joomla

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)

  • Автор: DA_Vision
Понравилось? Расскажите друзьям:

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)

28-го марта в здании Французского института на Невском, 12 состоялась творческая встреча с одной из главных сенсаций world и new age музыки последнего времени. Мероприятие проходило в рамках праздника Франкофонии и собрало не малое количество желающих попрактиковаться в языке. Тем же, кто пока ещё был не готов к длительным монологам на языке Гюстава Флобера и Оноре де Бальзака, был любезно предостален перевод, так что обделенных посетителей не осталось. Группа появилась на встрече с небольшой задержкой, но после непродолжительной настройки начала свой душевный диалог с пришедшими. Именем OUM  в пустынных районах Африки называют девочек, родившихся во время дождя, принесших с собой облегчение всем людям. Считается, что таким девушкам удача всячески сопутствует по жизни. В чем мы и убедились из рассказов главной героини.

 

Первой была рассказана история о том, как группа обрела популярность, и благодаря чьим стараниям у OUM появилась возможность побывать в России:

Одна дама была проездом в Марокко, когда мы там же на радио-передаче презентовали свой последний диск и приглашали публику на концерт. Этой женщине очень понравилось то, что мы исполняли, и она стала искать контакта нами. В итоге она написала мне письмо на электронную почту. Уже после этого, когда она наконец позвонила мне, данный отклик вызвал кучу положительных эмоций, особенно когда открылось, что эта дама была родственницей очень известного марокканского композитора. И мне хотелось бы сказать, что во многом благодаря именно этому знакомству мы оказались здесь.

 

После исполнения традиционной песни "Rubaiyat Omar Khayyam" OUM перешла к рассказу о своём личном взгляде на музыку и мир в целом:


Я никогда точно не знала, о чем я буду петь, и хочу ли я смешивать какие-то культуры. Я выросла в Марракеше, в большом городе, где можно встретить влияния множества культур, впитывала в себя народные мотивы, звучащие на праздниках, религиозные песнопения, западные группы на радио - всё это нашло отражение в моем творчестве.Одно время меня долго ставили в тупик вопросом, что же я всё-таки играю? Я не могла на него ответить, и меня это сильно терзало изнутри, создавалось ощущение, что я не до конца понимаю, что делаю. Но в один прекрасный момент у меня всё сложилось в голове, и я четко осознала, что главное для меня - это жить в гармонии, и моё творчество - это отражение моего душевного состояния. И с тех пор я всегда отвечаю, что играю то, что мне хочется.

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)

О своих коллегах OUM отзывалась с нескрываемым обожаением и уважением.

Когда надо было собрать концертный состав для записи "Soul of Marocco", то я нашла... или меня нашли вот эти прекрасные люди. При этом мы не стремились собрать аутентичный ансамбль из чистокровных марокканцев, так как я считаю, что нельзя себя нисколько ограничивать, тем более нам встретились такие замечательные кубинские музыканты.


Основным мозгом и движущей силой группы был принародно объявлен засмущавшийся Дэмиан (Damian Nueva), который, по словам участников, одинаково много места занимает и в творчестве, и на сцене со своим контрабасом.


Я родился на Кубе в очень музыкальной семье, и мне с детства вручали в руки бас-гитару, а когда я отказывался, у меня спрашивали - не хочу ли я взять контрабас. Я смотрел на этого монстра и не понимал, как вообще можно играть на этом шкафе? Видимо, в семейную группу никак не могли найти ответственного за бас, и они решили вырастить своего. Позже я услышал Buena Vista Social Club, и понеслась... Вот с тех пор я поучаствовал в записи нескольких десятков альбомов и вот оказался у вас здесь в России, чему несказанно рад.

Далее слово передали Yacir Rami, играющему на народном африканском инструменте УД:


Мой путь в профессиональные музыканты был тернист и сложен. Я окончил музыкальную академию по направлению "преподаватель музыки", но меня всегда манила сцена, и поэтому пришлось бросить свою практику преподавания. Но сейчас я снова получаю образование, правда, по направлению "Этническая музыка"

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)

Leonardo Castellini (саксофон, флейта) и Fettah Benhoussaini (перкуссия).  были лаконичны и скромно в двух предложениях озвучили свой творческий путь. Далее были затронуты вопросы о возможности реализовать себя в арабской стране, а также о том, что же стимулирует участников OUM к дальнейшему творчеству.


