Концерт Горана Бреговича в Москве: страна, которой нет (Москва, YOTASPACE)

  • Автор: Екатерина Нечитайло
  • Published in Рецензии
Понравилось? Расскажите друзьям:
24 марта в пространстве Yotaspace состоялся концерт Горана Бреговича, известного композитора и соратника Эмира Кустурицы. О духе балканских песен рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.
 
Концерт Горана Бреговича в Москве: страна, которой нет
Говорим «Эмир Кустурица», а подразумеваем «Горан Брегович». Даром что последний был бешено популярен еще до того, как сделал саунд к трем фильмам кинорежиссера. Произносим «включи трек, создающий атмосферу аутентичной сербской свадьбы», а в голове уже вертятся «Maki Maki» и «Kalashnikov». Все бы ничего, но написаны они были в наши дни. Начинаем аризонское «In the death car we're alive...», а в ответ уже звучит раскатистый вокализ. Тут без вопросов. Брегович, похоже, и сам не прочь всех запутать: взгляд его хитер, мелодии затейливы, как узоры на народных женских платьях, улыбка лукава, образ загадочен, как предсказание цыганки. Начнешь разговор про посланца Балкан, но гугл заботливо подскажет, что его семья уже много лет живет во Франции; затянешь спич о веселости песен, но переводчик тут же донесет тебе про «вскинул я верный калашников, он - без патронов, убили меня русские солдаты...»; задумаешься о том, что музыкант-популяризатор gipsy-style, но он, судя по всему, ничего не популяризирует, не несет в массы, не желает пропагандировать. Брегович, до сих пор называющий себя югославом, просто приглашает всех прокатиться с ветерком в страну, где, как сказал бы Иван Вырыпаев, «только танцы и кислород».
горан брегович
 
Любой концерт Бреговича - шампанское. Холодное, долгожданное, игривое и игристое. Оно может быть всяческих разновидностей, марок, содержать различное количество сахара, менять вкус в зависимости от температурного режима, условий хранения, состава ингредиентов. Неизменны лишь пузырики, гарантирующие праздник со всеми вытекающими. Концерт в московском клубе «Yotaspace», что отгремел 24 марта, - практически «Dom Perignon»: напиток изысканный, винтажный, обладающий самобытным вкусом. Тот, в качестве которого сомневаться не приходится. В зале многолюдно, шумно, разудало. Одни уже весело пританцовывают, другие размещают фото в социальных сетях, третьи притихли, готовясь устроить горячую плясогуску с первыми нотами знакомых песен, четвёртые (ей-богу, сама слышала), распевают «Ederlezi» в полный голос. С пятнадцатиминутной задержкой стартует выступление группы «Тарло и Другие», которой выпало счастье стать аперитивом этого вечера. Все бы ничего, но народ явно готов завопить: «Бреговича давай!». А вот, кстати, и он: в белом атласном костюме, с неизменными кудрями на голове, сопровождаемый своим «Wedding and Funeral Orchestra». Элегантен, как рояль, задорен (в свои 67), как мальчишка, свеж и небрежен, как истинный хулиган. Оркестр настроен решительно, Горан, сидящий с гитарой на стуле, время от времени залихватски  дирижирует одной лишь кистью, которая пулей взлетает в воздух, музыканты ни капли себя не жалеют. Духовые (что так и тянет назвать «дудкам», ударяясь в простонародье), оглушительны, барабан строит плотные звуковые столбы, две девушки в национальных костюмах, отвечающие за бэк-вокал, точны в своих переливистых пассажах. Ухарски играют знакомые композиции, лихо двигаются в такт, швыряют в зал горячую южную энергетику. Убойные «Gas, gas» и «Tabakera» моментально находят зрительский отклик, куражные «Sve prostitutke» и «Sexy Ritam» не позволяют устоять на месте, «Marushka», «Śpij kochany, śpij», «Ederlezi» так усилены ударными, что звук пульсирует где-то в области лопаток. А уж комментировать то, что происходит с залом во время исполнения всенародно любимых «Bella, chao», «Kalashnikov» и «In the death car»,  - описывать поведение громкоголосых фанатов во время футбольного матча. Короче, сии ребята поднимут любого со всякого света. Этим вечером здесь царили воля и стиль, свобода и открытость, бесшабашность и азарт. В этом пространстве не было правильного и неправильного. Фразы «ноги в пляс пошли», «чуть голова не отвалилась», «слов не знаю, но пою громко» - не фигуры речи. Танцевали лихо, бесновались без оглядки, скакали так едино, что плечи соседей имели шанс срастись, став единым целым. Чем не широкая балканская свадьба, идущая несколько дней, вход на которую свободен, все - гости дорогие? И он, этот самый общий праздничный организм, имеет, по всему вероятию, огромные шансы на утро маяться похмельем. Не от алкоголя, но от эмоционального градуса, не из-за количества, но из-за качества, не мощной головной болью, но лёгкой дезориентацией в пространстве.
 
горан брегович
 
Существует легенда, согласно которой Бог, распределявший между народами «умения», замешкался при выборе главного дела для цыган, а апостол Петр подсказал: «Пускай поют». Собственно, спорить с небесной канцелярией - себе дороже: Брегович и его команда завету верны, воплощая его громко, ладно, на всю катушку. Своих корней они не стесняются, к вопросу подходят с шиком и размахом, получают от исполнения несказанное удовольствие, играют программу с ощущением, что завтра никогда не настанет. Два часа крышесносного фолк-рока, где сам черт ногу сломит, пытаясь определить государство, из которого родом конкретная песня, проносятся ретивым скакуном; клезмер (традиционная музыка восточноевропейских евреев) танцует рядом с народными сербскими напевами, драйв соединяется с лиричностью, задушевность - не ругательство; единство, возникающее на глазах, завораживает и изумляет. И уже не в шутку кажется, что табор реально уходит в небо, никаких войн не было и нет, пляска способна стереть границы между языками, национальностями и культурами, за одним столом, продолжая тему фильма «Андеграунд», запросто могут собраться живые и мертвые, традиции и нововведения, народы оседлые и племена кочевые. А над всем этим вот-вот развернётся флаг чудесной страны, которой пока нет ни на одной карте мира.
горан брегович
 
Фотографии Евгений Стукалин
 

Портал Субкультура

Новое в блогах