joomla

Евгений Гришковец «Асфальт» - повседневность с налётом вечности или смерть как фон

Понравилось? Расскажите друзьям:

   Есть такой штамп: «его имя стало нарицательным». Именно к Евгению Гришковцу он подходит как ни к кому другому. 

Даже у человека, не знакомого с творчеством автора, возникает в голове некий образ, как только он слышит фамилию Гришковец, образ не самого писателя, а того, как и о чём он пишет. Этот образ состоит из «настроение улучшилось» и постоянной рефлексии с лирическим налётом о чём-то очень повседневном и будничном, знакомым каждому из нас. Эта «фишка» Гришковца вызывает у кого-то симпатию, у кого-то смех, но то, что эти обороты вроде «бывает идёшь по улице и чувство на душе такое…» уже стали классикой, факт неоспоримый. И многочисленные пародии тому подтверждение.

   Само собой, автор в курсе того, как его воспринимает публика, и было бы логично предположить, что он решит как-то поломать сложившийся стереотип. И точно также логично было бы, если бы он решил его поддержать. Не эпоха романтизма на дворе.

   И вот в 2008 году выходит «Асфальт». Объёмный (уже нетипично для Евгения Валерьевича) городской роман. Коротко о сюжете: есть главный герой Миша, провинциал, живущий в Москве, self-made man, зарабатывающий изготовлением дорожных знаков. У него есть жена и двое детей, квартира, машина, в общем, все элементы мещанского счастья. И вдруг происходит трагедия: его близкая подруга Юля, одинокий врач бальзаковского возраста кончает жизнь самоубийством. На протяжении всего действия Миша пытается разобраться сначала в том, что заставило Юлю совершить такой ужасный поступок, а потом в своей собственной жизни. Всё это на фоне воспоминаний о детстве и былой любви, а также пьянки с друзьями.

   Тема смерти для Гришковца – экзотика. Одно это заставляет говорить, что «Асфальт» выбивается из прочего ряда его произведений. Но по сути, это единственная его отличительная особенность. В остальном, всё та же рефлексия и всё те же попытки поговорить о вечном языком будничной повседневности. Причём не просто повседневности, а  повседневности небедного и достаточно счастливого человека. Если кратко, то книга получилась вполне в духе того, что писал Гришковец до неё и после.

   Но впрочем, стоит ли зацикливаться на оригинальности? Да, очевидная попытка создать нечто особенное (а факт попытки очевиден) провалилась. Так, видимо, и не надо было. Обычный, привычный Гришковец в «Асфальте» на высоте.  Настолько на высоте, что тема смерти отходит на второй, а то и на третий план уже к середине повествования. И вылезают мотивы, до боли знакомые по предыдущим произведениям писателя: любовь («Рубашка»), детство («Следы на мне»)… Правда, в одном из детских воспоминаний героя Гришковец вновь попытался придать роману остроты (в детстве Миша, защищаясь от хулигана, скинул его с крыши, в результате чего тот разбился насмерть), но эта попытка вновь тонет в рассуждениях и мыслях…

   Кто-то скажет, что мы поговорили о романе «Асфальт» слишком однобоко. Возможно, это так. Но попытка найти в романе изюминку – единственный повод для развёрнутого анализа. Ведь, в общем,  от «Асфальта» на душе хорошо и тепло, а это всем поклонникам Гришковца хорошо знакомо, и они сами вполне в состоянии найти среди любимых черт нечто особенное. Если не лень.

 

   P.S. Евгений Гришковец – российский писатель, родился в Кемерово, проживает в Волгограде.  Тема родного города часто встречается в его произведениях. Также известен как режиссёр-постановщик пьес собственного сочинения, актёр театра и кино («Прогулка», «Сатисфакция»), музыкант (проекты «Гришковец и «Бигуди», «Гришковец и «Мгзавреби»), как блоггер прославился заметкой в ЖЖ, в которой крайне негативно отозвался о творчестве певицы Елены Ваенги. Автор романов «Рубашка», «Асфальт», сборников рассказов «Планка» и «Следы на мне», а также пьес и эссе.



Портал Субкультура