joomla

17.02.2014 Red Bull Music Academy представил фильм о том, как делается музыка “What Difference Does It Make?” (СПб, к/т "Люксор")

  • Автор: Катерина Воскресенская
Понравилось? Расскажите друзьям:

17 февраля в кинотеатре «Люксор» прошел показ фильма о том, как делается музыка. “What Difference Does It Make?” У журналистов портала SUBКУЛЬТУРА появилась уникальная возможность стать зрителями мировой премьеры за день до выхода картины в он-лайне.

What Difference Does It Make

 

Проект Music Academy – ежегодный музыкальный проект, цель которого - выявление, продвижение музыкантов. Шанс на самореализацию и получение опыта. Проект каждый год проходит в разных городах. В прошлом, 2013-ом году, например, проходил в Нью-Йорке. Режиссер фильма – Ральф Шмерберг. В фильме приняли участие приглашенные лекторы, студийные наставники, студенты: Ли "Скрэтч" Перри, Брайан Ино, Филип Гласс, Джорджо Мородер, Эрика Баду, Найл Роджерс, Раким, Skream, Q-Tip, Берни Уоррелл, Egyptian Lover, Кен Скотт, Thundercat, Ричи Хотин, Джеймс Мерфи, Дебби Харри, Стивен О'Малли и многие другие. Фильм “What Difference Does It Make?” – наглядное пособие для музыкантов - потенциальных участников проекта, ну, и вот для нас. Нам просто интересно.

What Difference Does It Make
 

Перед премьерой неправильно аплодировать, но мы все равно аплодировали – не знаю, почему. Ведущий ясно объяснил, но не стоит. С другой стороны, после показа мы тоже аплодировали. Теперь своевременно.

What Difference Does It Make
 

Фильм просто отличный: динамичный, информативный. Представляет собой истории: как той или иной музыкант попал в проект, как проходил его путь, что есть в его жизни сейчас. Как он или она видят музыку для себя. Призвание или нет, может ли музыка приносить деньги или нет… Слушаешь об обретенных и упущенных возможностях. Говорят… Я бы считал жизнь ошибкой, если бы не написал эту мелодию. Или… Я вылетаю из реальности на 4 часа – а потом музыкальный материал готов. Про неуспокоенность – удовлетворение от работы получаешь, но оно быстро проходит. 2 дня – так все говорили. Алкоголь, секс, музыка – вещи, из-за которых ты теряешь контроль. Или обретаешь свободу, кто знает? Этот фильм показывает музыку изнутри. Изнутри скорее все же в моральном плане. Что движет кем, кто чем руководствуется, личные убеждения, мотивы, мечты. Об этом не расскажут на концерте или CD.

What Difference Does It Make
 

Это не просто показ, у нас была возможность пообщаться с участниками проекта. Сеньор Мако (Илья), музыкант из Санкт-Петербурга, принимавший участие в проекте в 2011 году в Мадриде. Так же ежегодно проходит и Base Camp Music Academy. Сегодня в «Люксоре» Кита Эмпере, он принимал участие в Base Camp в 2012 году.

- Ведущий: Сеньор Мако (Илья) представлял Россию. Сегодня он здесь. Илья, спускайся, пожалуйста, к нам. Ты сегодня наш гость. И хочется пригласить ещё одного замечательного участника город Сочи 2012 Base Camp. Red Bull Music Academy Base Camp проходил в этом городе. Сегодня у нас в гостях Кита Эмпера. Кирилл, мы тебя тоже ждём. Спускайся, пожалуйста, к нам. Возьмите, пожалуйста, кто-нибудь микрофон из зрителей. Я предлагаю сделать небольшую сессию вопросов. Подумайте пока, о чём бы вы хотели спросить у наших замечательных гостей. А я от себя сразу спрошу: парни, расскажите, какая там обстановка? Какая энергетика?

- Илья: Незадолго до того, как поехать в Мадрид, меня успели ребята летом забукировать в город Киров, и я там встретил Рому Illuminated Faces, который до этого участвовал, и спросил его точно также: «Ну, что? Ну, как? Как там, дружище?» Он сказал: «Ну, ты знаешь – это сказка». В общем, я убедился, что так и было.

- Кирилл: Я был участником Base Camp – это русская история. То есть, то же самое, что было показано на экране. Собирали чуваков с разных городов, и была возможность сочинять вместе музыку. Я считаю, что это вышло уже в следующем Base Camp’е, который проходил в Петербурге. Класс, что этот город объединяет людей.

- В.: Ну, что ж, друзья, наверняка у вас возникли вопросы, ряд вопросов. Я попрошу поднять руку заинтересовавшихся. До вас непременно долетит наш замечательный микрофон. Какие же есть мысли? А, ну, пока микрофон передаётся, хочу тоже задать вопросик, интересный, на мой взгляд. Что это вообще дало в творческой части вот в целом для тебя, Илья? И скажи, пожалуйста, с кем из фэймовых персонажей, может быть, каких-то популярных известных музыкантов, ты пересекался лично?

- И.: До того, как туда поехал, я думал, что делаю классный музон. Но сейчас, спустя время после Академии, я чувствую, что весь музыкальный мир – как огромный океан: я стою, и он слегка мочит мне пальчики ног. Бесконечный простор и, я считаю, это только начало пути.

- К.: Было прикольно потом увидеться с Apple Blim’ом, который был у нас одним из ведущих на фестивале в Хорватии, на котором я выступал летом. Мы реально помочили в океане ножки. Точнее не в океане – в море... Сложно сказать. Это бесконечное кольцо общения. Ты узнаёшь всё больше и больше людей. Ты передвигаешься. Если продолжаешь заниматься этим, то ты просто в таком вареве, что называют современной музыкой. Ты просто видишь одних и тех же людей, только в разных городах. Каждый раз весело видеть их и заниматься с ними музыкой.

- В.: Ну, что ж, друзья, ни в коем случае не стоит стесняться. Может быть, у кого-то родился какой-то вопрос? Мы его очень сильно ждём. Подумайте как следует. Есть у нас желающие? Я думаю, этот вопрос по-любому возник бы. Задам его сам: какие впечатления от фильма вообще?

- И.: Друзья, правда, нет вопросов, да? Совсем ничего не интересно? Вам понравился фильм?

- Зрители: Да!

- И.: Отлично! Это очень вдохновляет, правда. Я до этого не видел. Я думаю, я скачаю и ещё всем друзьям покажу.

- В.: По поводу показа друзьям хочу сказать, что завтра на сайте RedBullMusicAcademy.com в режиме offline будет также возможность посмотреть этот замечательный фильм.

- З.: Илья и Кирилл, я бы хотела узнать, в фильме вы увидели ли какие-нибудь кадры, которые были тогда, когда вы участвовали в Музыкальной Академии?

- И.: Да, да, абсолютно.

- З.:А что именно?

- И.: Моменты в студии. Вообще абсолютно также было каждый год...

- З.: Сколько лет ты уже участвовал?

- И.: Один раз. Каждому даётся один шанс.

- З.: А ты каждый год участвуешь?

- И.: Нет, ну, правда. Каждый раз немцы создают классные студии, даже по интерьеру немного напоминающие друг друга. И, в принципе, там все эти винтажные синтезаторы присутствуют до сих пор.

- З.: Понятно. А чем вы занимались там? Сколько это длилось, и чем занимались каждый день? Интересно.

- И.: Ну, вот у меня было две недели. А у тебя, Кирилл?

- К.: По-моему у нас была неделя или даже меньше. Три или четыре дня... Мой первый опыт проведения Base Camp в России. У нас было три студийных ночи точнее, мы 2 дня выступали. В принципе Ред Булл Академия также, как и Base Camp, проходит по одинаковой схеме. Приезжают артисты, какие-то большие имена, которые ведут лекции. Это Base Camp, на самом деле, проходит просто как Академия. Я реально ощутил, что я заново учусь. И поскольку я хреново учился в университете в плане того, что не ходил, тут мне было реально интересно. Всех селят по двое, по трое в номера. Мы вставали с утра, шли на лекции всяких западных чуваков, которые приезжали и рассказывали нам о музыке. Всё происходило вместе. Мы все вместе ели, потом вместе слушали ребят, вместе создавали по ночам музыку, а ещё в фестивальные дни мы выступали в клубах, соответственно, это такой 24 часа Ред Булл. В принципе так каждая Академия проходит. После того, как все закончили со своими проектами, они их представляют сначала на общий суд, а потом на суд зрителя, который может просто прийти. Поэтому это классный интернациональный event.

- З.: Парни, привет! У меня вопрос. Я хотел узнать, какое место музыка занимает в вашей жизни? И насколько вообще реально в России сделать музыку первым своим делом, зарабатывать ей деньги и жить только музыкой, как, наверное, мечтают многие.

- И.: Вообще, абсолютно реально. Другое дело, какими принципами ты готов ради этого поступиться. А, по сути, с ними и не надо поступаться. Вообще ни с одним. Это сложный путь, тернистый. Вы знаете, как популярен в России коммерческий электрохаус звук, а также электрохаус-транс-звук. Поэтому надо делать что-то оригинальное и надо быть готовым к тому, что тебе придётся постепенно добиваться внимания каждого поклонника, завоёвывать свою хотя бы вот такую аудиторию. Ну, вообще, это вся жизнь. А ты что скажешь, Кирилл?

- К.: Да, время, на самом деле, показывает… Просто ты тратишь- тратишь- тратишь- тратишь- тратишь и ещё тратишь, страдаешь, тратишь, тратишь, ничего не жрёшь, страдаешь, тратишь, тратишь, ещё, ещё, ещё, год, два. Потом думаешь: «Ну, вот сейчас, ещё год, ещё два» - и потом совсем чуть-чуть приходит.

- В.: Ну, что ж, друзья, можно задать ещё один-два вопроса.

- З.: Привет!

- И.: Привет!

- З.: Я хотела сказать, что в фильме было очень много легендарных персонажей таких, как Джорджо Мородер или Малкольм Сесил, которые повлияли, на сотни или тысячи людей. Кто большего всего повлиял на вас и на ваше творчество?

