joomla

Виртуальная экскурсия «Иосиф Бродский и его семья. По местам Иосифа Бродского в Петербурге» (СПб, «Книги и Кофе», 29.11.2015)

  • Автор: Potika
Понравилось? Расскажите друзьям:
 
В арт-клубе «Книги и кофе» прошла экскурсия «Иосиф Бродский и его семья. По местам Иосифа Бродского в Петербурге», посетители которой, не выходя из зала, смогли узнать (и увидеть!) в какой семье вырос величайший поэт 20 века, прочувствовать атмосферу этого окружения и самой эпохи.
 
Творчество Иосифа Бродского исследовано тщательно и основательно, однако о семье, в которой он вырос, его отношениях с родственниками почти никто не писал. С другой стороны, это кажется естественным, ведь о таких темах должен говорить кто-то близкий этому кругу, кто сможет деликатно и правдиво рассказать об этой удивительной семье, не перейдя границу дозволенного.
 
Виртуальная экскурсия
 
«Экскурсоводом» в эту малоисследованную область выступил Михаил Кельмович – племянник поэта, писатель, психолог. В этом году Михаил выпустил книгу «Иосиф Бродский и его семья», на почве которой выросла виртуальная экскурсия.
 
Сегодня в городе существует не одна экскурсия с названием «Петербург Бродского» и т.п. Такие пешеходные маршруты выстраиваются типичным образом: знаменитый дом Мурузи, места, запечатленные в его поэзии, и, конечно, «Американский кабинет Иосифа Бродского» в Фонтанном доме.
 
Михаил Кельмович предлагает совершенно иной тип экскурсии и новый маршрут. Виртуальная экскурсия «Бродский в кругу семьи» представлена следующими главными пунктами: дом Мурузи, дом  Чижова (угол Чайковского и Чернышевского), дом на пересечении Литейного и Фурштадской, дом на Бородинской улице. Именно в отмеченном пространстве расположилась большая и дружная семья, окружавшая Иосифа Бродского.
 
Намеченный маршрут изначально кажется безликим и неизвестным, но во время экскурсии Михаила Кельмовича мы заглядываем в каждый дом, знакомимся с хозяевами, слушаем их интересные истории, смотрим редкие фотографиями из семейного альбома. И влюбляемся в этих людей, в эти комнаты, в эту эпоху.
 
Клуб
 
Важно понять, что предметом исследования Кельмовича становится не сколько личность Бродского, сколько его родители, тети, дяди, братья и сёстры, которые сами по себе оказываются интересными, необычными людьми. Для Михаила Кельмовича важно было передать близость, общность, единство всей семьи. Как он пишет в своей книге:
 
«Я не знаю, как это назвать точно, может быть, кланом или родом. С того времени, как себя помню, я воспринимал семью в два круга. Внутренний – я, родители, бабушка – мы жили вместе в одной комнате. И второй, внешний, состоящий из всех членов нашего клана. И этот второй круг ощущался не менее близким, чем первый, и, может быть, в чем-то более фундаментальным. Я бы сказал, для ребенка это была внутренняя родина, абсолютная точка отсчета».
 
Основу этого «клана» составляло старшее поколение – три сестры Вольперт (одна из которых мать Бродского) и их брат Борис. Это люди, детство которых прошло в Российской империи, которые пережили две революции, гражданскую войну, Первую и Вторую мировые войны. Это непростое время воспитало в них особую внутреннюю силу и любовь к жизни. Такие люди с внутренним сильным стержнем создавали атмосферу этого «круга», этой семьи.
 
Первая остановка экскурсии – квартира Бродских в доме Мурузи. Об этом месте написано и сказано не мало. Однако Михаилу Кельмовичу удалось рассказать много интересных деталей, а главное поведать истории тех, кто здесь жил.
 
Он вспоминал о том, как отец Иосифа – Александр Бродский, фотограф и путешественник, привез из Японии три чемодана диковинных вещей. Среди них были роскошные шелковые халаты, прекрасные сервизы, и фарфоровые статуэтки, которые Михаил, будучи еще просто маленьким Мишей, просто обожал. 
 
Кельман вспоминал о матери Бродского – Марии Вольперт, суровой внешне и очень тонкой и чувствительной внутри. Всего одной историей он смог передать её характер:
«После того, как Бродский эмигрировал, он просил прислать в Америку энциклопедию Брокгауза и Эфрона. Это было издание 1913 года в 82 томах. Он просто не мог взять их с собой, потому что уезжали тогда с одним маленьким чемоданом. И Мария, которая уже была больной и тяжело ходила, раз в неделю, с одним томом, опираясь на палку, отправлялась на Главпочтамт. Так по одному она отправила все 82 тома».
 
Михаил Кельман и его книга
 
На каждой остановке нашей экскурсии – новая квартира – поток новых сокровенных воспоминаний. Например, в доме на углу Чайковского и Чернышевского жил Борис Вольперт со своей семьей. Эта большая и шикарно обставленная квартира была любимым местом посиделок этого «клана». Здесь устраивались широкие застолья, велись живые, интересные и уютные беседы.
 
«Здесь всегда царил какой-то особый дух, какая-то совершенно иная атмосфера. Я долго не мог понять, что это. А потом я назвал это «дух модерна». Непростой двадцатый век, всплеск энергии, на волне которого появились удивительные поэты, писатели, художники», – так Михаил характеризует ту атмосферу, в которой вырос Бродский.
 
Во время экскурсии было удивительное чувство сопричастности этим судьбам. Кажется, автор создал ту волшебную атмосферу камерных посиделок, во время которых велись разговоры на простые, жизненные, иногда философские темы. Так на нашей встрече мы вспоминали о быте полутора комнат, где жили Бродские, анализировали «экзистенциальную» поэтику Бродского, улыбались над добрыми и тёплыми семейными историями.
 
Кода Михаилу было 16 лет, он увлекся поэзией, начал сочинять и «пришел к поэту в гости», чтобы обсудить написанное: «Я помню, как больше всего меня поразило то, с какой серьезностью он ко мне отнесся. Как к взрослому, состоявшемуся литератору. Он стал разбирать мои стихи строчка за строчкой… Он говорил со мной на равных, как поэт с поэтом». 
 
Михаил Кельман
 
Удивительно, но именно такие истории, услышанные от человека, являющегося частью этого «клана», помогают приблизиться к пониманию того, каким был Бродский. А значит и тому – что есть его стихи. 
Но самое ценное, как показалось мне после этой встречи, в том, что эти истории, фотографии, обрывки фраз – все эти мелочи вместе могут воссоздать атмосферу не просто одной семьи, но целой эпохи.
 
Фоторепортаж Марины Романовской:
 
 


Портал Субкультура