перед ними. Сейчас они обрели популярность, у них масса поклонников на разных уровнях. И мы рады будем представить их петербургской публике.

Конечно, мы приглашаем мэтров джаза. В этом году выступит Давид Голощекин. А молодое поколение представят группа «New Lux» и Антон Малинин.

- Расскажите, как вы проводите прослушивание музыкантов, как отбираете материал. Раньше вы даже проводили конкурс. 

- Да, был конкурс. Но он временно приостановлен: мы проводили его каждые два года, в общей сложности 5 раз, и набрали столько материала, что пока не имеем нужды в поиске новых имен. Музыки много, а фестиваль один. И мы считаем, что если мы проводим конкурс, то должны давать некий дальнейший толчок музыкантам, вести их, помогать им, что сложно сделать при потоке. Но у нас остается детский конкурс в Москве среди музыкальных школ. На московской Усадьбе Jazz будет поэтому и детская программа. 

усадьба jazz, семушкина, билли новик, the hat, джаз, субкультура

-Как Вы считаете должен готовиться слушатель, когда он идет на фестиваль, что должен знать о стилях, что иметь в своем словаре?

- Я думаю, что действовать надо от сердца, а не от ума. Нужно позволять музыке вливаться в тебя, производить трансформации. Она делает это самым неожиданным образом. И люди воспринимают ее по-разному: у кого-то слезы, у кого-то воспоминания. Фестиваль для этого, а не для препарирования и раскладывания музыки на стили. К чему это? Зачем говорить о музыке? Ее надо слушать. Но отвечая на ваш вопрос, я могу сказать, что джаз сейчас находится в такой стадии, когда происходит огромное количество стыковок с другими жанрами. И началось это еще с Майлза Дэвиса. Джаз смешивается с классической музыкой, хип-хопом, примешивается фанк. Очень много субкультурных веяний. Например, в Москве у нас есть проект с госпелом. 

- О том, что Вы сказали, что музыку надо воспринимать сердцем: но как в ежедневной рутине, в суете проблем оставить свою душу открытой?

- Это выбор каждого человека: закрытость или открытость. Нельзя что-то навязать. Мол тебе бы изменить отношение к миру, полюбить всех. Другое дело, если человек хочет, но не знает, как, тогда йога, общение с природой. Что касается меня, то я создала свой микромир, заблокировала себя от негатива. Он, конечно, проникает, когда, например, открываешь новостную ленту фейсбука. Но я много лет не смотрю телевизор, из которого, по моему мнению, сыпется лишь мусор, стоит только мельком взглянуть. Первое, что стоит сделать – это освободиться от мусора, перебрать гардероб, попросить прощения - наладить энергетический поток.

- Но нынешний кризис отражается на Вас?

- Понимаете, кризис у меня был неоднократно. За всю свою историю фестиваль с самого начала в кризисе: сначала он был никому неинтересен, потом говорили, что джаз – это не понятно что. Мы пережили 2008 год, когда разрывались подписанные контракты. Кризис пройдет. Самое важное, как ты его пройдешь.

- В одном из своих интервью Вы говорили, что пережитые Вами многочисленные кризисы, и личные, и рабочие, придали Вам ощущение свободы. 

- Да. Не нужно увеличивать масштаб проблем и утрировать масштаб проблемы. Это касается всего: и политики, и экономики. Тяжелая экономическая ситуация – это когда детям гречку не на что покупать. Или политически – когда нам запретят общаться со всем миром, и к нам никто не поедет. Да, в этом году у нас нет большого количества спонсоров. Мы сами где-то урезаем бюджеты, идем навстречу нашим партнерам. Нам важно с ними работать дальше. Например, мы снизили аренду точкам питания, т. к. им сейчас особенно тяжело. Вообще кризис как нагрузка полезен: человек не застаивается, начинает принимать решения.

- Вопрос про преодоление дистанции. Как Вы находите своих слушателей? Как удалось донести, что джаз – это не «не пойми что»?

- У нас есть своя аудитория. Часто мы сталкиваемся с отсутствием культуры восприятия джаза, когда человек не хочет себя подтолкнуть, узнать новое. Такая, знаете, внутренняя черствость. Но мы ориентируемся не на массы, а на думающее меньшинство, которое есть в каждом городе. И, поверьте, эти люди в принципе друг от друга не отличаются ни в Москве, ни в Екатеринбурге, ни в Петербурге. Они определенного культурного уровня, они сами к нам приходят. Менять надо других людей, мы их заманиваем альтернативными программами.

- Чем Вы заманиваете в этом году?

- Популярные имена. Антон Беляев привлечет молодежную не джазовую аудиторию. И я хочу подчеркнуть, что это не компромисс со зрителем: Антон прекрасный музыкант. Он сделает для нас специальную программу. Более вкусно, более стильно. Как, например, он делал проект с оркестрами в московском «Крокусе». В прошлом году был Сергей Мазаев. Так к нам у нас появляется новый слушатель, который остается с нами навсегда.

усадьба jazz, семушкина, билли новик, the hat, джаз, субкультура

- Есть ли проекты, соединяющие разные виды искусств?

- Фестиваль, безусловно, дает определенный импульс, активизирует творческую среду. У нас принимают участие граффитчики, уличные музыканты, есть современное искусство и детские активации. Мы втягиваем в этот проект и людей, практикующих активные игры, и дизайнеров – предоставляем им возможности open-air площадки. Так, человек приходит за одним, а неожиданно находит что-то другое. Он останавливается и слышит уличного музыканта. Например, у нас рядом с очередью в кассы играл саксофонист. Люди удивлялись, а мы сделали так, чтобы им не  было скучно. Наша работа – это такая ломка стереотипов. В 2004 году люди удивлялись, что музыкант сидит на банках из-под краски, а сейчас много всего, и это часть городской среды.

- А что Вас вдохновляет? Может есть вдохновляющий человек?

- Знаете, я прошла много этапов. Я зарывалась в дела, несла огромную ответственность. Она и сейчас на мне остается. Но мне понадобился не один год, чтобы прийти в то состояние, что есть сейчас, когда на мне такая нагрузка, 4 города вместо одного, аудитория в десять раз больше изначальной. Детей теперь больше. Оставаться при этом в состоянии адекватности. Это серьезная внутренняя работа и умение правильно планировать свое время. Не наваливать все в кучу. Тайминг у меня расписан на 3 недели вперед. Но время на себя обязательно есть. И на семью, она дает мне мои силы. 

- Как Вы переключаетесь на детей?

- Это натренированный мозг. Он умеет переключаться на огромное количество пластов. Я могу вести переговоры с чиновником, потом встретиться с художником. А вот с детьми проще. С ними не надо переключаться. Они отдают столько любви и тепла. Тяжело мне дается бизнес-среда, я больше не хочу быть бизнес-леди, не хочу пробивать стены головой. Я хочу просто вдохновлять, заниматься творческой стороной проекта. Но я счастливый человек: у меня есть мое дело, есть возможность давать другим людям счастье. Есть возможность пропускать через себя поток великолепных артистов. Иногда я постфактум вижу отзывы о выступлениях на Усадьбе, которые мне не удалось посмотреть. Все очень быстро. Но есть прекрасный проект. Да, он мог закрыться много раз: когда я видела, как далек результат от приложенных усилий. Ты костьми лег, а потом еще год ломаешь голову, как вернуть долги. Я говорила, что больше не могу. 

Меня вдохновляют люди, которые созидают, с которыми я могу говорить на одном языке. Это непросто, но моя работа это позволяет. Например, на конференции Colisium, где в этом году я видела ребят из Крыма. Рокеры такие, с хвостами, но они начинают что-то рассказывать, и я понимаю, что они такие же сумасшедшие, как и я. Меня вдохновляют журналисты, которые походят к своей работе вдумчиво, а не поверхностно.

- Чему самому главному Вы бы хотели научить своих детей?

- О! у меня три девочки… Я бы хотела, чтобы они открыли в себе женщину в широком смысле. Женщину, способную чувствовать и принимать, жить на творческом уровне. Не просто реализоваться, не просто стать кем-то. А реализовать себя в жизни – это серьезная школа, которая далась мне очень нелегко. Я, как мне кажется, начала слышать, видеть знаки. Не просто идти напролом, а жить в гармонии – это нелегко. И, конечно, мне бы хотелось, чтобы они реализовались в какой-то сфере, чтобы мой жизненный путь им помог. Я же не просто вся такая творческая, я смогла построить дело, может его кто-то из них подхватит. Моя задача помочь им найти свой путь.

- А если говорить об артистах? Какой совет Вы бы дали им?

- Ответить на вопрос, что ты даешь людям. Сейчас много хороших красивых вокалистов, но что они дают? Может у кого-то задача не найти себя. Общей парадигмы нет. Надо слышать себя, слышать мироздание. Кто-то ведь ничего не делает, и все к нему приходит. Мой опыт общения с великими людьми говорит о том, что без серьезных внутренних переживаний, внутренней ломки не бывает настоящего успеха. Есть люди, которые обладают удивительной удачей. Но на самом деле надо двигаться по своему пути и не сбиваться. 


Фотографии Анны Берг

View this photo set on Flickr  



Портал Субкультура