joomla

Борис Аверин прочитал лекцию о поисках рая в произведениях Владимира Набокова (СПб, «Эрарта», 06.12.2015)

  • Автор: Алексей Виаленов
Понравилось? Расскажите друзьям:

6 декабря в Эрарте прошла лекция Бориса Аверина «Владимир Набоков. Воспоминания о рае», во время которой профессор кафедры истории русской литературы Филологического факультета СПбГУ, историк, ведущий телеканала «Культура» и один из главных набоковедов нашего времени, поделился со слушателями размышлениями о творчестве великого русско-американского писателя. 

Лекция проводилась в окружении произведений современного искусства в большом зале Эрарты, в середине которого располагаются деревянные идолоподобные конструкции, будто бы выросшие прямо из пола и показывающие преемственность искусства как такового.

Традиционно Борис Аверин, человека невероятно интеллигентный и умудрённый опытом, за полтора часа затрагивает множество вопросов помимо основного. Вот и в этот раз, произведения Владимира Набокова были взяты за стержень для рассуждений, но вспомнить все темы и тезисы, которые были выдвинуты лектором, и сложить из них последовательное повествование, оказывается не такой уж и простой задачей. 

Лекция, озаглавленная «Воспоминание о рае», часто касалась этого религиозного понятия. Казалось бы, технический прогресс и развитие цивилизации должны приближать нас к раю, но ему, как поясняет Аверин, ближе не техника, а сама природа, с которой человек борется уже многие годы и вполне успешно, якобы во всеобщее благо. В итоге подобным образом человек создает почву для появления зла, корень которого лежит в самом понятии социальных условий. Зло возможно везде, кроме рая, в котором этого зла не было в принципе. Человек же стремится к раю, но редко может его достичь, несмотря на то, что рай – он прямо среди нас. Просто для того, чтобы его заметить, нужно определённое восприятие. 

Ребенок, в отличие от взрослого, наиболее способен к пониманию рая. Так происходит потому, что детей и взрослых интересуют совершенно разные вещи, и то, что кажется ребенку чудом, взрослый человек просто не замечает, будучи погруженным в суету будней. При этом каждый взрослый, находясь в поисках рая, просто не помнит, как оный выглядит. Рай же оказывается чувственной категорией, которую просто не постичь разумом взрослого человека. И только мечта – настоящая, яркая – может приблизить человека взрослого к состоянию ребенка и, тем самым, дать ему шанс на нахождение раяЭта мечта должна быть не о более высокой должности, не о телефоне новой модели, не прагматичная, не потребительская, она должна быть достойна ребенка. Таковой может стать мечта о любви.

Взрослый человек стремится всё рассчитать. Игра в шахматы становится идеальной метафорой «взрослой» жизни, и неслучайно шахматная тема затрагивается Набоковым в романе «Защита Лужина». Мы планируем всё: поход в магазин, распорядок дня, бюджет на месяц, но случайности всегда вносят свои коррективы. Писатель, в произведениях которого случайность играет очень большую роль, отрицает идею о том, что всё можно и нужно спланировать. Он отвергает детерминизм, дарвинизм, фрейдизм и всё, что предлагает закономерности и упрощения, формирует цепи событий. Есть у него и рассказ, «Случайность», повествующий о том, что всё происходит так просто потому, что про происходит так,, а события не всегда развиваются по тому курсу, который мы считаем наиболее вероятным. Если задуматься, случайности правят миром. Даже рождение человека, читающего сейчас эти самые строки, является невероятной совокупностью случайностей, ровно как и весь его путь от появления из бездны и возвращения в неё же.

Персонажи Набокова, как и все взрослые люди, стремятся к раю. И рай находится рядом с ними, но чтобы найти его, нужно перейти на другую ступень восприятия, уметь видеть в другом измерении.  Во многих его произведениях наблюдается эта многоуровневость. Наиболее буквально она выражена в произведении «Terra Incognita», где два мира действительно перекрещиваются в одной плоскости. Мираж ли проглядывает сквозь реальный мир или наоборот? 

Некоторым персонажам Набокова удается постоять на пороге райских врат или даже заглянуть за занавес, но остаться в нём никому из них не суждено. Многие его герои: Лужин, Гумберт, Ганин и прочие заглядывали за эту грань, когда окружение меняло свои привычные очертания, менялись их приоритеты, отношение к миру. Для Гумберта встреча с Лолитой – это, по его убеждению, надежда обрести потерянный в юности рай. Но на тот момент он ведом сладострастием и собственным пороком. Лолита ему нужна в первую очередь из-за ее возраста, возраста нимфетки. Ближе же всего он оказывается к раю уже в самом конце, когда осознает, что действительно любит свою уже повзрослевшую, измученную Ло и готов принять ее даже с чужим ребенком. В этот момент он стоит на пороге врат рая, но двери эти захлопываются, когда Лолита ему отказывает. В этот момент у Гумберта уходит почва из-под ног, и месть остается последней задачей в его жизни.

Набоков не стремился наполнить свои произведения морализаторством, осудить кого-либо, он просто получал эстетическое удовольствие от создания литературы и рассказываемых им историй.

«Я не пишу и не читаю нравоучительной литературы, и «Лолита» не тянет за собой нравственных поучений. Для меня литературное произведение существует постольку, поскольку оно дает мне то, что я простейшим образом называю эстетическим наслаждением, т. е. такое ощущение, при котором я где-то как-то нахожусь в соприкосновении с иными состояниями сознания, для которых искусство (иначе говоря: любопытство, нежность, доброта и восторг) является нормой. Таких книг немного. Все же остальное либо хлам, имеющий местное значение, либо то, что некоторые называют «идейной литературой» и что очень часто опять-таки тот же хлам, представляющийся в виде громадных глыб старой штукатурки, которые со всеми предосторожностями передаются одним поколением другому до тех пор, пока кто-нибудь не придет с молотком и не трахнет по Бальзаку, Горькому и Манну».

После окончания лекции Борис Валентинович спросил у аудитории, о чем бы слушатели хотели поговорить в следующий раз. Одним из самых интересных предложений стала идея рассказа о современной российской прозе. Что ж, я обеими руками за!

Фотографии Анастасии Филипповой:

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура