joomla

Грэйп: «Anti-flag – это как Rage Against the Machine. Только в панк-роке»

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

Сегодня в рамках нашей рубрики мы поговорим с молодой питерской группой «Грэйп». Скоро у ребят выступление в клубе «Манхэттен», поэтому вопрос, где их искать, даже не стоял. Приезжаю на самую атмосферную питерскую реп. точку «Hiboll», чтобы отвлечь группу от подготовки к музыкальному баттлу.

Грэйп

– Привет! Чтобы познакомить с вами читателей нашего Портала, я попрошу каждого участника группы рассказать о себе.

– (Антон Фокин): Я решил создать группу «Грэйп» в 2013 году. Придумал несколько песен дома, показал друзьям. Друзья сказали, что нужно что-то с этим придумать. У меня на тот момент не было ни одного знакомого музыканта. Нет, был один, но с ним я играть не хотел, потому что у нас с ним была другая группа, и мы разругались. (Смеется.) Я предложил Диме научиться играть на барабанах…

– (Дмитрий Карцев): Я познакомился с Антоном, когда он прекратил выступать со своей прошлой группой. Мы с ним разговорились, я сказал, что хотел бы научиться играть на барабанах. Ну, я так понимаю, Антон это сначала пропустил мимо ушей. (Смеется.) Но через какое-то время мы опять с ним встретились, все обсудили и решили плотно заняться этим делом.

Грэйп

– (Родион Никитинских): Я играю на бас-гитаре, присоединился к команде прошлым летом. У нас был общий знакомый, через которого мы познакомились с ребятами. Мне понравилась группа, я понравился группе, и мы решили, что нужно продолжать работать. Потом постепенно я сменил шестиструнку на четыре толстых струны, и вот теперь дружу с барабанщиком. (Смеется.)

– Не пугают, значит, стереотипы относительно бас-гитаристов?

– (Р.Н.): Я, по-моему, их полностью подтверждаю! (Смеется.)

Грэйп

– Первый вопрос, который приходит в голову, когда включаешь ваши песни, почему поете на русском языке? Многие коллективы поют на английском, чтобы расширить свою потенциальную аудиторию.

– (А.Ф.): Мне очень нравится английский язык, но петь на нем я бы не хотел, потому что мы собираемся работать на нашем рынке. Чтобы людям было легко понять и запомнить, я принял решение петь на русском. В дальнейшем, если возникнет такая потребность, мы сделаем что-то на английском.

– (Д.К.): Например, когда мы участвовали на фестивале EMERGENZA, к нам подходили и говорили – как хорошо, что вы исполняете свои песни на русском. Мы понимаем, о чем вы поете. (Смеется.)

– (Р.Н.): Культура должна быть разной. Может, это тупиковый вариант, но, мне кажется, ты должен петь на языке той страны, в которой живешь. Мне, например, нравится, когда исполнители приезжают на «Евровидение» и поют на своем родном языке. Это очень здорово.  А не поют так, чтобы вся Европа поняла. Они, кстати, занимают на этом конкурсе хорошие места.

– Дима Билан выиграл с английской песней.

– (А.Ф.): Он поет на английском как на русском…

– Вы пытались отправлять свои композиции на радио?

– (А.Ф.): Будем пытаться потом, потому что мы хотим для начала записаться на студии.

– (Р.Н.): Нам кажется, нет смысла посылать на радио домашнюю запись. Потому что там сидят понимающие люди, да и слушатель поймет, что что-то не так.

– (А.Ф.): Все равно на радио существуют какие-то стандарты. Студийное качество обязательно. Так что пока работаем над качеством.

– Тогда поговорим о видео. Нет желания снять клип или лайв?

– (А.Ф.): Да, мы планируем это, но после того, как запишемся на студии.

– (Д.К.): У нас есть видео с концерта, но там такой звук, что ничего не понятно. Какой смысл выкладывать его в таком виде?

– У меня провокационный вопрос к фотографу: как относишься к музыке ребят?

– (Екатерина Горелова): Я была пару раз на концертах. Мне нравится их подача. Видно, что людям действительно это нравится. Я достаточно часто хожу на концерты не очень известных групп. Могу сказать, что всегда видно разницу между теми, кто хочет, чтобы из их музыки что-то получилось и теми, кто играет просто по приколу. Ребята много работают, действительно хотят развития, их них может что-то получиться.

– Вы уже облегчили работу журналистам: им не нужно ничего выдумывать, вы сами говорите, что на вас повлияли группы Green Day, Foo Fighters, the Offspring. Назовите команды, которые слушаете сейчас, и те, что слушали раньше.

– (А.Ф.): Мне с детства папа давал слушать Pink Floyd, Deep Purple, Led Zeppelin, Paul McCartney. Потом, когда я стал уже что-то понимать, общаться с другими людьми, то познакомился с группой Aerosmith. Затем я сам стал покупать кассеты, слушать их. Параллельно учился играть на гитаре и петь. Потом появилось MTV, где я увидел the Offspring и понял, что тоже так хочу. (Смеется.)

– (Д.К.): А мне сейчас будет стыдно. (Смеется.) Мои родители абсолютно немузыкальные, и слушали то, что было популярно: я, в свою очередь, слушал то, что и они: а это Земфира, Кино, Сплин, вот что-то такое. В последствии я стал понимать больше, переходить на иностранных исполнителей: the Offspring, Metallica… KoRn были очень популярны в то время. Сейчас слушаю группы The Killers, Jack White и многих других. Из русских тут послушал недавно последний альбом группы «Анакондаз». (Смеется.) Так как раньше не следил за их творчеством, для меня это стало чем-то новым.

– (Р.Н.): Я тоже был воспитан на русском роке и, отчасти, Высоцком. Еще мне очень нравилась кассета, которую я заслушал до дыр, «Бременские музыканты». Это самое яркое детское впечатление какой-никакой рок-музыки. (Смеется). В школе слушал Rammstein, Linkin Park, Limp Bizkit. Потом я прочитал книгу Ильи Стогова «Четверная волна», где описывались такие группы как «Психея», «Jane Air». На данный момент я заметил, что если мне нравится группа, то я начинаю слушать ее с нуля и до последнего альбома, чтобы понять, как коллектив развивался.

– Как относитесь к группе Anti-flag?

– (А.Ф.): Отрицательно.

– (Р.Н.): Положительно.

– (Д.К.): Первый раз слышу.

– Да у вас тут полная гармония!

– (А.Ф.): Ну, мне их музыка просто не нравится.

– (Р.Н.): Так как я все-таки играю на басу, мне нравится, как там басист придумывает партии. Мне кажется, что они интересные. В каждой песне так хитро сделано… То, что они так яро отстаивают свою точку зрения вразрез с государственными интересами, думаю, это живо и очень искренне. Оппозиции много, но зачастую от них слышишь какие-то псевдовысказывания. А Anti-flag– это как Rage Against the Machine. Только в панк-роке.

– Мы сейчас находимся на реп. точке. Расскажите, как проходят репетиции. Я вот не музыкант, читатели наши тоже не все, а любого рода закулисье – это всегда интересно.

– (А.Ф.): Репетиции проходят, наверное, как у всех. Мы приходим, подключаемся и играем один кусок до тех пор, пока он не будет всех устраивать. Нам важно качество, важно, чтобы все чувствовали себя комфортно.

– (Д.К.): А так у нас все очень дружно, без драк. (Смеется.) Все всегда опираются на мнение друг друга...

– (Р.Н.): Сказал КМС по боксу. (Смеется.)

– (Д.К.): В первую очередь, на мнение Антона, потому что у него больше опыта, он лучше во всем разбирается. Во всяких нюансах, которые другие люди почему-то упускают.

– (А.Ф.): Любой красивый образ, который всем нравится, состоит из мелочей. Если хоть одна деталь будет выпадать, перестанет иметь значение все в целом.

– Мало в твоих словах от эстетики панк-рока. Даже поп-панка.

– (Р.Н.): Мы поиграли в стиле поп-панк и поняли, что нам нравится играть что-то более мелодичное.

– (А.Ф.): Мы не хотим ограничиваться одним узким направлением. Нам интересно развитие. Мы хотим совмещать в своей музыке различные жанры. Но, на самом деле, если люди будут думать, что мы играем панк-рок или поп-панк, это не так важно. Главное, чтобы им нравилось то, что мы играем. Мы будем делать для этого все.

Беседовала Катерина Воскресенская

Фото – Екатерина Горелова



Tags: Грэйп

Портал Субкультура