joomla

Билет до Ада, в один конец

Понравилось? Расскажите друзьям:
Заявка на загадочность появляется в самом начале повествования. Уже от названия новой книги писателя Генри Моргана «Билет в один конец» ощутимо веет тайной. Впрочем, начинается история вполне обыденно… на первый взгляд.
 
В аэропорту встречаются семеро очень разных людей. Семь человек, внезапно и неизвестно от кого получивших билеты «в новую жизнь», что прямым текстом указано на этих странных билетах. Необычно, не правда ли?
Тем более что число семь – в принципе совсем не простое. Каждый знает эту мистическую цифру. В Древней Греции семерка была числом Аполлона, в Древнем Риме верили, что подземная река Стикс ровно семь раз обтекает ад, разделенный у поэта-классика Вергилия на семь областей. В христианстве известны и семь чинов ангельских, и семь смертных грехов, а в исламе – семь небес…  Да и мы с вами порой ставим на полочку семь слоников на счастье…
 
Обложка, Генри Морган, "Билет в один конец"
 
Но вернемся к нашим путешественникам, которые скоро обнаруживают, что никуда не летят – их обманули, заманили, чтобы собрать всех вместе. Сделал это детектив Дэвид Абрансон, чтобы расследовать убийство. Преступление, о котором вначале он даже не хочет говорить. 
 
Тут читателя подстерегает первое открытие. Внезапно  выясняется, что обман заключался не только в этом. Те люди, которые в первом приближении казались вполне настоящими, вдруг поворачиваются другой стороной. Они – схемы. Персонажи современной комедии дель арте. У каждого четко очерченный характер, и любой из них действует и говорит в полном соответствии с ним. Даже прослеживаются параллели: Элизабет Фостер – Лучинда, юная и влюбленная, Стенли Хоуп – Капитан, Брайан Моррис – Доктор, хотя, конечно, моложе и честнее, Майкл Кингсли – Арлекин, у которого постоянно чешутся кулаки, его подруга Мередит – красивая, но довольно жестокая Коломбина, Жаклин Уайт – женская ипостась Панталоне, а Колин Янг – этакая смесь Тартальи и Бригеллы… хитрый заика, склонный судить других, но сам лишенный даже проблесков морали. 
Все они, хоть и осознают себя полноценными личностями, таковыми не являются – они лишь образы, эхо настоящих личностей – людей, когда-то встреченных серийным убийцей Рупертом Грином в реальном мире. Образы, созданные его сознанием и ставшие его частью. 
 
Все, за исключением детектива Дэвида Абрансона – он внедрился в расщепленное сознание Грина в порядке эксперимента, проверяя теорию своего друга Энтони Прайса. Сделал он это, чтобы найти ту часть сознания Руперта, которая ответственна за убийство его возлюбленной и матери его дочери Рози – Элизабет. И не просто найти, а уничтожить. Тогда Руперт Грин – реальный, тот, в чьем сознании сейчас находятся все эти маски-личности, – перестанет быть опасным, а Дэвид  удовлетворит жажду справедливости (или, возможно, мести).
Вначале Абрансон полагает, что его идею провести в жизнь не слишком сложно: достаточно собрать вместе внутренние личности Руперта и разобраться, кто из них жестокий убийца. А дальше попросту уничтожить именно эту субличность – прицельно и точно, не мешая остальным существовать.
 
Но Дэвид Абрансон оказался совершенно не готов к тому, что его ожидало. То есть совершенно не готов, ни физически, ни морально – до смешного. Это второе, и очень грустное, открытие читателя
 
Во-первых, казалось бы, что сложного сразу отсеять тех, кто в реале был убит, а следовательно, появился в мозгу Грина позже, чем тот начал убивать. Их, вроде, даже заманивать в аэропорт было ни к чему. Однако Абрансон этого не просчитал. 
Во-вторых, изначально он совершенно не взял в расчет основную личность Руперта. А когда, наконец, подумал о ней, сразу же решил, что именно этот жалкий человечек – источник опасности. И бросился искать его (видимо, чтобы уничтожить), совершенно упустив из виду остальных, в том числе реального убийцу. 
В-третьих, довольно быстро становится понятно, что его любовь к Элизабет очень мешает расследованию. То и дело заманивая его в бездны подсознания, и заставляя не только напрасно тратить ограниченный возможностями эксперимента ресурс – время, но и попросту совершать ошибки. Мало того, стремясь непременно увидеться хотя бы с образом Элизабет, он сам – пусть и в этом, виртуальном, мире – совершает убийство. С моральной точки зрения это ментальное преступление ничем не лучше настоящего. Это шокирует виртуальную Элизабет, да и остальных тоже, и начисто разрушает надежду на справедливость (хотя бы и внутри чужого сознания).
 
К тому же, детектив Абрансон совершает роковую ошибку в реале. Возможно, причина этого – его действительно большое и жгучее горе, помноженное на чувство вины перед Элизабет и дочерью. Он спешит и принимает слишком большую дозу препарата, необходимого для проникновения в глубины чужой психики. Это подтачивает его силы – телесные, но, как следствие, - и психические,  ведь сознание и тело связаны куда прочнее, чем большинству представляется. В результате в решающий момент, когда убийца проявляет свою звериную сущность, у Абрансона не остается сил, чтобы ему противостоять.
А может, это удобное объяснение, которое попросту прикрывает капитуляцию, вызванную более сильным желанием: остаться с Элизабет. Пусть и в ненастоящей реальности.
 
И он – страшное третье открытие читателя! – остается в сумрачном мире теней и фантазий. В качестве персонажа чужого бреда, в голове Руперта Грина, обреченного пожизненно оставаться в тюремной психушке. А жестокий зверь, растерзавший его возлюбленную, вырывается на волю, получив в качестве приза за победу его собственное тело. Чтобы в реальности разрушать жизни и начисто уничтожить даже доброе имя человека, так некстати заглядевшегося в бездну.
Бедный Абрансон. Его мечтам не сбыться – убийство, совершенное им в виртуале, начисто уничтожает такую возможность. Это совершенно понятно читателю, но, увы, не самому герою.
 
Каждый выбор имеет свои последствия. И последствия выбора Абрансона – трагичны. Он выпускает в мир жестокого зверя. В тот мир, где живут его друзья, и где живет (пока живет!) маленькая дочка – дитя его и Элизабет. 
И ничего не приобретает сам. Превратившись в тень, в образ, в одну из фантазий больного мозга, он даже не сможет получить любовь другой такой же тени.
 
Напрасно он вместе со своим другом  Энтони Прайсом открыл ящик Пандоры. Потому что, похоже, лучше бы ад остался адом, не выплескиваясь на Землю-реальную. Даже тени внутри этого ада были бы счастливее.
 
Лидия Рыбакова


Портал Субкультура