joomla

Взлёт и падение...

Понравилось? Расскажите друзьям:

О романе М. Яркова «Полёт длиною в жизнь» (М., Продюсерский центр Александра Гриценко. 2015, серия «РосКон» представляет автора»).

Ярков_1

Чужие не дремлют. У них получается всё, что бы они ни задумали. Их вид изменчив. Посылаемая ими зараза не определяется с помощью анализов. Зато изменения в психике человека – беспричинная агрессия – указывают на высокую степень заражения. И человек в кратчайшее время превращается в осклизлый кокон, кормушку для новой формы жизни. О которой порой так мечтают земляне, не побывавшие в космосе. Только Томас, человек с синдромом Дауна, послушливый как дитя, свободен от совершенного вируса.

Роман Михаила Яркова «Полёт длиною в жизнь» – о человеческом «Титанике» (не без сарказма названного «Трояном»). Корабль, плывущий в гиперпространстве, – отражение всего человечества во все времена. Там есть сады и огороды, а также домашние животные и консервные банки. Есть наркотики, есть приличный мордобой, есть сериал про звёздных девочек, сами девочки и много чего ещё. Всё, что нужно было оставить на земле, взято в космос, и, в конечном счёте, губит эту ячейку земной жизни, не достигшую пункта назначения.

Михаил Ярков видит людей будущего ловкими и решительными. Они прекрасно управляются со сложнейшей аппаратурой и со своим телом, благо после нескольких пережитых катаклизмов земляне выстроили, наконец, общий дом, в котором достигли невиданного расцвета (а особенно медицина и вирусология). Но дело не только в новых технологиях. Земляне двадцать второго века, если верить автору, живут каждый день как последний. И выживают именно те, кто готов в битве за жизнь именно сейчас.

Ярков_дзен

Однако присущая всей земной цивилизации лень, священный «авось», благодаря которому, например, заражённая крыса запрыгивает на операционный стол, перечёркивает все достижения. Расцвет – и полное падение. Это можно сказать, прочитав роман, и обо всей земной цивилизации, и о людях двадцать второго столетия, когда и разворачивается действие этого романа.

Читать порой страшно: вдруг на читателя выплывает отрезанная человеческая голова с высунутым посиневшим языком и вытаращенными глазами. Грудная клетка героя выворачивается наизнанку. Из неё показывается паучья лапа Другого. Здравствуй, новая жизнь! Земля искала встречи с тобою всю свою историю.

Если взять и просмотреть все опусы о встрече с внеземной цивилизацией последних сорока лет, найдём довольно мало произведений, где инопланетяне добры, как, скажем, в фантастических романах шестидесятых и семидесятых. Зато довольно много произведений, где Другой показан как неантропоморфное существо, и скорее даже не существо, а производное от вируса. Чаще всего похожее на огромного насекомого. Образ, созданный в восьмидесятые, – пауки. Классическим примером могут служить «Чужие». Одна из героинь романа Михаила Яркова Полина отчасти напоминает о Сигурни Уивер в роли Эллен Рипли. То, что автор выбрал именно такой образ, не случайно.

Во-первых, это протест против всеядной прекраснодушности современного человека, ведущего к безумию, к неразличению элементарных вещей: скажем, сигнала опасности от шутки. Во-вторых, хоррор отображает и отражает то, что просыпается в человеке наряду с этой прекраснодушностью: желание убивать и страх.

Вот как описывает начало смертельной болезни, в результате корой появляется новая жизнь, один из членов экипажа: «Все так, как и говорил Хафиз… Первые две недели ты чувствуешь себя отлично. Подъем сил, энергия так и бьет изо всех щелей, тебе кажется, что ты можешь абсолютно все… И черт меня дери, я действительно могу абсолютно все сейчас! Я Бог!" Болезнь подозрительно напоминает человеческую беременность и роды. Кстати, все пауки – самки. Но заражённый человек чувствует себя богом! Он достиг гармонии! 

Один из героев, Стерджис, был распят членами экипажа во время приступа одержимости. Он оставался с погибающими до последнего. Не смог защитить себя от нахлынувшего зла. Главный герой романа – вирусолог Джим Харт – вспоминает слова Стерджиса о надежде: «только не убивай надежду в себе» – неоднократно. Окружающее, напротив, настаивает, что «выхода нет» и очень сладко разбить бутылку о портрет покойного капитана. Очень плодотворно сказать себе: «уже ничего нельзя сделать».

Джим Харт, заражённый вирусом, создаёт спасительную вакцину. Но кто ею воспользуется, когда на «Трояне» не осталось никого живого? Полковник космических десантников Полина получает задание отправиться на «Троян», посылающий слабые сигналы о спасении. Она прибывает в тот момент, когда из её любимого Джима Харта вылупилось новое существо, а его тело превратилось в кокон для кормления малыша.

Дурачок Томас продолжает звать умершую маму и сигналить. Возможно, только его усилия и действенны. Только они и воплощают ещё живую надежду.

Ярков_анонс

От чтения не хочется отрываться. Ясный, скупой язык без лишних описаний. Автор как бы придушил читателя, и вот – на каждой странице ждёшь, что получится вздохнуть. Но накрывает новый виток сюжета, и снова читаешь роман, затаив дыхание. Что же, удачного возвращения на землю. Но что ждёт на земле?

Анна А. Овчинникова



Портал Субкультура