joomla

Kadebostany, The Soft Moon, K-X-P и другие на международном фестивале SKIF XIX (СПб, Центр современного искусства им. Сергея Курёхина, 05.12.15)

  • Автор: Алексей Виаленов
Понравилось? Расскажите друзьям:

5-го декабря в Петербурге прошел долгожданный девятнадцатый международный музыкальный фестиваль имени Сергея Курёхина (SKIF XIX). Почитаемый просвещенной публикой, традиционно проводимый в мае, в этом году SKIF был перенесён на декабрь и, как и Электро-Механика, прошедшая двумя неделями ранее, сокращён до одного дня. Но в него организаторы сумели уместить и модный поп с фанфарами от швейцарцев Kadebostany, и пост-панк от американцев The Soft Moon, и нео-краутрок от финов K-X-P, и выступления других отечественных и зарубежных команд. В этот раз первые пара часов программы были отданы российским талантам, а не заморским хедлайнерам, что можно назвать довольно разумным решением: таким образом опоздавшие не пропускали главные события вечера-ночи, долгожданные гости не играли для полупустого зала публики, а смещение выступлений главных артистов на поздний вечер и ночь стало веской причиной задержаться до самого утра.

Начался вечер с выступления московской девичьей команды Lucidvox, исполняющей глубокую психоделическую музыку с русскоязычным фолк-вокалом, сильным, звонким, и разливистым. Музыка у Lucidvox также непроста: ритмический рисунок меняется почти в каждой композиции. Нельзя сказать, что всегда получалось гладко: иногда вокал существовал в абсолютном отчуждении от музыкальной составляющей, что приводило к хаотичному восприятию и вопросу  “это так задумано или же это всё-таки просто несколько сыровато?”. Но впечатление, производимое четырьмя трогательными москвичками и их искренней и самобытной музыкой сметало все сомнения, да и “твои японцы вон тоже в ноты не попадают, и что с того?”. Несмотря на все казусы с порванной гитарной струной и поломанным хай-хетом, Lucidvox смогли показать что-то особенное, действительно скифовское. Недавно на своей странице девушки сообщили, что дописали новый альбом. Остаётся надеяться, что у них все получится.

Далее на главную сцену вышли питерцы Shortparis, которым выступать на SKIF уже не впервой – ранее они появились на фестивале Курёхина в 2013-м. Shortparis, исполнявшие песни на качественном английском, французском и русском языках, сочетавшие агрессивный EBM, синт-поп, шумы аналогового синтезатора и экспрессивный перформанс, мигом захватили внимание публики, и начались пляски, которые не прекращались до самого утра. Можно, пожалуй, даже сказать, что это был самый “танцевальный” из всех SKIFов за последние несколько лет. Наблюдая за уверенностью музыкантов, переходящей в самоуверенность, подкрепленную их явным профессионализмом, Shortparis, продемонстрировавших очень высокий уровень, можно было запросто принять за одних из хедлайнеров мероприятия. 

 

После этого был перерыв: сцену готовили к выходу швейцарского поп-феномена Kadebostany. Техники долго регулировали высоту флажков-экранов, расставляли световые столбы, созданные теми же самыми Supermafia, что представили инсталляцию для Feldermelder на прошедшей Электро-Механике. “Kadebostany - исполнители таких хитов как "Castle in the Snow" и "Crazy in Love", вошедшего в саундтрек  фильма “50 оттенков серого”, со странноватым прищуром заманивали анонсы. “Опопсели!”,  кричали в соц. сети некоторые негодующие поклонники мероприятия. Опопсели ли? Если разобраться, сам Сергей Курёхин, в честь которого, собственно, и фестиваль, любил самую разную музыку, в чем запросто можно убедиться, послушав, например, цикл его радиопрограмм “Ваша любимая собака”, где он делился с советской обездоленной общественностью музыкальными находками со всех уголков земли. Думаю, и Kadebostany, жители-правители вымышленной страны Кадебостан, территории радости, творчества, и, само собой, свободы, будто бы, собирающие лучших музыкантов со всего света, пришлись бы ему вполне по душе.

Лидер группы, харизматичный и анонимный (ну, 2010-е, сейчас модно так) Кадебостан же, образом напоминающий помесь Фредди Меркьюри и Бората, и загадочная вокалистка Амина Каделли в сопровождении гитариста и двух тромбонистов представили яркий гибридный электронный поп с фанфарами, элементами хип-хопа и стильной визуальной частью. Они активно взаимодействовали с публикой, а в начале выступления Амина,  которая легко переходила с чувственных нот на жесткий речитатив, прямо как на записях, даже сошла в зал и исполнила часть песни прямо среди неожидавших такого поворота зрителей. Я и сам стоял рядом, и в общем-то, был впечатлен ее открытостью и энергетикой. Таким образом, Kadebostany вполне органично вписались в парадигму SKIF XIX: откровенных авангардов в этот раз не привезли, но заигрывали с оными в той или иной степени все участники фестиваля.

Праздник продолжился, когда на сцену поднялись музыканты американского нео-пост-панк коллектива The Soft Moon. Если разобраться, The Soft Moon – это сольный проект Луи Васкеса, но, чтобы выступать, ему нужна поддержка еще пары человек, пусть даже сам Васкез умудряется поочередно, а то и одновременно петь, играть на гитаре и на клавишных. Как и всякий прогрессивный коллектив, The Soft Moon заходят на территории различных жанров: в их музыке можно услышать фрагменты и отголоски EBM, краут-рока, электро-панка и дарк-вейва. Васкез зловеще шептал свои истеричные и обрывистые тексты под аккомпанемент гитарного скрежета и индустриальной электроники, а довольная публика буйствовала в мерцании слепящего стробоскопа. Мне лично чужд весь этот пост-панк бум нашего времени, но раз уж людям нравится.

{soundcloud}https://soundcloud.com/capturedtracks/02-black{/soundcloud}

Голландцы zZz, занявшие сцену следующими, настраивались очень долго. Дольше, чем Kadebostany со всеми их лампочками, флажками и проекторами. Но во время этого саундчека они пообещали, что следующие 40 минут будут просто-таки крышесносными. Дуэт сочетал живые ударные, незатейливые тексты и задорную электронику, ведомую, в первую очередь, электроорганом, так что, как вы понимаете, пляски продолжились. Я же как-то не проникся и отправился в очередной обход территории, ведь SKIF не было бы собой без второй сцены, мультимедийных площадок, этих посиделок в фойе, случайных бесед в курилке и прочих непредсказуемых маленьких встреч. Только здесь, выйдя из зала даже во время выступления самого долгожданного хедлайнера, ты не останешься в одиночестве.

Когда я вернулся в главный зал, на сцену уже поднимались финны K-X-P. К глубокой ночи публики значительно поубавилось, но самые стойкие продолжали отрываться у сцены, музыка это позволяла. Сочетание модненькой триповой ретро-электроники и дедовских краут-рок мотивов, дополнявшееся вскриками в духе Suicide, позволило наслаждаться выступлением K-X-P как находясь в движении, так и устало сидя и наблюдая за работой техника, который, как оказалось, каждый раз вручную нажимает кнопку, чтобы стробоскоп моргал в такт ритму, этому человеку также моё почтение. Стильный психоделический видеоряд, сопровождавший выступление облаченных в черные балахоны парней, делал его еще более атмосферным. 

 

Впечатлённый, но безумно уставший, я, дождавшись конца сета, медленно побрел к ближайшему метро, а самых стойких и отчаянных тем временем развлекали питерские проекты 3Force и EyeScream. Я шел и думал о том, что фестиваль всё еще способен удивить, что лайн-ап оказался крепким и удивительно гармоничным, что дома стоит послушать записи K-X-P, Kadebostany, Lucidvox, и The Soft Moon, и что фестиваль SKIF XIX, несмотря на все трудности, переносы и перманентный кризис несомненно удался, став для Петербурга одним из важнейших музыкальных событий уходящего года. За что большое спасибо и организаторам, и музыкантам, и традиционно-разношерстной публике. И всё-таки, хотелось бы в следующий раз, на юбилейном фестивале,  чего-то и поавангарднее, не танцами едиными.



Портал Субкультура