Мне не раз задавали вопрос по поводу сложности быть певицой в арабском государстве, и не приходилось ли мне переодеваться мужчиной, чтобы продолжать свою карьеру. Но мы же все прекрасно понимаем, что в современном мире, тем более в такой близости от Европы сложно быть закрытым государством, так что нравы у нас стали намного мягче, и я занимаюсь любимым делом, не пороча семейное имя.

Мое творчество направлено на то, чтобы люди разделяли вместе с нами этот момент счастья. В нашем мире всё сложнее радоваться, а жизнь не так долга, чтобы можно было грустить, и получается, что я делюсь своим позитивным опытом с публикой, которая взамен делится со мной своим. Вот именно этот энергетический обмен и является основной движущей силой нашего творческого процесса. Мы никогда не старались донести каких-либо истин или же убеждения, хотя и не отрицаю, что такие группы нужны, но это определенно не для нас. Мы далеки от всего этого

 

Но нашим журналистам этого показалось мало и мы разузнали некоторые подробности в личном общении с OUM.

Вы не первый день в России. Что вы думаете о нашей стране?


- Я пока не составила определенного мнения. Вы знаете, что в Европе все страны немного похожи. Конечно люди разговаривают на разных языках, но у всех людей есть что-то общее. Лично для меня есть две страны, которые выделяются на карте и ни на что не похожи: Россия и Япония. Это то, что от нас очень далеко и не совсем понятно. Безусловно, есть какие-то вещи, которые должен знать каждый человек об этих странах, также не стоит забывать про всяческие стереотипы, но я предпочитаю не доверять этим устойчивым идеям и формировать собственное мнение. Мне очень нравиться открывать страны для себя, и я сейчас в процессе знакомства с чем-то новым. Для себя уже отметила очень живую атмосферу,  очень богатую и разнообразную жизнь, за которой мне очень интересно и любопытно наблюдать. В целом это крайне позитивный опыт и приятное знакомство.

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)


Мои друзья из Центральной Африки отмечают, что народы России и Африки схожи в своей открытости, больше по сравнению с людьми Запада. Как вы думаете, насколько это близко к правде?


- Я не знаю, есть ли какие-то общие черты между разными народами, я скорее чувствую, что есть единство поколений. Вот, например, мы два дня назад прилетели в Архангельск, и мы встречали разных людей. И когда я вижу людей моего возраста, то чувствую, что есть какие-то вещи, которые нас объединяют. Безусловно, мы выросли в разных странах, вокруг нас происходили разные события, но люди, которые родились в 70-е, 80-е, могут вживую наблюдать эти изменения и очень остро их ощущать, говоря, в том числе, и о глобализации. Ведь нас воспитывали в нашей стране таким образом, чтобы мы осознавали, что принадлежим  к определенной культуре, должны вести себя в соответствии правилам, но с тех пор границы уже открылись, и хотим мы того или нет, но обмены происходят уже повсеместно. При чем это не всегда позитивный опыт, но, тем не менее, сейчас мало говорить о том, что я представляю определенную страну, все мы – граждане мира, что является нашей главной общей чертой.

Перейдем к музыке. Культура Марокко сформировалась под воздействием четырех основных культур: берберская, андалузская, африканская и арабская. Вы же в своём творчестве ещё сильнее расширяете круг народных направлений. Вам было тесно в изначальных рамках?


- Я не хочу сказать, что мне этого мало, и то, что я из Марокко, вовсе не значит, что я должна оставаться верной только вышеозвученным культурам. Я против любых этикеток и  ярлыков – если то, что я добавляю, хорошо звучит, то почему же не использовать это? Если я наиграю какой-нибудь ритм, то многие скажут, что это марокканская  музыка, но такой же ритм могут использовать жители Мексики, и тогда люди скажут, что это латиноамериканские ритмы. Как пример – при исполнении русской песни, я, может даже не нарочно,  её марокканизирую. Но это не значит, что песня звучит не правильно. Я гражданка мира, поэтому никакие рамки не станут для меня преградой, зачем насильно ограничивать себя? Я думаю, что музыка – это как растения. Ведь люди издревле путешествовали, и однозначно среди них были музыканты. Ведь в какой-то стране до определенного момента не было томатов, но их привезли, и через 20-30 лет там никого уже не удивишь этим плодом, но ведь они появились в других землях. Если мы возьмем два одинаковых сорта яблони и одно посадим в Архангельске, а другое в Марракеше – яблоки, которые вырастут, будут совсем разные - это разные почвы, разная вода, разное количество солнца.

