«Эпидемия» выступила с рок-оперой «Эльфийская рукопись» в Санкт-Петербурге (СПб, «А2», 24.03.2017)

  • Автор: Владимир Рыженков
Понравилось? Расскажите друзьям:

24 марта Санкт-Петербургский «А2» на время перестал быть одной из главных городских площадок, приоткрыв завесу в совершенно другой мир – эльфийское королевство Энию, воплощение амбициозных фантазий группы «Эпидемия».

«Эпидемия» выступила с рок-оперой «Эльфийская рукопись» в Санкт-Петербурге (СПб, «А2», 24.03.2017)

Впервые героический эпос «Эльфийская рукопись» увидел свет в 2004 году – тогда Юрий Мелисов, основатель группы, реализовал свою давнишнюю затею: написать оперу с историей, героями. Почерпнув немало ходов в популярных фэнтези-произведениях, «Эпидемия» создала свой собственный сюжет, который в итоге стал достоянием российского пауэр-метала. Группа не так уж и часто выходит сегодня на сцену с полноценными шоу, впечатляющими своей постановкой, костюмами, реквизитом, декорациями, светом, поэтому, вполне возможно, Петербург стал свидетелем уникального действа, которое, может статься, не будет представлено вновь.

Начало девятого, «А2» уже практически переполнен. В разноцветной и шумной толпе, помимо обычных рубашек и футболок, бликуя шипами, мелькают косухи, шелестят фэнтезийные средневековые наряды. По краю зала невесомо проплывает эльфийка в сопровождении пары смертных – на задумчивом лице, обрамленном тематической прической, отражаются вспышки камер смартфонов, острые уши ловят звуки с пока еще пустой сцены. Пустовать ей, впрочем, оставалось недолго.

Эльфийская рукопись А2

Софиты, вспыхнув холодным пламенем, ярко освещают сцену, явив площадке эльфов и эльфиек в мрачных нарядах, сошедшихся в завораживающем танце. Следом, под восторженный рев зала, выходят музыканты – костюмерам мое почтение – и главные герои эпоса: полуэльф-изгнанник Дезмонд, талантливый маг, роль которого после Максима Самосвата перешла к Евгению Егорову, и храбрый воин Торвальд в исполнении Андрея Лобашева, фронтмена Arida Vortex. «Эпидемия» начинает играть «Час испытания», первую главу «Эльфийской рукописи», которая явно дает понять гостям «А2», что Энию постигла горькая участь. Всё смешалось в королевском дворце Дивного народа, правитель пал, убитый темным магом Деймосом – в миру Дмитрием Борисенковым, лидером культового «Черного обелиска». Эния захвачена, помощи ждать неоткуда.

Дезмонд, Евгений Егоров

«Эпидемия» переходит к следующей главе, играет «Рожденный для битвы», заставляя «А2» вибрировать от энергии. К дуэту присоединяется придворный маг Ирдис, раненый в сражении с войсками Деймоса. Чародей в исполнении Георгия Серышева призывает героев вернуть стране отобранную свободу. В опустошенной вторжением Энии осталась принцесса Анатиэль – ради нее изгнанный из королевства Дезмонд готов обрушить стены тронного зала на голову Деймоса, а верный своему другу Торвальд, оглянувшись на тысячи поднятых в зале рук, вверяет полуэльфу свой меч.

Торвальд, Андрей Лобашев

На интерактивном экране над угрюмым лесом восходит полная луна, вселяя тревогу: скрываясь от вражеских глаз, Дезмонд и Торвальд пробираются к тайному пути, который должен привести их к цели. На «Пройди свой путь» зал реагирует очень ярко, по краям бушуют очаги слэма, над головами застывают «козы».

Деймос, Дмитрий Борисенков

История продолжается, группа переходит к «Крови эльфов». Сцена темнеет, чтобы под мрачные звуки вступления скупо осветиться багровым и рыжим, действо из глухого леса переносится в королевский дворец. Перед зрителями, наконец, предстают злодеи: самодовольный и жестокий Деймос и дракон по имени Скай, образ которого достался Кириллу Немоляеву.  Вальяжно развалившись на внушительном троне в окружении подобострастных эльфиек, закованных в латы воинов и придворных, темный маг рассказывает прекрасной Алатиэль – партии эльфийской принцессы исполнила Елена Минина – свою историю и требует подчиниться.  Стать женой убийцы и захватчика, сделав его полноправным правителем Энии, или стать жертвой в магическом обряде, который позволит чародею открыть портал в свой мир, чтобы перенести остатки темных армий. Эльфийки в темных одеждах вновь начинают безумные танцы, Деймос показывает свое истинное лицо – лицо хаоса, рвущегося в некогда уединенную и цветущую страну.

