Иван Охлобыстин: «Налей-ка, мать, борща лауреату»

  • Автор: Ксения Беловицкая
Понравилось? Расскажите друзьям:

Охлобыстин презентация

Охлобыстин многим известен как человек, который сыграл доктора Быкова в сериале «Интерны». А ведь он еще бывший режиссер, священник, телеведущий и писатель. Мы поговорили с Иваном перед презентацией его книги «Песни созвездия гончих псов», а также обсудили передачу Исаакиевского собора РПЦ, личность Путина и российское телевидение.

«Отказ от кино не оставит у меня шрама на сердце»

- В новостях пишут, что вы решили бросить актерство и уйти полностью в литературу. Неужели съемки отнимают у вас так много времени, что вам не хватает его на литературу?

- Да, так и есть – практически всё. Особенно если серьезно к этому относиться, то в период съемок ничего больше не получается делать. Это иллюзия, что на съемочной площадке ты можешь сидеть писать. Литература ведь требует время, определенную атмосферу. Да и не вижу я уже ничего интересного в кино. Я ведь в принципе не актер по профессии, отказ от кино не оставит у меня шрама на сердце. Конечно, съемки – это прибыльное занятие, но мне пятьдесят лет и покупать особо уже нечего.

- Вы говорили, что на написание новой книги у вас ушло всего лишь две недели, а ведь это небольшой срок.

- Такое иногда бывает. Перед тем как написать эту книгу, я работал над расширенным синопсисом. Первоначально мной задумывался киносценарий, но потом я понял, что изобилие материала позволяет оформить все в рамках литературы. И поэтому я уже на существующую конструкцию нанизал дополнительные детали. А вот, например, работая над романом «Четырнадцатый принцип», я просыпался в пять часов вечера, здоровался со всей семьей, за два часа успевал переделать все домашние дела, потом шел наверх и печатал на планшете до шести утра. И так каждый день в течение долгого времени.

- Вы читаете когда-нибудь отзывы на свои произведения в Интернете?

- Бывает, чаще отзывы положительные. Но, знаете, я несколько абстрагировано отношусь к критике. Стараюсь делать какие-то выводы, ни в коем случае не обижаюсь на критикующего. Когда в отзыве какая-то чушь, написанная ради того, чтобы поругаться, то меня это никак не задевает. Если кто-то пишет что-то позитивное, то я мысленно благодарю этих людей.

- Я почитала некоторые отзывы о книге «Четырнадцатый принцип», и правда – почти все отзывы хорошие, есть только парочка отрицательных. Вот, например, одна девушка задается вопросом в своей рецензии: «Богу-богово, кесарю-кесарево, слесарю-слесариво, а что Охлобыстину?»

- А Охлобыстину – охлобыстиново. Потому что мы все индивидуально созданы Богом.

- И вот еще один человек пишет: «Охлобыстин – настоящий Иван-дурак». Как вам такое определение?

- Для меня это большая честь, все-таки он – народный персонаж. Иван-дурак очень непрост, в нем обычному светскому разумению противопоставляется народная мудрость.

Охлобыстин интервью

«… пять выпусков с Шурыгиной – это «грех быстрых денег»

- В одном из своих интервью вы произнесли следующую фразу: «Нужно приводить телевидение в порядок». Стало интересно, смотрите ли вы телевизор и что вообще думаете о том, что там происходит?

- Телевизор я смотрю очень редко, чем больше смотрю, тем больше разочаровываюсь. Телевидение занимается в основном тем, что зарабатывает деньги на рейтингах, на рекламе, и им уже все равно, что показывать. А так не должно быть. Недаром никто не смотрел «Огонек». Люди в телевизоре – это, можно сказать, наши представители, глас народа. Глас народа в розовых лосинах не прилагает даже малейших усилий для того, чтобы как-то осмыслить окружающее. Я считаю, что у представителей шоу-бизнеса должна быть ярко выраженная гражданская позиция, потому что нельзя сразу двум господам служить. Ты - либо служишь своему народу и, например, своим творчеством снимаешь с него все тяготы, помогаешь человеку анализировать, либо ты предатель. Я уже не говорю о пяти выпусках с Шурыгиной – это называется «грех быстрых денег». Совсем не думают о том, к чему это все может привести.

- Раньше вы работали на Первом канале ведущим программы «Первый класс». Какой опыт приобрели?

- Ко мне пришло понимание того, что я не телевизионный человек абсолютно, ничего хорошего со мной на телевидении не получится. Это – новая для меня сфера, нужно было готовиться серьезно, быть всегда в курсе новостей, то есть быть ведущим – значит посвятить себя полностью одному делу, а я не готов посвятить себя телевидению.

- Читала недавно, что вы считаете, мол, русским надо запретить фильмы снимать…

- У русских много талантов в кино, но нам лучше всего даются душевные истории. Мы живем по принципу, как говорил Серафим Саровский, «спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Такая у нас житейская логика – мы сначала внутри формулируем свое отношение к окружающему, а потом это проецируем на действительность. На этом строится и вся наша великая русская литература, например.

Охлобыстин презентация

«Дальнейшее выяснение отношений всех перессорит»

- Так уж вышло, что при разговоре с вами невозможно не затронуть тему религии и церкви. В Петербурге в последнее время неспокойно, и это связано в том числе с тем, что Исаакиевский собор хотят лишить статуса музея и передать РПЦ. Можете сформулировать свое мнение по поводу того, зачем все это делают?

- Я понимаю прекрасно каждую из сторон, но мне сложно сформулировать какое-то мнение. Сейчас туристов может раздражать вид выходящего из собора архиепископа, но это временно. Пройдет, предположим, пара месяцев и хитрые гиды будут водить людей посмотреть на это, ведь очень красивое зрелище. У меня вызывают большое уважение петербуржцы – они очень активно борются за свой город, отвоевывают каждый сантиметр. Москва, к слову, пропала из-за того, что ей никто не занимался. Нельзя и Петербургу пропасть. Думаю, все противоречия разрешатся, горожане привыкнут – это первое размышление. А второе размышление: кто бы ни был прав, дальнейшее выяснение отношений всех перессорит, а надо просто смириться с тем, что есть. И третье – этот собор был кафедральным собором России. Он гораздо красивее Храма Христа Спасителя. И вот, знаете, если бы я выбирал, какой магнитик я хотел бы повесить на холодильник, я выбрал бы Исаакиевский собор. Мне бы хотелось, чтобы он вернул свое значение, и чтобы патриарх говорил свои пасхальные поздравления именно там.

 - Это правда, что вы - сторонник монархического типа правления?

- Под монархическим я имею в вид личностное управление. Так или иначе у нас все решается волевым импульсом сверху. При принятии какого-то государственного решения, нужно обязательно чтобы Путин высказался. Без него никуда, все нас за это осуждают. Но с точки зрения истории, у нас всегда было так. Для нас неприемлемо жить так, как Европа. У них маленькие страны, другой подход к окружающим, менталитет.

Охлобыстин интервью 

«2% жируют…, а другие 98% не знают, чем позавтракать»

- Ваше отношение к Путину положительно, не так ли? Вы даже подписаны во Вконткте на паблики про его личность.

- Одно время я относился критично к нему, а потом… Вот давайте здраво оценивать главы стран. Меркель – да, для Германии прекрасно, но слишком много противоречий, я не уверен, что она за немцев. Например, их ситуация с беженцами – она ставит под угрозу вопрос о выживание самой страны. Прям-таки демократия в действии. Во Франции сейчас ничего такого яркого в политическом смысле не происходит. Испания - тоже ни рыба ни мясо. В Италии уже и не вспомню, кто правит. Все эти люди как будто не заинтересованы в процветании страны, они какого-то масочного типа. А у нас -  яркий, красивый, офицер, в возрасте, а при том в отличной физической форме – я оцениваю простыми человеческими критериями.  Мне очень нравится, что Крым отошел нам, потому что это наша земля – я искренне так считаю. Также считаю, что нужно приводить в порядок олигархическую сферу – не должно быть такого резкого разрыва между бедными и богатыми. Это всегда будет, но не так ведь, что 2% жируют и не знают, куда деньги потратить, а другие 98% не знают, чем позавтракать. Мало-помалу я вижу какие-то изменения.

- Зная ваше отношение к ЛГБТ-сообществу, не могла не спросить, а что вы думаете по поводу информации об отлове гомосексуалистов в Чечне?

- Могу сказать, что после этого стал еще больше уважать чеченский народ.

- То есть вы поддерживаете такой агрессивный метод борьбы?

- По поводу насилия информация неподтвержденная. Моя позиция такая: я не должен следить за человеком в туалете, у каждого есть своя территория и свобода, которой он достоин. Но, если это выносится и пропагандируется как естественность – это плохо, потому что пресекает мои интересы. Мне вот хочется, чтобы у моих мальчиков были семьи, приплод чтобы они дали, вы уж простите, что я как скотовод сейчас рассуждаю. И чтобы у девчонок моих были настоящие мужчины: веселые, преданные, надежные. Чтобы мы собирались все вместе и жарили шашлыки. Конечно, гомосексуалисты всегда существовали, но про это не говорили. Ну что, мы разве не знаем, кто у нас в шоу-бизнесе нетрадиционной ориентации? Знаем. Но из них самые деликатные ведь не вызывают в нас раздражения – поют и поют. Главное, чтобы они не портили наших детей.

- Вы говорили, что не прочь бы получить литературную премию. Какова будет ваша реакция, когда это все же произойдет?

- Я всегда в такие моменты говорю одно и тоже: «Согласен! Правильно! Я бы тоже так поступил!»

- Называйте меня теперь лауреатом?

- Да, а еще: «Налей-ка, мать, борща лауреату!». Если это случится, то я буду гордиться перед детьми. Это ничего мне не даст, но детям прикольно.


Портал Субкультура

Новое в блогах