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)


 В последнее время африканская музыка получает всё большую популярность в мире. Великолепный альбом Dhafer Youssef очень популярен в Европе, а такой монстр мировой сцены как Роберт Плант выпустил альбом, доверху наполненный мотивами северной Африки. В чем же сила африканской музыки? Верность традициям?


- Но ведь Африка – это начало всего!

 Эту гипотезу активно продвигают множество музыкантов черного континента…


- Хорошо, скажу по другому. Хотим мы этого или нет, но истоки современной музыки именно в Африке.  И если говорить о Dhafer Youssef то можно же вспомнить что он играет не только африканскую музыку, но и тот же блюз. Это продолжает наш ранний разговор, ведь глобализация затронула абсолютно все сферы деятельности человека. Взять хотя бы рок-группы, ведь они есть в каждой стране и каждом городе, и у рока нет национальности. Опять же, если вы говорите о том, что многие музыканты говорят о первоначале Африки, так может так оно и есть на самом деле?

 А если говорить лично о Вас: кто первый вас похвалил и, может быть, стал виновников того, что вы запели на сцене?


- Я не знаю, как так получилось, что я стала певицей – у меня никогда не было такой цели. В детстве и отрочестве не было человека, на которого бы я хотела быть похожей. Но, безусловно, как я уже говорила сегодня, музыка окружала меня постоянно, причем это не обязательно только то, что я хотела слушать, будь то народная музыка или какие-то ритуальные песнопения, или просто фон в магазине. Мне часто говорили, что я хорошо пою, и я пела для всех, но в первую очередь для удовольствия. Я родилась в  небедной семье, но достаточно  скромной и богатой своими принципами. Родители хотели, чтобы я получила образование и  могла зарабатывать на жизнь самостоятельно, а так как у меня были определенные способности к рисованию, я начала изучать архитектуру. И уже во времена обучения в академии я встречала множество талантливых музыкантов, продюсеров и других творческих личностей. Постепенно меня затянуло в этот «порочный» круг. Меня частенько спрашивали, уверена ли я в том, что хочу заниматься музыкой, и даже сейчас родственники, которые меня давно не виделив ответ на мои рассказы о том, что я пою, кивают, а потом задают вопрос: «А работаешь-то где?».

Жаркое солнце Марокко OUM согрело Петербург (СПб, Французский институт)


А где вам комфортнее выступать? В маленьких камерных залах или перед тысячной аудиторией, и есть ли вообще разница?


- Главным образом, я люблю небольшие залы, чтобы быть ближе к зрителям, чтобы была живая атмосфера обмена и общения. Конечно же, приятно выступать в серьёзных концертных залах с большой историей и своим особенным духом, прекрасным зрительным залом, но для меня всё же ближе сцена с небольшим количеством людей – мне так удобнее. Скажем так, это разные уровни обмена энергией: когда людей меньше, ты можешь большее себе позволить, быть более чувственным и вести более интимный диалог с публикой, не обременяя себя обязанностью делать спектакли. Но обратная ситуация с многотысячной аудиторией, где ты понимаешь, что, даже не смотря на микрофон в руках, тебе будет гораздо сложнее достучаться до зрителя , донести свой посыл.

Ну и в окончании, какие у вас планы на ближайшее будущее, познакомились ли вы с музыкантами из России, и можно ли ожидать от вас обработку какой-нибудь русской песни?


- Что касается русских музыкантов, то мы, к сожалению, пока ни с кем не познакомились, но мне уже рассказали об одной очень красивой русской песне, которую я очень хочу послушать. А если говорить о моих ближайших планах, то мы совсем недавно закончили запись нового альбома, которая происходила прямо в пустыне. Да-да, микрофоны стояли непосредственно в песке - никаких стен. Из инструментов использовались: уд, контрабас, труба и ударные инструменты. Эта работа отличается от «Soul of Marocco», запись которого происходила в студии с соблюдением всех правил движимая эстетикой перфекционизма. Здесь же мы хотели больше передать атмосферу и каким-то образом отдать дань нашим предкам и истокам. Пластинка выйдет очень скоро – 29 сентября, надеемся, что она понравится поклонникам  музыки.

 

Мы выражаем огромную благодарность сотрудникам Французского Института Санкт-Петербурга за прекрасную организацию и высокий профессионализм. Подобные встречи несут в себе не только образовательную миссию, но и дарят пришедшим массу неподдельного удовольствия.

Текст: DA_Vision

Фотоотчет предоставлен: Данил Никонов

 
 

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура