joomla

Автобиографическая проза? Не только!

Понравилось? Расскажите друзьям:
О книге Саши Кругосветова «Сто лет в России» (Москва, Продюсерский центр Александра Гриценко, Издательство Виктора Ерофеева, Интернациональный Союз писателей, серия «Виктор Ерофеев представляет писателя»).
 
Саша Кругосветов
 
Автобиографическая проза писателя, зарекомендовавшего себя как отечественный детский Жюль Верн, автор «Путешествий Капитана Александра». Писатель выступил в другом жанре – фраза из мира эстрады, особого сценического искусства, популярного в СССР. В книге  Саши Кругосветова есть глава «Агитбригада – любовь моя». Рассказчик (он же автор книги) Саша – молодой шаловливый конфераньсе, или попросту – ведущий. Вожатый. Все «Сто лет в России» – умный и довольно тонкий конферанс рассказчика, не мешающего другим артистам, но при этом точно, сжато и своевременно разъясняющего смысл происходящего и в номере, и в театре. А иногда – в жизни отдельного человека и даже в истории страны. Само название, в котором на первый взгляд сошлись юмор и фантастика (лёд и пламень друг другу не противоречат) напоминает название эстрадной программы. Но это далеко не развлекательная программа. Иногда кажется, что автор сам играет всех персонажей. Он – и его дед, местечковый портной, и его отец, подстерегающий обидчика, он и няня, Надежда Даниловна, просящая посмотреть в глаза. Он – красавец моряк Мишка, и он же – строгая Вера, родившаяся с Мишкой в один день. Он – все, кого он знает. И всё это, начиная с 1913 года – его жизнь. До самого 2015.
 
«Сто лет в России» – произведение цельное, пластичное и очень информативное. У автора несомненный талант показывать ещё один ракурс прошлого, кроме всех, кажется, уже известных. Это очень хорошее писательское мышление. Автор не только нашёл основной конфликт, драму, не только показал противоречивость эпох, которым был свидетелем. Он вбросил в мир читателя множество новых необходимых вещей и вернул вещам уже подзабытым свежеть и прочность. Взаимоуважение, например. «Мои университеты» (привет Алексею Максимовичу!) рассказчика находились в коммуналке: «На Литейном комната зимой обогревалась печкой. Наши дрова хранились на втором дворе дома, в низком подвальном помещении. Рядом с поленницами соседей. Никто их не огораживал, не охранял. Случаев воровства не наблюдалось».
 
По сути, книга «Сто лет в России» - книга о родине и о любви к родине. Можно сказать – о неразделённой любви к родине. Автор (он же рассказчик) родился в дороге, в эвакуации. «Потом мама самостоятельно с грудняшкой добирается до Свердловска. Еда ужасная. Едет в теплушке. Помыться негде. Ребенок, то есть я, — весь в коросте. Вместо кроватки  деревянное корыто». Вспоминается, что звезда «Бриллиантовой руки» Андрей Миронов так же родился в эвакуации, как и Мюнхгаузен Олег Янковский. При чтении «Ста лет в России» невольно вспоминаются эти артисты, их интонации и жесты. К тому же, оба – прекрасные рассказчики.
 
Саша – живчик, доверчивый паренёк, впитывающий в себя как губка окружающий мир. Он не стыдится своего еврейства. Его семья довольно хорошо устроилась в Ленинграде, так что у него, сына войны, в отличие от других детей войны, была хоть небольшая, но достаточная материальная база. Его родители могли позволить себе пригласить к нему няню. Но это «благополучие» не сделало Сашу надменным. Он распевает хулиганистые детские песенки вместе с другими мальчишками. А на уборке овощей замечает, что его отличной физподготовки недостаточно: белорусские деревенские пареньки обошли его.
 
Саша – натура пластичная, можно сказать – мутабельная. Он мгновенно чувствует, какой именно ветер дует и идёт по нему на всех парусах. Казалось бы, удача ослепляет и оглушает. Но Саше чрезвычайно интересно с людьми. А для артиста интерес к людям – основное качество, иначе это плохой артист. Бог (в которого, несмотря на политическую погоду) веровали все близкие Саши, порой даёт уроки смирения. Ты думаешь, ты можешь это – ан нет, смотри на того и на того, насколько они лучше тебя. И Саша берёт на борт ещё один груз. На волне победы физики над лирикой Саша становится технарём. Началась и продолжается многосерийная семейная жизнь. Александр несомненно любит своё дело, глубоко, подобно водолазу-экстремалу, уходит в работу. Но накануне очередных роковых перемен в стране задаётся вопросом: «Для чего я отдал науке и технике больше двадцати пяти лет?» Однако этот вопрос задан артистом. Через пару абзацев возникает ответ: «На наших глазах осуществляется то, о чем раньше мы даже и не мечтали. Мне повезло. Я тоже в этом поучаствовал. Как разработчик. Как организатор проектов. И наши коллективные, в том числе и мои лично, разработки нашли свою жизнь «в железе», как говорят инженеры». Это высказывание относится и ко всей книге. Свидетельство! И больших перемен, и малых вещей, которые и придают большим переменам смысл. Хотя бы этот странный и очень болезненный диалог отца и сына: «Алеша, я забыл тебя спросить, что ты записал в паспорт в пятый пункт. Я — русский, папа. А как иначе? Ты — еврей, мама — украинка. Значит, я — русский».
 
Саша Кругосветов
 
Эти сто лет проведены именно в России, и не могли бы быть нигде проведены, кроме неё. Оттого вся книга кажется цельным радостным подарком, за радость от которого можно только благодарить. А благодарность, если вспомнить книгу – это связь вещей.
 
Яна Маленковская
 


Портал Субкультура