joomla

Владимир Шаров «Старая девочка». Пляски вокруг веры

Понравилось? Расскажите друзьям:

   Имя Владимира Шарова – знак качества в литературных кругах, однако оно не очень известно широкой читательской публике и не до конца ею оценено. Меж тем, Шаров – это один из тех немногих авторов, о ком с чистой совестью можно сказать «он такой один» и кто без всяких преувеличений имеет свой собственный неповторимый стиль.

Владимир Шаров - «Старая девочка». Обзор книги

   Стиль этот имеет множество черт, однако самыми главными из них являются две. Во-первых, рассказчик в произведениях Владимира Александровича – это наблюдатель, просто пересказывающий некую историю и дающий ей оценку, причём совсем не скрытую. Шаров ведёт повествование именно от некого первого лица («я уже говорил, что…», «я хотел бы упомянуть…») и при этом всегда ставит герою диагноз, а не докладывает о симптомах. То есть, герой Шарова скорее «обрадуется», а не «покраснеет и улыбнётся». Кстати, в произведениях этого автора практически отсутствуют диалоги, которые он сам называет «водой».

   Такой стиль повествования мы наблюдаем и в «Старой девочке». Я уже упомянул, что проза Шарова имеет две яркие черты, но о второй лучше поговорить уже на базе книги.

   Итак, «Старая девочка». На дворе 1937 год, год расцвета сталинизма и кровавой советской романтики. Главная героиня, Вера Радостина, претендует на то, чтобы называться счастливой женщиной. Она с мужем (чиновником от нефти Иосифом Бергом) и дочерьми живёт в городе Грозный, она окружена друзьями, кроме того, в Веру влюбляется практически каждый мужчина, который её встречает. Кроме того, Вера Радостина – ярая коммунистка, всем сердцем преданная своей Родине и идеям Маркса и Ленина. Вере благоволит сам Сталин.

   Но однажды всё рушится. Мужа Веры арестовывают и расстреливают, детей отбирают и она остаётся одна, нищая и презираемая друзьями. И в такой момент своей жизни Вера Радостина решает прожить свою жизнь назад, сворачивая её как ковёр, а опорой для такого пути ей служит её собственный дневник, который она ежедневно вела с пяти лет, записывая в него каждую мелочь своей жизни. Такой безобидный вроде порыв несчастной женщины очень беспокоит НКВД, они видят в этом попытку вернуться во времена царизма и гнёта буржуазии…

   Как я уже упоминал, повествование ведётся от лица автора. Однако, в «Старой девочке» есть ещё одна интересная деталь: отсутствие ясности по поводу того, кто же является главным героем книги. Да, сюжет строится вокруг Веры, однако все события показаны сквозь призму мыслей и переживаний следователя НКВД Ерошкина. Здесь, если захотеть, можно углядеть какие-то понтипилатовские мотивы.   

   И здесь пора, наконец, упомянуть о главной особенности всех книг Шарова, особенности, характерной и для «Старой девочки». Владимира Шарова называют «мастером интеллектуальной провокации». И в данном романе автор на полную раскрывает свой талант провокатора. Шаров взял за основу своё самое любимое и самое противоречивое время в России – тридцатые. И на фоне НКВД, Ежова, Сталина, репрессий, расстрелов и арестов автор разыгрывает некое постмодернистское и даже хулиганское действо, полное мистики, библейских аллюзий и вообще всего на свете.

   В связи с этим «Старую девочку» можно и нужно воспринимать только лишь как некую символистическую притчу. Потому что если воспринимать это произведение как реализм, то каждая страница будет вызывать у вас желание похихикать и недоумение (взять хотя бы рассуждения кровавого Ежова о воскрешении людей и сам факт того, что следователи НКВД скачут с бубном вокруг бедной женщины). 

   Поэтому можно смело сказать, что роман Владимира Шарова «Старая девочка» - книга для тех, кто очень любит читать между строк. И для тех, кто хочет в себе это умение выпестовать.

   P.S. Владимир Шаров (род. 1952 г.) - писатель, эссеист, кандидат исторчиских наук. Автор романов "До и во время", "Воскрешение Лазаря", "Репетиции", "Старая девочка"

 
 
 
 
 


Портал Субкультура