joomla

Ложка мёда

Понравилось? Расскажите друзьям:

О книге Саши Кругосветова "А рыпаться все равно надо" из книжной серии "Виктор Ерофеев представляет писателя".

krugosvetov

Уникальному литературному таланту Саши Кругосветова не устаёшь удивляться. Вот его авторское credo, возникшее в небольшом эссе «Когда закончится нефть», звучит одновременно вызывающе и скромно: «Я – детский писатель, я настроен патерналистски». Но при чтении этой небольшой книжки выясняется, что автор – великолепный публицист и рассказчик, а вовсе не туповатый "препод", которым задумал прикинуться. Что, возможно, он отлично знаком с большим эстрадным искусством, из которого выросли шоу, скетч-шоу и ток-шоу. Так что прикидываться иногда надо. На сленге "прикинуть" – означает "одеть". Изменить образ. Войти в роль. Что и делает автор в сборнике эссе: выходит в новом костюме. Хочется назвать Сашу Кругосветова самым артистичным в современной отечественной прозе.

Книга состоит из нескольких десятков коротких и острых записей своеобразной формы. Такую можно разместить в жж, например. Однако стоп: большинство записей оттуда и перекочевали. Рассматриваю дальше. Каждое эссе представляет собой небольшую мизансцену, в которой всех персонажей изображает рассказчик. Такие тексты можно назвать скетч-эссе. И всю манеру – скетч-эссеистикой. В эссе «Когда закончится нефть» мастерские и очень скупо (хотелось бы развёрнуто, но формат не позволяет) расставлены на сцене персонажи-портные, ссорящиеся между собою в процессе пошива нелепого костюма. И Саша Кругосветов успевает за каждым персонажем, не сбиваясь с ритма сценки. Полагаю, Аркадий Райкин оценил бы такую версию своего номера. 

krugosvetov

Записи, опубликованные в жж Саши Кругосветова – готовые тексты для эстрадных номеров. Несомненно, это сатиры (кто ещё помнит такое слово?). Но сатира – метод крайне действенный и не сводящийся к тому, чтобы обругать или вывернуть звук до блэкаута. Нарисуйте карикатуру, которая была бы похожа на оригинал. То-то. У Саши Кругосветова получается, и замечательно. Отечество наше любит Задорнова и Жванецкого. Но времена, вкусы и люди изменяются. Желчь начинает надоедать, захотелось мёда. Саша Кругосветов изображает персонажей с теплом и сочувствием, котороые порой обжигают сильнее площадной брани. Вот и ложка мёда в бочке дёгтя.

Кстати, о перевёрнутом представлении тоже нужно сказать. Именно что не ложка дёгтя, а ложка мёда - в дёгте. Такое «изнаночное» видение мира уводит к древним эпохам, к истокам смеховой культуры, от которой в деревнях остались святочные шубы наизнанку да бородатые бабы. Этот рождественский и пасхальный смех довершал процесс очищения и преображения человека. Именно смех знаменовал окончание покаяния. К сведению, в одном из самых важных православных богослужений – вечерняя Великой Субботы – читается фрагмент очень загадочной и смешной библейской книги – пророка Ионы. Иона, плачущий у завядшей тыквы, смешон. Не жалок или трагичен, а именно смешон, как бывает смешон плачущий сильный человек. Он становится похожим на ребёнка.

В детстве мне казалось, что герой японского мультфильма (и любимой сказки) «Джек и бобовое дерево» ужасно похож на Иону, как мне рассказывала о нём мама. Когда читала эссе Саши Кругосветова, вспомнила этот момент своей жизни. Вокруг – опостылевшие события, из-за которых не хочется включать компьютер. А тут автор говорит голосом отца дьякона Андрея Кураева, да так похоже: «Накормить их блинами, сказал он, да пожалеть. Не было там богохульства. “Срань господня” — это о нас, служителях церкви сказано. Это про меня, отца Андрея, сказано. Правильно сказано, грешники мы, я — тоже грешник. Не было там богохульства». И сразу головная боль проходит, уныние отступает. Бежим играть в снежки и есть блины! Человеку в настоящее время и в настоящей стране необходима порция смеха и тепла. И эта книга, с юродствующим немного названием «А рыпаться всё равно надо», восполняет недостаток.

Krugosvetov

Чтобы не оставлять за кулисами и за кадром темы, на которые написаны эссе, скажу, что это не только война, не только contemporary art как он представлен СМИ, не только современная литература, у которой некоторые координационные нарушения, не только мусорный ветер на улицах любимого автором Петербурга. Это вдумчивые и серьёзные очерки о личностях и времени: Эдуард Артемьев, Борис Березовский. А кроме того – тонкие наблюдения за психологией масс. Возникают новые течения, новая ментальность. Она не берётся из места с названием «ниоткуда», а вот – откуда? «Комсомольцы» и «правдолюбы» - совсем не те люди, которые получали льготы от молодой комсомольской организации, а через несколько лет рыли окопы под Москвой, или получали «ни за что» пятнадцать лет лагерей. Это изнеженные, пугливые и довольно равнодушные ко всему люди. Самые обычные люди! Они чуть менее интересны, чем их мотивы. А мотив один – страх. Самая тема для детского писателя. Источник нового «Кондуита и Швамбрании». Так что – рыпаться всё равно надо. И можно вслед за героем давней детской повести, мальчиком из выдуманной южной страны, повторять, барабаня по столу: мерихьянго Джунгахора – табатанг! 

Мерихьянго Джунгахора – табатанг!

книжку скачала себе и буду почитывать.

Анна А. Овчинникова

 


Портал Субкультура