«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

  • Автор: Елизавета Дземяшкевич
Понравилось? Расскажите друзьям:

Мы встретились с группой «Нервы» перед грядущим туром в поддержку альбома «Самый дорогой», чтобы поговорить про новый альбом, взрослеющую аудиторию, музыкальные вкусы, духовную близость и бизнес-идеи. Беседу мы начали с лидером группы, Женей Мильковским, а чуть позже остальные ребята присоединились к нашему интервью.

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

Расскажи немного про новый альбом. Как думаешь, в каком настроении он зайдёт у слушателей?

— Мне кажется, он уже зашёл. Мы уже играли на концертах некоторые песни: всем очень понравилось, и нам самим понравилось. Наши слушатели с нетерпением ждут выхода студийных записей. Вообще такое бывает не всегда, но вот сейчас мы реально уверены в этом альбоме, в этих песнях мы чувствуем сильную энергию. 

Чем он отличается от предыдущих?

—Ничем! В плане написания – я всегда пишу о том, что думаю и чувствую, не прилагая никаких специальных усилий.

А ты тексты пишешь или музыку?

— Я пишу текст и мелодию самой песни под гитару, а остальные придумывают оранжировки и свои партии. Наш оркестр работает органично.

— А не бывает такого, чтоб кто-нибудь из группы сказал: «Чувак, ну что за текст?»

—Не, всем всегда нравится. Ну, по крайней мере, тексты. Хотя я советуюсь с Ромой и с пацанами, когда пишу что-либо. Особенно последние песни, например «Лампами». И ещё одна песня у нас скоро выйдет, называется «Игры больших», вот я сейчас анонсирую её первый раз в интервью. Мы уже засняли на неё видео. Эта песня изначально написана на Ромину гитару, то есть у Ромы была партия, а я на неё придумал музыку и текст. Вообще Рома придумывает зае**ческие партии, на которые стыдно сочинить плохой текст.

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

Почему решили разделить альбом на две части?

— Потому что сейчас такое время: люди перестали слушать альбомы. Для них это как вспышка – послушали и забыли. Сейчас в основном выпускают синглы. Но у нас песни уже готовы, и мы их записали, сейчас будем сводить, мастерить – в чём смысл их задерживать и не давать послушать людям? В нашем предыдущем альбоме была 21 песня – и ты пишешь, пишешь, сводишь, сводишь, проходит очень много времени, ты сам уже зае**лся от этих песен, люди зае**лись их ждать… Блюдо начинает пригорать, короче, и пока ты его готовил, уже сам наелся. Хотелось бы всегда побыстрее. Поэтому такой вариант разбивки альбома на части мне кажется наиболее оптимальным, и я бы хотел так и дальше работать.

Ты рассказывал в интервью, что выбираешь в группу людей, близких тебе по духу. А что для тебя духовная близость? Как вот, например, понял, что Лёша тебе подходит?

— Посмотрел на Лёшу… Лёша не пьёт, не курит. Осуждает мою жизнь…

Лёша: Должен же кто-то ворчать! Вот он и взял пенсионера.

Мильковский: Вот Женя – нормальный человек, отрывной. 28 лет. Он со мной пьёт, со мной курит, со мной веселится. А Лёше 20 лет, он ругает меня постоянно.

А Рома что делает?

Рома: Увлекается починкой автомобилей.

Мильковский: Рома рассказывает, как он тачку поломал, починил, сколько денег отдал… Это самая важная тема всегда. «По духу», да, ребят? Ну, что я могу сказать… Изначально Рома пришёл в этот состав, который уже закреплён. Он написал письмо, по которому было понятно, что он свой пацан. Что он принесёт много хорошего в коллектив, и он так и сделал. И когда группа потерпела перемену состава, то Ромочка остался со мной, и мы с ним вместе начали новую эру для группы «Нервы». Рома, расскажи, как мы взяли Женю!

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

Рома: Женя написал письмо на почту, когда мы объявили кастинг… Ты же мне сначала написал или Женьку?

Трухин: Вообще изначально написал Женьку, потому что первый раз я отправлял видео тогда же, когда и Рома отправлял, это было три года назад. Тогда меня проигнорировали, и в этот раз тоже.

Рома: Не, мы посмотрели видео, он там кавер какой-то играл.

Мильковский: Короче, Рома мне сказал, что Женя вообще крутой пацан, и мы сделали кастинг в один день, Ромич пригласил Женька, а я – Лёшку. И когда они приехали, оказалось, что они уже знакомы. Они ехали вдвоём на разных машинах из Санкт-Петербурга.

Трухин: Это было завтра год назад.

Мильковский: Да? Ой-ой-ой, отметим завтра?