- И.: Это не простой вопрос. Спасибо за вопрос. Была возможность пообщаться с очень разными и очень классными музыкантами: с представителями техно хип-хопа, какой-то экспериментальной музыки. Я признаюсь, больше всего на меня произвела впечатление лекция и концерт мисс Эрики Баду, если кто-то знает, что это за имя... Это был такой негритянский космос-трип. Честно, я плакал на концерте. Особенно перед этим она зачитала какую-то очень серьёзную душевную телегу про Ol' Dirty Bastard’а, как он умирал и говорил ей: «Понимаешь, надо выбирать белый автобус или, может быть, красный автобус». А он такой весёлый. Ну, красный и белый автобус, вы понимаете, это рай-ад. Чисто нигерская тема. Вот так вот на чувствах рассказать такую историю. Меня зацепило очень сильно. И потом я слушал концерт вот с такими восьмиугольными глазами, и, может быть, это не мой style совершенно, но вот это меня впечатлило.

- К.: Ну, если говорить про Base Camp, то это конечно Лидия Кавина, которая дочка… Внучка?

- З.: Внучка!

- К.: Внучка терминвокса. Советую всем просто загуглить потом. Сейчас не буду рассказывать. Вот, ну и остальные наши чуваки, которые…

- З.:А вообще?

- К.: А вообще, я стараюсь не портить ничем впечатления. Я просто ничего не смотрю и не слушаю. Мне удобнее, легче без, так сказать, вмешательств, то есть, как-то самому крутиться.

- В.: Ну, что ж, друзья, я предлагаю завершать потихонечку наше мини-интервью. И вот последний самый завершающий вопрос.

- З.: Что мешает полностью отдаться процессу? Что мешает полностью гореть? Что останавливает, может быть, на этой черте для того, чтобы сделать последний шаг в эту бездну музыкальную?

- И.: Ничего не мешает. Вот у нас есть руки-ноги. Ходят, там что-то делают. Есть голова и сердце, уши, которые работают. Всё. Это замечательно - 200% успеха обеспечено. Ну, конечно, теперь я уже понимаю, спустя там пару-тройку, десятку лет, как я занимаюсь этим дерьмом, что начинают потихоньку мешать какие-то вещи в твоей голове. Такие, как работа, обязательства. Ты в этой системе, в этом обществе, ну, и прочая чепуха, которую в 16 лет ты отрицаешь всем сердцем, а где-то ближе к 30-ти ты принимаешь это всем сердцем. Но вообще ничего не должно мешать, абсолютно, ноль. Берёшь и делаешь.

- К.: Ты мне предлагаешь сгореть? Мне кажется, что очень много тут решает время. Очень сильно меняются вещи. Когда ты начинаешь заниматься, когда у тебя есть какие-то амбиции, желания, время, ты ждёшь что-то, каких-то конкретных вещей. Потом, когда ты их получаешь по прошествии времени, они уже для тебя совсем не тем являются. Поэтому про музыку, да про всё, что угодно могу сказать, что всем советую просто жить здесь и сейчас, и в эту секунду. Если ты будешь пускать в голову мысли о том, что и как это будет, думать о прошлом… Не надо болтаться вперёд-назад, надо просто балансировать, это, наверное, самая главная мысль в фильме, и я с ней полностью согласен. Поэтому просто надо делать и, желательно, молчать при этом.

- З.: Вы будете подавать заявку на Академию в этом году в Токио?

- И.: К сожалению, каждый участник может участвовать только один раз.

- З.: Неправда.

- И.: Нет, ну, может. Ты можешь послать заявку, но повезти может один раз.

- З.: А как же Рома Illuminated Faces, про которого ты говорил?

- И.: Он же один раз участвовал.

- З.: Два.

- И.: Ну, второй раз – Base Camp.

- З.: Нет.

- И.: Расскажи мне об этом.

- К.: Ты не понимаешь, что иногда надо молчать побольше? А по поводу заявки, можно. Я заполнил заявку. На Base Camp’е не заполнял… В Академию пробовал, но не взяли. Это нереально классное времяпрепровождение. Там такие вопросы, вы знаете… Это как к психологу сходить. Никто же, наверняка, не ходит. И это прямо прикольно. Тебе там просто говорят что-то вроде: «Нарисуй, как выглядит твоя звезда смерти», или «Ты во вселенной». Ну, в общем, там много чего интересного. Просто классно провести время. Даже вне зависимости от того, выберут вас или нет, это лучше, чем там… бухнуть лишний раз.

- В.: Ну, что ж, друзья, спасибо большое за честные и искренние, надеюсь и уверен в этом, ответы. Мне остаётся лишь напомнить вам, что в этом году творческая мастерская Red Bull Music Academy вновь раскрывает свои просторы. На этот раз уже в городе Токио. И хочу напомнить, что до 18-го марта продолжается, идёт приём заявок, он открыт. Уважаемые музыканты, мы ждём ваши работы. Спасибо всем большое! Будьте счастливы, и до новых встреч!

 

Материал подготовили Михаил Прошутинский и Катерина Воскресенская

Смотрим фоторепортаж Андрея Мо:

View this photo set on Flickr
 



Портал Субкультура