joomla

Презентация книги «Осень в карманах» Андрея Аствацатурова (СПб, «Буквоед» на Невском пр.46, «Парк культуры и чтения» 23.06.2015)

  • Автор: Надежда Дроздова
Понравилось? Расскажите друзьям:
В предпоследний вторник июня в книжном магазине «Буквоед» собрались люди, увлекающиеся филологией, литературой и… личностью Андрея Аствацатурова, который презентовал свою новую книгу «Осень в карманах» и ответил на вопросы читателей.
Андрей Аствацатуров
Не каждый писатель удостаивается вступительного слова от директора книжного магазина, в котором он презентует книгу. Но Андрей Аствацатуров – один из немногих, о ком Денис Котов решил сказать публике лично: «Я размышлял о феномене петербургского писателя. Я считаю, что это явление существует. Город оказывает неизгладимое впечатление на любого думающего человека. Кому ещё быть писателем «более петербургским», как не Андрею?»
Андрей Аствацатуров и Денис Котов
Директор сети магазинов «Буквоед» уверен, что «когда пять миллионов жителей Санкт-Петербурга будут знать хотя бы десять современных петербургских писателей, я думаю, тогда мы перейдём границу современной культурной столицы, а не просто хранителя истории и архитектуры». Вероятно, всё к тому и идёт, потому что послушать филолога и писателя Аствацатурова пришло людей больше, чем вмещает в себя зал.
Андрей Аствацатуров Буквоед
Презентация книги «Осень в карманах» началась с благодарности автора тех людей, с помощью которых книга вышла в свет. Тем более что писатель сменил издательство. «Ad Marginem», где раньше публиковал свои книги Андрей Алексеевич, сменил свой профиль. Как сказал сам писатель, он был одним из последних, кто перешёл в издательство «АСТ», которое публикует Захара Прилепина, Евгения Водолазкина, Сергея Шаргунова. «Я присоединился к компании своих друзей».
Один из первых вопросов был прост – о ком эта книга? На что Аствацатуров ответил быстро: «Всегда автор пишет о себе». Это некая псевдоавтобиография, в которой одни факты реальны, другие придуманы, третьи происходили, но в других обстоятельствах или с другими людьми. В этом же жанре писал Сергей Довлатов, Генри Миллер, Луи-Фердинанд Селин, Томас Вулф. Кому, как не доценту кафедры Истории зарубежных литератур СПбГУ знать о том, что он пишет?
Почему так называется книга? «Я вообще не мастак придумывать названия… но придумал. – Говорит Аствацатуров. – Мне раньше помогал придумывать названия Михаил Котомин». Благодаря книгоиздателю роман «Люди в голом» называется так, а не как изначально придумал автор – «Архипелаг детства». Второй роман носит название «Скунскамера», подсказанное Александр Ивановым.
«А тут у меня нет ни Иванова, ни Котомина. Надо самому. Поэтому и название хуже».
У Андрея Алексеевича есть любимый роман у Фолкнера «Шум и ярость», который он часто перечитывает. Один из героев заперт в своей обиде на мир, в своей травме, которая никогда не пройдёт, и держит всё время руки в карманах.
Андрей Аствацатуров Осень в карманах
 
Об осени, которая в карманах
 
Осень – это состояние, когда мир готовится уснуть. По сути, он уже умер, только об этом не знает. Зима – это время андеграундной жизни, будто землю накрыли одеялом. Вы знаете, что под одеялом происходят иногда удивительные вещи, особенно, если в комнате холодно. Поэтому зима – она бурная. А осень – время усталости, пост-эсхатологии. Время, когда смыслы закончились, и от этого всё очень смешно. У тебя ничего не получается потому, что мир устроен не так, как ты хотел, чтобы он был устроен.
Андрей Аствацатуров Осень в карманах
О депрессии схожей с похмельем
 
Вы превращаетесь во что-то другое, когда пишете. Вы пишете этот текст и являетесь этим текстом. Нужно быть своим персонажем. Нужно деиндивидуализироваться в прозе, развивать этот мир, а не свои  мысли политические. Творчество всегда было элементом внутренней терапии, но не для всех. Когда ты пишешь, то приходишь в некоторый упадок. У меня всегда элемент лёгкой депрессии после окончания книги возникает. Это не очень приятно ощущение… Когда оно впервые меня посетило, было немножко жутковато. А сейчас я знаю, что это временно. Это как похмелье.
 
О юморе
 
Мне кажется, юмор рождается из встречи наших ожиданий и реальности. Из-за несоответствия, из нарушения каких-то правил. Смешно то, что рождается из-за сбоя.
Андрей Аствацатуров Осень в карманах
О политике и уровне дискуссии
 
Я родом из интеллигенции петербургской, соответственно, мои коллеги в большей степени  занимают крайне либеральные позиции и антиправительственные. Мне кажется, что одна из заслуг режима заключается в том, что родилось достаточно много интеллектуалов правых и патриотически ориентированных. Но никакого диалога нет. Ужасная конфронтация. И в этой конфронтации агрессивно, к сожалению, себя ведут  мои коллеги-либералы. Дело в том, что патриоту вроде как агрессивно вести себя – нормально. Он ведь не подписывался на толерантность и плюрализм. А когда либерал чётко делит на своих и чужих, когда он чужого мнения совершенно не признаёт, когда начинаются подковёрные травли людей – это не очень приятно. Это противоречит исходному пункту. Странно выглядят либералы, которые начинают драться со своими противниками.
Люди совершенно потеряли ощущение и разницу между разговорами и доносами. Человек пишет честный либеральный донос на другого человека и почему-то называет это позицией. Причём с обоих сторон это происходит. Я считаю, что уровень дискуссии у нас сейчас на уровне 89-ого года. С 90-ыми есть разница, что тогда мы понимали, что есть разные пути и перспективы. Сейчас ситуация более тяжёлая. Мы расколоты. 
Андрей Аствацатуров Осень в карманах
… на здоровье!
 
Я перестал здороваться с каким-то количеством людей. Примерно такое же количество людей  перестало здороваться и воспринимать меня. Ну что ж… на здоровье! Но я продолжаю общаться с очень трезвыми людьми, чьи идеи я не разделяю совершенно. И это очень важно – быть на стороне своих друзей, даже если они выбрали какой-то ложный путь.
Человека политика разделяет. Слова даже не объединяют, знания, интеллект… Более важные вещи объединяют людей.
 
Фотоотчёт Катерины Прошутинской о презентации книги «Осень в карманах»:
 


Портал Субкультура