Трухин: Причём было забавно. Рома мне сказал, что приедет ещё барабанщик из Питера. Кто же это будет? Я делал ставки, было три варианта. И где-то под Тулой мне звонит Лёша Бочкарёв: «Жень, чего делаешь?» – «Под Тулой еду». – «Ясно-понятно, едешь в Москву, наверно, туда же, куда и я!»

— А расскажите про Лёшу! Про него меньше всего информации можно найти.

Трухин: Лёша – эрудит, он любит английский язык, любит автомобили…

Мильковский: Очень любит спорить с нами всеми, навязывать свой образ жизни, свою идеологию…

Лёша: Спор для меня как спорт.

Трухин: Просто самоутверждается за счёт других.

Мильковский: Очень любит развозить алкоголиков по домам.

Лёша: Не люблю, но приходится.

Мильковский: Лёша – душа компании, особенно когда все отмечают какой-нибудь праздник, он сидит в углу и тренируется на своём пэде.

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

— Женя, ты вот любишь историю, а какая историческая эпоха тебе больше всего нравится?

Трухин: Эпоха царской России, потому что я из Петербурга, там всё пропитано этим. А из личностей – наверно, Александр II. Он больше всего хотел сделать, но, как всегда, ему не дали, убили. 11 раз на него покушались.

Рома, я читала, что у тебя свой тату-салон, это правда?

Рома: Конечно! (Смеётся.) Нет. Просто мы жили с Женей и старым составом на Таганке, у нас квартира была четырёхкомнатная, и на двери в мою комнату висела бумажка, там ручкой было написано «Портак-студия». У нас там была машинка и вся комплектация для татуировок, и в один период мы каждый день делали сами себе или кому-нибудь ещё татуировки. Ну, и стали прикалываться, что у нас салон.

Не хочешь открыть настоящий?

Рома: Хочу, но на это нужны деньги, помещение, причём специализированное… Это не так просто. Но если у нас когда-нибудь будет очень много денег, я бы открыл.

Мильковский: А я бы открыл кафе. Гранж-бар. Хочу, чтобы там был лёгкий музыкальный бардак. Чтобы там была сцена, и на ней… А, это же моя бизнес-идея! Не буду рассказывать, вы её украдёте. Не, хорошо, я ищу инвестора, который мне даст денег, чтобы открыть самый классный бар для музыкантов в Москве. Короче, на сцене будет стоять гитара и микрофон, сыграть и спеть будет иметь право каждый. Но если ты поёшь херово – то на каждом столике есть тарелки с помидорами, и в тебя начнут ими кидать. Но если кто-то поёт классно, и в него кто-то один начинает кидать помидорами, то в этого чувака тоже можно кидать, потому что он неправ.

— Про вас пишут, что ваша аудитория стала взрослее, причём на концерты стало ходить больше парней. Как думаете, с чем это может быть связано?

Рома: Наш новый басист бородатый, дети его боятся.

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

Мильковский: В нашей группе ничего не поменялось, кроме одного: мы стали старше, нам уже скоро по 30 лет. И дело в том заключается, что когда ты парень, ты не можешь слушать кого-то, кто младше тебя. Мы ведь начинали, когда мне было 18 лет, и для многих парней я был младше. Ты не будешь слушать того, кто у тебя не в авторитете, а малолетка – не в авторитете. Теперь появилась возможность адекватно посмотреть на нашу музыку, не через призму возраста.

— Помните, о чём вы мечтали в детстве? Можете сказать, что это сбылось?

Мильковский: Да. Я мечтал сделать классную группу, мечтал об этих пацанах.

Рома: Я тоже мечтал играть в рок-группе. Ну, мы все мечтали об этом.

Мильковский: Что я вообще говорю: «я мечтал о пацанах»…

Трухин: После таких фраз поднимаешь голову на концерте, видишь, что в зале стало больше парней…

(Смеются.)

Мильковский: Конечно, не все мечты ещё сбылись, да и что за жизнь без мечты, но, самое главное, мне комфортно в кругу этих людей, мы начали понимать друг друга. И даже когда мы ссоримся, это чувство не исчезает, это здорово.

Лёша: Это очень хорошо, что ты так думаешь.

Мильковский: Шутки шутками, но я доволен своей жизнью.

«Нервы»: «Мы все мечтали играть в рок-группе»

Любимые исполнители

Женя Мильковский: Royal Blood, Пошлая Молли, Криптонит, Garden City Movement, Red Samara Automobile Club, Serebro

Рома Булахов: Hiatus Kaiyote, A Day To Remember, Good Charlotte, Blink-182, Offspring

Лёша Бочкарёв: последний альбом At the Drive-In, The Mars-volta, Radiohead

Женя Трухин: Yellowcard, Black Country Communion, Red Fang, Deftones, Coldplay, Kasabian, Arctic Monkeys

Беседовала Елизавета Дземяшкевич, фотографировала Евгения Юшкова.


Портал Субкультура