joomla

Всё самое лучшее и интересное в одной книге «Избранное»

Понравилось? Расскажите друзьям:
Шотландский писатель и поэт, автор всемирно известных приключенческих романов и повестей, крупнейший представитель английского неоромантизма Луис Стивенсон однажды сказал: «Литература во всех ее видах – не что иное, как тень доброй беседы».
И сегодня мы поговорим с человеком, имеющим отношение не только к литературе, но и ко всем творческим и профессиональным процессам, которые с ней связаны, чтобы оставить приятную тень общения с талантливым писателем и успешным человеком.
Драматург, прозаик, литературный критик и продюсер, театральный режиссёр, председатель Международного правления Интернационального Союза писателей, организатор и директор Литературных курсов им. А.П. Чехова и М.А. Чехова, первый заместитель главного редактора литературного журнала Московской городской организации Союза писателей России «Российский колокол» – все это об одном человеке – Александре Гриценко. Он не просто «сделал себя сам», но и помог многим талантливым людям быть услышанными, найти свою нишу в литературном мире. И, конечно же, продолжает писать сам. 
Сегодня Александр представляет свою новую книгу «Избранное», в которую, по словам автора, вошли «только тексты, за которые получил литературные премии, признание или просто то, что мне дорого».
 
Александр Гриценко и его книга "Избранное"
 
 Как-то на литературных курсах, которые ведёте при Союзе писателей, Вы задали вопрос слушателям: как или кем вы себя видите в литературе? Сегодня хотелось бы переадресовать этот вопрос Вам.
 
 Дело в том, что я, кроме литературы, больше ничем не занимался. С детства хотел писать, скоро уже 20 лет с момента моей первой публикации, потом я учился в Литинституте, потом на ИнЯзе, сейчас учусь в аспирантуре… Тема диссертации – «Концептуальная метафора в англоязычной и русскоязычной прессе. Лингвистический и исторический анализ». С 25 лет я был уже заведующим отделом публицистики известной газеты, это еженедельник «Литературная Россия», в 29 – первая большая должность в Союзе писателей России и так далее. Я почему это все подчеркиваю, я не просто «как или кем» вижу себя в литературе, я больше ничего в жизни не знаю. Как литературный продюсер я весьма реализован, как автор – у меня миллион задумок, которые нужно воплотить. Некоторые писатели говорят про себя: «Я исписался». Не понимаю, как это возможно. Отвечаю на вопрос. Я вижу себя влиятельной фигурой в современном литературном процессе. И влияние будет только расти.
 
– Кто первым разглядел Ваш писательский талант?
 
– Я сам. У меня не было таких учителей, которые тащили бы меня в литературу. Поэтому, наверно, я теперь стараюсь быть таким учителем и опорой для новых авторов. Я всегда им говорю: «Вам повезло, вот у меня такой поддержки не было». Мне все приходилось делать самому, доходить до всего своей головой. Конечно, позже педагоги появились, но я не могу сказать, что они горели желанием мне помочь, хотя многое я от них получил. Мои педагоги, увы, умерли. Это астраханский поэт Николай Ваганов, я пришел к нему в студию, и он первое время учил меня. Очень сильно повлиял на меня, если бы не он, я бы не стал писать реалистические вещи, а остановился бы на жанровых вещах и, возможно, постмодернизме. Далее на форумах молодых писателей у меня вели семинары Леонид Бородин, очень многому научил Борис Васильев. Этих людей уже нет.
 
– Есть ли какие-то критерии, по которым Вы отличаете профессионального писателя от любителя? 
 
– Ну, профессионала сразу видно. Тут не нужно особой гениальности, чтобы увидеть профи. По тому, как человек себя держит, как пишет, как востребован – это видно. Интереснее, как мы определяем, талантлив ли начинающий автор. Есть ли потенциал. Вот пришел человек на курсы. Что-то пишет, грамотно неплохо, но пока средне. Талант можно оценить только в развитии. Если человек пишет лучше и лучше, если он старается, если задает вопросы… То все будет. А еще важно в отчаяние не впадать. Если уровень твой невысок, то на следующую ступень сразу не вскочишь. Время нужно, попытки написать что-то стоящее, слушать опытных литераторов, читать, писать, потом на всем этом переспать… И тогда должно получиться. У многих талант есть, но нет упорства. Быстро отчаиваются. Вот если есть потенциал и упорство, то сразу видно, что человек далеко может пойти.
 
Александр Гриценко и поэтесса Анна Лизунова
 
– Вы пишете в нескольких жанрах. А какой Ваш любимый?
 
– Я с одинаковым удовольствием сочиняю реалистические тексты и постмодернистские. В легком жанре иногда работать вынужден, но, честно сказать, мне писать фантастику скучно.
 
– Скажите, Александр, как бы Вы презентовали свою книгу? Какова её основная концепция?
 
– Показать срез моего творчества за 15 лет. Очень неплохо – написал критическое обобщение об этой книге Лев Аннинский, он определил все что там есть как «романтический хоррор». Его статья вышла в еженедельнике «Литературная Россия» в конце 2015 года.
 
– Как Вы относитесь к высказыванию Иоганна Вольфганга Гёте: «Каждый писатель до известной степени изображает в своих сочинениях самого себя, часто даже вопреки своей воле»?
 
– Возможно. Хотя мне интересно именно показывать то, что ко мне не имеет никакого отношения.
 
– Особенно показательна в этом плане, на мой взгляд, пьеса «Носитель», в которой действие происходит в общежитии литинститута, а один из главных героев – 25-летний Александр. Скажите, здесь Вы рассказываете о реальных людях и реальных событиях?
 
– Да, что-то подобное было. Но это все же лирические герои произведения, а не реальные люди. Текст есть текст, а жизнь – это жизнь. Не нужно путать.
 
– Для нас привычно слышать: «Песня написана в соавторстве с композитором, певцом» и т.п. И очень неожиданно, когда встречаешь рассказ «В тоннеле», написанный в соавторстве с сетевым писателем Алексеем Толкачёвым. Могли бы Вы рассказать, что это значит? Кто автор идеи, сюжета, названия и как проходила совместная работа?
 
– Был какой-то сетевой конкурс миллион лет назад. Алексея я в глаза никогда не видел, он написал первый черновик, я черновик раскрасил деталями. Рассказ так призового места и не занял…
 
– Александр, хочу признать, что Вы – хороший психолог и то, о чём пишете, Вы хорошо знаете и пропускаете через себя. Взять хотя бы рассказ «Мальчик с разбитыми коленками». Уверена, в каждой школе раньше, да и теперь, к сожалению, есть «отверженные», «изгои», «избранные». А в рассказе «Метафизические черви» Вы пишете: «Бывает так: уверены вы в чём-то на все сто процентов, но вдруг кто-то говорит вам на белое – чёрное. Вы, конечно, спорите, отстаиваете то, в чём уверены. Но понимаете, что засомневались почему-то. И чем больше проходит времени, тем меньше у вас остаётся уверенности в себе». Вы когда-нибудь изучали психологию, или это просто жизненные наблюдения, опыт?
 
– Писатель должен быть хорошим психологом, как и священник, к примеру. И это дар врожденный. Наблюдательность, умение подмечать детали характера, обобщать это все в законченный образ.
 
– А Вам часто приходится спорить, отстаивать свою позицию, доказывать, что чёрное – это белое, и наоборот? У Вас «стойкий иммунитет к заболеванию (душа и мозг подобных людей червям не по зубам)»?
 
– Я столько времени работаю литфункционером и столько раз сталкивался с недовольством толпы, желанием навязать мне свое мнение, убедить, что я не так живу, думаю, дышу, что у меня давно выработался «стойкий иммунитет».
 
– В своих произведениях Вы часто упоминаете Интернет («Сон о Ховринской больнице», «Чёртова дюжина + один поэтический «живой журнал») Скажите, для писателя «Всемирная паутина» – помощь или зло?
 
– Это инструмент. Зависит все от человека. Это как топор. Можно баньку или терем срубить, а можно бабушку по голове…
 
Александр Гриценко - драматург, прозаик, критик, продюсер, председатель Международного правления Интернационального Союза писателей
 
– В книгу вошел отрывок из романа «Я и они» («Бездонный сосуд и осветительные мины»). Скажите, а роман уже окончен?
 
– В черновиках. Очень мало времени на свое творчество, поэтому занимаюсь только непосредственными заказами от театров, издательств и журналов. На все мои задумки пока сил не хватает.
 
– Мне известно, что он о чеченских событиях. Могли бы Вы рассказать, откуда берете материал, почему решили взяться за эту тему? Или Вы сами были свидетелем этих непростых событий?
 
– Да, я работал журналистом там. Часто бывал в Чечне, Ингушетии и Дагестане. Работаю над третьим вариантом романа о мирной Чечне, где главный герой – известный чеченский композитор Аднан Шахбулатов.
 
– В своих статьях вы очень смело и прямо высказываетесь о Б. Акунине (статьи из цикла «Пощечина христианству, или Слон в посудной лавке»), Михалковых («Цензура совести. Диалог у телевизора. Хорошие ли люди Михалковы? Да и люди ли они вообще?»). А как Вы относитесь к критике в свой адрес? Хотя по тому, что Вы разместили в книге критическую статью «Рекомендую, но…» члена Союза писателей России – Владимира Николаевича Крупина, в которой он жестко высказывается по поводу пьесы «Носитель», видно, что Вы воспринимаете критику адекватно. Но все же хочется услышать Ваше мнение на этот счет.
 
– Адекватную критику – хорошо. Я, кстати, считаю, что Крупин мракобес. Он талант оценивает через призму христианства. Это совсем разные вещи. По поводу Акунина – это статья старая, я уже так не думаю. Про Михалковых – там нет ничего жесткого, так, болтовня на тему.
 
– И в завершение беседы хочется пожелать, немного перефразировав философское высказывание ливанского писателя Рейхани: «Пусть Ваша цель будет больше Вашей возможности; тогда Ваше сегодняшнее дело будет лучше вчерашнего, а завтрашнее лучше сегодняшнего»!
 
с Александром Гриценко беседовала Елена Иванова
 


Портал Субкультура