joomla

Роман о героях и богах или игры со смертью

Понравилось? Расскажите друзьям:

Новый роман Надежды Колышкиной («Игры в героев и гениев». Роман. М., Международные отношения, 2014. – 376 с) – о полубогах, героях, хотя в нем, несомненно, участвуют и боги. Один из главных героев – то решительный, то трусоватый Арес. У которого, впрочем, достаточно ума и хитрости вести свою собственную игру под носом у самого Зевса и его супруги Геры. Главным героем является, конечно, Геракл. Изложение его подвигов и стало основой романа.

Автору надо отдать должное. Полное вкусного юмора переложение мифов очень тонко показывает, как глубоко коренятся античные символы и представления в современном человеке. Гера и Амфитрита предстают обаятельными женщинами, преданными своим мужьям женами, таланты которых находятся в плену четырех стен и загса. Артемида оказывается блюстительницей экологического равновесия, эдакой предводительницей армии Гринписа. Умница и красавица Афина, навек соединившаяся с Паллантом, порой ведет себя как стыдливый транссексуал. Нет ни одной области деятельности современного человека, где в основе не было бы античного мифа. Но хорошо ли это, стоит ли воспринимать эту зависимость как должное? Много ли нам известно о том, какова была жизнь тех людей, их любовь, которую Паскаль Киньяр назвал «точной и яркой». Античность всегда вызывала интерес, и будет вызывать интерес во все времена.

Roman–o–gerojаh-1

Связана ли античность с Русью? Как образовалась легенда о Гиперборее и гипербореях? Что связывало Рифей и зарифейские земли с блаженной Аттикой? Широкоплечий русокудрый Геракл в романе Надежды Колышкиной напоминает Илью Муромца. В начале романа Зевс возникает этаким мужиком с топором – усмирить драку. Обиход критского дома, в который заходит Геракл в поисках съестного, усмирив быка Посейдона, напоминает обиход курной крестьянской избы в средней полосе России. В одной из финальных глав появляется таинственная Русь как поле.

Юмор не ослабляет симпатии к ценнейшему достоянию мировой культуры, но может дать некоторое пространство-время свободы от него. Итак, в новом романе Надежды Колышкиной «Игры в героев и гениев» читатель встречается с Гераклом и следует за ним на подвиги. Но – о ужас! – обнаруживает прекрасного великана в отчаянии. По случаю окончания устроенного Зевсом при помощи Геры затмения, герои и боги собрались на праздник. Опьяненный Геракл убил многих своих друзей-кентавров. И вот теперь рыдает от горя. Но кто знает, может быть, ссоры и не возникло бы, если бы вновь не возникла роковая тень Вакха.

Roman–o–gerojаh-2

Гераклу является сама Афина Паллада, которую тот принимает за своего друга Палланта, и возвещает волю Зевса: идти на Кавказ, к прикованному Прометею. Тем временем, раненый Хирон оказывается на грани смерти: отравленная ядом Лернейской гидры стрела Геракла достигла цели. В надежде найти противоядие, Хирон отправляется с Гераклом на Кавказ, к Прометею. Целью интриги, в которой Афина оказалась рукой Зевса, - выведать у Прометея, какая судьба ждет его самого. Слово Прометея может стать решающим в борьбе богов и титанов и  пролить свет новой жизни, которая зародится в завершающей борьбу катастрофе.

Тем временем на Олимпе развивается интрига, которая может повлиять на судьбу Геракла и его подвиги. Зевс влюблен в Немезиду, а Гера, воспользовавшись временем, строит планы на сад Гесперид. И одной из пешек в ее коварной игре стал Геракл. В увлечении Зевс проговаривается, что творит век героев, но за ним настанет век гениев. «Это мой новый проект», – хвалится Громовержец. «Поколению гениев придется еще тяжелее (чем героям)… Гению придется работать исключительно в ментальном, духовном поле», – пророчествует Зевс. «Незавидную долю уготовал ты своим гениям», – с горечью отвечает его дочь Афина Паллада.

Прикинувшись простаком, Зевс, однако, собирает сведения о кознях своей супруги, в которых не последнюю роль играет Геракл. Путешествие Геракла на Кавказ то и дело откладывается. Арес, следуя воле Геры, наблюдет за ходом действий Геракла, находясь в образе грифа, и видит видение: Гера с золотыми яблоками Гесперид и огорченный Атлант. Видение завершилось явлением Зевса с быком, их сопровождал простой смертный мальчик. Зевс выказывал особенное благоволение этому отроку, что насторожило Ареса. Тем временем Аполлон и Артемида совещаются, сверяя результаты исследований, о времени начала ужасной катастрофы. Они догадываются, что Атлантида погибнет, но еще не могут поверить в ее гибель.

Roman–o–gerojаh-3

Стиль этого романа, как и стиль других романов Надежды Колышкиной очень актуальный. Если бы Джоан Роулинг взяла за основу не островные предания, а античность и писала бы по-русски, полагаю, она создала бы что-то подобное. В музыке это был бы рейв с элементами реставрации античной мелодии, и почему-то думается, что именно на флейте. Сочетание стеба, на грани китча, и подлинного драматизма составляет органичное целое в интересном увлекательном повествовании, где за маской скрывается сильная воля к власти, а катастрофа может восприниматься как нечто насущное. Боги накануне катастрофы влюбляются, строят дворцы. Словом, живут полной жизнью. И если верить тому, что сказал Зевс, гении унаследуют эту же способность. Так что предлагаемая читателю книга – точно книга о героях и гениях. Но и об играх забывать не след. Игры бывают и со смертью. 

Яна Маленковская

 


Портал Субкультура