Продакшн-директор Музея уличного искусства Александр Мущенко – о сути стрит-арта, выставках и вандализме

  • Автор: Софья Зима
Понравилось? Расскажите друзьям:

Музей уличного искусства находится в южно-восточной части Санкт-Петербурга на действующем производстве – заводе слоистых пластиков. С 2012 на работающих и заброшенных цехах создают свои произведения ведущие уличные художники России и мира. История завода началась на Петроградской стороне в 1945 году, когда здесь делали изоляторы для электросетевого хозяйства страны, разрушенного Великой Отечественной войной. Лишь спустя 11 лет — в 1956 году, когда страна восстановилась и можно было создавать не просто функциональные, но и красивые интерьеры — на Охте запустили производство ДБСП – декоративных бумажно-слоистых пластиков. Этим материалом, например, отделывают лифты, эскалаторы и поезда. Сейчас же на территории завода площадью 11 га красуются работы художников. Каким образом появился музей и как он устроен, рассказывает Александр Мущенко, продакшн-директор Музея уличного искусства.

Александр Мущенко

- Как зародилась идея о создании Музея стрит-арта?

- С 2010 года мы с Андреем Зайцевым, нынешним директором музея, работали на Заводе слоистых пластиков в отделе инновации. Все началось с вечеринок в заброшенных цехах: мы приглашали друзей-художников, рисовали граффити, смотрели кино. В тот момент мы начали воспринимать завод как что-то родное и очень хотели изменить то пространство, в котором мы проводили большую часть времени. Так появилась мысль о музее.

- Расскажите о действующих выставках?

- Сейчас на площадке проходит выставка «Праздник к вам приходит», посвященная столетию революции. То, что вы увидите здесь – это плоды работы более 60 художников из 12 стран, которые в течение полутора месяцев создавали этот проект. Если говорить об отдельных работах этой выставки, то первое, что видит посетитель Музея – это документальная стена «Поколения». Для ее создания граффити-художник Коля Super пригласил райтеров из разных эпох: начинается все с 80-х – это пионеры граффити, которые первыми в СССР слушали хип-хоп и рисовали на улицах – Крыс из Риги, Баскет из Санкт-Петербурга и Макс Навигатор из Калининграда. Начало 2000-х представляет SPPCrew, середину десятилетия – DCCrew, и в финале отметились яркие представители 2010-х TADCrewc работой «Top'n'Dope». Мы решили, что очень круто и важно для субкультуры собрать уличных художников разных поколений на одной стене в рамках выставки. Здесь можно увидеть, как с годами видоизменялась культура и стиль граффити.

Концепция временной экспозиции Музея такова, что каждый год мы закрашиваем работы, и на их месте появляются новые. Все проекты мы, конечно, документируем: фотографируем, снимаем видео с процессом создания работ, выпускаем каталоги каждой выставки. Вторая часть нашей деятельности – это постоянная экспозиция, которая расположилась на огромной территории завода. Сюда мы приглашаем художников, которые уже внесли вклад в уличное искусство, либо делают какие-то уникальные для этого направления вещи. Есть еще одно пространство – Цех Х1, подобие открытой стены, где может отметиться художник любого уровня.

- Чего ждать от Музея этим летом?

- Летом у нас проходит образовательная программа. В этом году она достаточно нетипична, так как помимо уличных художников к нам приходят ученые – историки и социологи, которые изучают феномен революции и ее истоки. Кроме того, часто по выходным у нас проходят фестивали: ближайший – PresentPerfectFestival 29 и 30 июля. А внутри команды мы, конечно, уже начинаем подготовку к следующей выставке.

- Что касается команды – как вы набирали людей?

- В самый жаркий период, с начала февраля до мая, у нас работают примерно 15 человек, в более спокойные времена – около десяти. Вообще все зависит от того, какой проект. Мы набираем команду, исходя из этого.

- Как вы относитесь к вандализму в уличном искусстве и как вы его предотвращаете?

- Философский вопрос – является ли стрит-арт на стрит-арте вандализмом? Говоря о нашей деятельности, важно помнить, что определяющее слово в названии – музей. То есть, в первую очередь, мы - институция, и поэтому мы не можем допустить хаоса (например, появления несогласованных работ) в рамках выставочных проектов. Но грань эта очень условная: например, одну и ту же несогласованную работу как музейный сотрудник, я могу как не принимать – поскольку такие практики идут вразрез с нашей институциональностью и нарушают закон и этические нормы, так и ценить – с позиции художника. Потому что как художник, я позитивно отношусь к любой активности в городском пространстве в рамках уличного искусства, которая не нарушает элементарные требования закона – никого не оскорбляет и не пропагандирует экстремизм и терроризм. И несмотря на то, что иногда высказывания художника наивны и не несут особой смысловой нагрузки, как акт взаимодействия с пространством, они представляют интерес, поскольку отражают внутреннюю свободу и смелость человека.

В основе выставок Музея – кураторский надзор, и у каждой из наших площадок есть четкая концепция и правила. В уличной же среде - ситуация, когда один художник рисует поверх работы другого, может стать конфликтной. Есть крутой пример уважительного отношения друг к другу в рамках субкультуры – это братья-близнецы OsGemeos из Бразилии, которые, прежде чем рисовать поверх чужой работы, всегда находят её автора. Жаль, что не все художники следуют их примеру.

Продакшн-директор Музея уличного искусства Александр Мущенко интервью

- Как вы набираете художников для выставок?

- Для этого есть кураторы, которые отвечают за каждую отдельную выставку. Исходя из своего видения темы и субъективного опыта они ищут подходящих художников и приглашают их к нам.

- Были ли у вас какие-нибудь забавные или комичные ситуации в музее? Например, договаривались с художником, что он вам рисует одно, а в итоге сделал совсем не то, что нужно было.

- Нет, такого я не припомню, потому что мы не ограничиваем свободу художника при реализации проектов. Ограничение идет на этапе отбора и приглашения: когда куратор зовет кого-то участвовать в выставке, он примерно представляет, чего можно от этого художника ждать. Кроме того, все будущие произведения согласуются заранее, у нас есть договор с эскизами, поэтому таких ситуаций у нас не было. У нас нет внутренней цензуры, но иногда работа не может быть реализована из-за того, что формально она противоречит нормам законодательства. И, если ситуация спорная, мы обращаемся к юристам. Конечно, бывают также и технические, и финансовые ограничения.

Хотя мы не особо стесняемся, нам все-таки удается сохранять баланс, несмотря на то, что на выставках поднимаются достаточно злободневные темы. В этом году – революция, в прошлом – миграционный кризис, а самая первая выставка была о российско-украинском конфликте. Однако мы - противники безосновательной провокации.

Продакшн-директор Музея уличного искусства Александр Мущенко интервью

- Какая из выставок запомнилась вам больше всего?

- На открытой площадке у нас их прошло четыре: «Повод к миру», «Вспомни завтра», «Через границы / сквозь ограничения» и текущая «Праздник к вам приходит». Самой запоминающейся была, наверное, первая – «Повод к миру» о русско-украинских отношениях, приуроченная к 100-летию Первой мировой войны. В 2014 году эта тема обсуждалась очень остро. В выставке участвовали художники из России, Украины и европейских стран, не участвовавших в конфликте. То, как они переживают это, отражалось в их проектах. И было очень интересно наблюдать за коммуникацией художников с абсолютно разными взглядам, за тем, как их работы «разговаривали» и перекликались между собой.

- Был ли у вас какой-то момент, когда хотелось просто закрыть музей?

- Нет. Единственное, что после закрытия первой выставки ни у кого не было представления о дальнейшей судьбе открытой площадки Музея. Мы сделали крутейшую выставку, но стены были уже заполнены работами, и больше бы туда ничего не поместилось. Тогда и было принято концептуальное решение закрашивать и обновлять экспозицию каждый год. Это был тот момент, когда все могло пойти совершенно другим путем.

- Почему у вас стоит ограничение 18+? Уличное искусство понятно только взрослым?

- Конечно, нет – скорее, даже наоборот. Просто это требования законодательства: некоторые работы достаточно смелые. Но к нам приходят дети всех возрастов и часто во время экскурсий предлагают свои, не менее интересные трактовки работ.

Продакшн-директор Музея уличного искусства Александр Мущенко интервью

- Каково это – делать музей?

- У нас музей не классический, поэтому мы постоянно сталкиваемся с неожиданными трудностями. В этом году, например, назрела проблема: на стенах скопилось много слоев краски, поэтому что-то начинает отваливаться. Есть также проблема разрушаемости объектов из-за погоды или из-за того, что посетители путают музей с улицей и с завидным упорством забираются на инсталляции. С другой стороны, все это к лучшему: если создать все удобства и поместить уличное искусство в стерильное пространство, стрит-арт просто потеряет свою суть и «уличность».

Продакшн-директор Музея уличного искусства Александр Мущенко интервью

- Какое самое большое количество посетителей за день у вас было зарегистрировано?

- Когда у нас проходят фестивали, на территории музея собирается больше 8000 человек. В обычные выходные дни – около тысячи. Мы следим за всеми значимыми мировыми событиями в стрит-арте, и знаем, что проекты, которые мы делаем – это очень высокий уровень. Уличное искусство – это всегда диалог художника с городом и его жителями, и мы надеемся, что с каждым годом в этом диалоге будет участвовать всё больше людей.

Беседовала Софья Зима.

Фото – Иван Шкулипа
 

Портал Субкультура

Новое в блогах