Алатиэль, Елена Минина

Дезмонд и Торвальд тем временем приближаются к своей цели. Кто бы что ни говорил, но без трактира фэнтези – не фэнтези. «На пороге ада» сцена вновь преображается, хмурый антураж захваченной Энии сменяется на обстановку придорожной таверны – мигом появляются накрытые столы, заведение наполняется праздным людом и местными официантками в нарядах прямиком с Октоберфеста. Герои же встречаются с Трактирщиком – корчмой в «Эльфийской рукописи» заведует Константин Румянцев. Ему-то и предстоит помочь друзьям, показать тайный путь, ведущий в скрытую от посторонних глаз и окруженную магическим барьером Энию.

События стремительно развиваются, вот «А2» уже дрожит от ураганных риффов «Вечного воителя», а героям, нашедшим в пещере древний Жезл первых правителей Энии, наконец выдается шанс обратить слова в дело: среди любителей посидеть в трактире оказался агент Деймоса, донёсший темному магу о приближающихся воине и чародее. Дезмонда и Торвальда встречает Скай, однако дракону суждено потерпеть поражение и скрыться в клубах дыма, заполнивших сцену. Затем следует небольшая разрядка – «Эпидемия» переходит на «Романс о Слезе», спокойный и мелодичный, в котором битвы и заклинания уступают место романтике, чувствам Дезмонда и Алатиэль. Уступают на краткое время – история близится к кульминации.

Эпидемия, эльфийская рукопись

К финалу «Эльфийской рукописи» «Эпидемия» подошла с особым азартом: на сцене развернулась настоящая бойня. Боевая хореография актеров, щедро обменивающихся умело поставленными ударами, громовые раскаты «Магии и меча» - «А2» с готовностью поддался эйфории решающей битвы, неотрывно следил, ревел, и, кажется, тоже принимал участие в сражении за Энию. Воины Деймоса на сцене один за одним оказываются на полу, и герои уничтожают магическую сферу Эль-Гилэт – артефакт, с помощью которого темный маг планировал открыть портал в свой мир. Деймос в пылу битвы исчезает – Дезмонду и Торвальду удается вернуть мир в эльфийское королевство. Отпраздновав победу, «Эпидемия» закрывает последнюю страницу «Рукописи», отправляется на небольшой антракт.

Эльфийская рукопись, А2

Вернулась группа уже без своих фэнтезийных образов. Трансформация из менестрелей в метал-группу несколько смазала антураж, но, судя по всему, придерживаться стороны зрелищности уже не было нужды: «Эпидемия» продолжила историю Дезмонда и Торвальда сиквелами «Эльфийской руписи», перемежав ее с другими композициями. «Сказание на все времена», написанное через три года после выхода первой части, и «Сокровища Энии», изданные в 2014 году переплелись между собой, дав понять, на чем закончилась сага, познакомив с новыми героями и еще больше раскрыв старых. Смена подачи при этом ничуть не сбавила оборотов концерта – напротив, вместе с разрушенной Эль-Гилат пали последние барьеры между сказкой, рассказанной со сцены и реальностью: эльфийки, кружившие доселе возле трона Деймоса, начали мелькать в зрительном зале, а сама концертная площадка как будто бы вобрала в себя немного магии, непременно светлой.

Эпидемия, А2

С особым теплом зал встретил «Феаонора» - как и древний герой, не желающий медленно тлеть, «А2» горел ярче Сильмариллов, внимая ожившим легендам другого мира. Здесь вместо костюмов и постановки в ход пошел интерактивный экран, демонстрирующий подходящие кадры из «Властелина колец». С большим восторгом был встречен, разве что, «Всадник из Льда» - в то время, как на сцене разворачивалась драма Артаса Менетила, взошедшего на Ледяной трон, по краям зала закружились танцующие пары, не верящие в то, что в этом мире что-то не сможет растаять.

Фоторепортаж Евгения Суперикина:

View this photo set on Flickr  «Эпидемия», А2 24.03.2017


Портал Субкультура