joomla

18.01.2014 Пластическая драма «Крепостная любовь» по мотивам повести И.С. Тургенева «Муму» (СПб, Государственный драматический театр «Комедианты»)

Понравилось? Расскажите друзьям:

   Субботним вечером в театре «Комедианты» вниманию зрителей была представлена пластическая драма «Крепостная любовь» по мотивам известной абсолютно всем с самого детства повести Ивана Сергеевича Тургенева «Муму».

Спектакль

   Государственный драматический театр «Комедианты», обладатель многочисленных наград, чьи постановки высоко оцениваются как в нашей стране, так и за рубежом, уже не первый год радует петербургскую публику своими великолепными спектаклями. Благодаря своему удачному расположению в самом центре Петербурга на Лиговском проспекте недалеко от площади Восстания и Московского вокзала зрителями театра являются не только жители, но и гости нашего города. Зал театра небольшой, вытянутый по ширине, и имеет всего лишь 4 ряда в глубину с небольшим проходом между сценой и креслами, что само по себе создаёт ощущение вовлечённости зрителей театра в действие. Такая конфигурация зала позволяет гостям театра стать не только зрителями, но как бы и участниками спектакля, оказавшимися в гуще событий. На мой взгляд, это придаёт постановкам нечто особенное и неординарное, в чём мне и удалось удостовериться 18 января, оказавшись на спектакле «Крепостная любовь».

   «Крепостная любовь» является не просто очередной современной трактовкой повести Тургенева. Казалось бы, что ещё можно придумать особенного, о чём сказать на эту досконально изученную тему, о которой уже столько написано? Но, несмотря на кажущуюся простоту изложения и трагизм сюжетной линии повести «Муму», режиссёру Михаилу Александровичу Левшину своей сценической работой удалось доказать, что актуальность повести и её востребованность не угасла и по сей день. Подтверждение тому: к 6-ти часам вечера в зрительском зале не было уже ни одного свободного места. Режиссеру удалось взглянуть на проблему с другого ракурса – он сделал упор на чувства и эмоции героев, что безусловно находит отклик петербургской публики.

Спектакль

   «Зачем Герасим утопил Муму?» Над этим извечным вопросом продолжают ломать головы как уже далеко не первое поколение школьников на уроках литературы, так и современные литературные и театральные критики, историки и другие деятели культуры и искусства, изучающие эпоху крепостничества на Руси. В спектакле поднимаются довольно серьёзные проблемы, которые не решены и поныне. Среди них затронуты и острые социальные вопросы: от алкоголизма и угнетения рядовых граждан власть имущими до упадка морально-этических норм и ценностей в обществе, где подхалимство и желание угодить во всём, превозносится над справедливостью, личным достоинством и честностью. Люди готовы пойти на что угодно вплоть до самоистязания плетью и найти в любой ситуации козла отпущения, чтобы постараться хоть как-то выгородить себя и, не дай-то Бог, остаться виноватым перед своей госпожой.

   Жанр пластической драмы для спектакля «Крепостная любовь» был выбран не случайно. Данное сценическое направление, основоположником которого считается литовский театральный режиссёр и заслуженный артист России Гедрюс Казимирович Мацкявичюс, является гибридным экспериментальным жанром. Данный жанр сочетает в себе, что следует из названия, как драматическую, так и пластическую составляющую, подразумевая практически полное отсутствие словесной передачи. В постановках подобного рода делается акцент не на речевое, а на интуитивное, чувственное восприятие, отдавая предпочтение языку жестов и мимике, чем раскрывается как эмоциональная, так и духовная сторона персонажей.

Спектакль

   Таким образом, повесть Тургенева показана зрителям как бы глазами глухонемого Герасима, для которого весь мир состоит лишь из образов и движений, а все диалоги актёров представляют собой по большей части нечленораздельное мычание, и только в редких случаях допускаются отдельные фразы. Единственным исключением остаются песни, сопровождающие спектакль от начала и до самого конца, в которых отражены не только картины жизни простого русского народа, но и некоторые пояснения и даже части сюжета. Более того, являясь неотъемлемой чертой русской фольклорной культуры, песни наряду с танцами настолько гармонично вписываются в «Крепостную любовь», что теперь уже даже сложно себе представить, как вообще в этой постановке можно было бы обойтись без них, ведь именно через них передаются чувства и эмоции героев. И самым ярким примером, подтверждающим мои слова, является песня после финальной сцены, в которой Герасим (Филипп Азаров) топит Муму. В ней чувствуется вся боль и страдания русского народа, угнетённого и лишённого свободы. А во время спектакля она звучала настолько трогательно и пронзительно, что зрители покидали зал с глазами полными слёз.

   В спектакле «Крепостная любовь» особое внимание уделяется именно крепостному быту и жизненному укладу русского народа середины XIX века, а не сюжетной линии повести, в которую к тому же были внесены некоторые дополнения. В качестве примера можно привести предисловие, повествующее о жизни барского двора до того, как Герасим был выписан из деревни на службу дворником-сторожем. Особый режиссёрский взгляд на повесть «Муму» коснулся и образов самих героев пьесы. Например, на мой взгляд, очень интересным решением стало введение в постановку портрета барина, возведённого барыней (Ольгой Яковлевой) в ранг святых, на который она молилась ежечасно, почитая её как главную домашнюю святыню, превратив портрет в икону. Её капризы и упования на горькую судьбу после смерти мужа, а также напускная жалость к самой себе, щедро приправленные корыстным участием в её страданиях обитателей двора, делают её не столько причиной всех бед и невзгод жителей двора, сколько, наоборот, являются следствием их бессилия и неспособности хоть что-то изменить. А отсутствие гордости и самоуважения, выраженное в желании угодить и прельстить, лишь только подкрепляет её маленькую власть и усугубляет самодурство. Не зря говорят, что народ достоин той власти, которую он имеет.

Спектакль

   Дворецкий Гаврила (Сергей Бледных) предстаёт перед зрителями в виде отставного офицера с солдатским характером и выправкой. В отличие от героя повести «Муму» в «Крепостной любви» Гаврила показан скорее суровым надзирателем, строго и беспощадно наказывающим всех (и даже себя), кто попал в немилость к барыне, нежели рассудительным дипломатом, который старается без особого шума и суеты обставить во дворе все дела так, чтобы и барыне угодить, и Герасима усмирить, и самому крайним не остаться. Прачка Татьяна (Алёна Азарова) в сравнении с героиней повести, живущей у барыни по принципу «что воля, что неволя – всё равно», в спектакле предстаёт далеко не безразличной ко всему, а, наоборот, очень чувственной и эмоциональной влюблённой девушкой, безумно страдающей от неминуемой разлуки с милым её сердцу Герасимом. И после таких режиссёрских правок уже никто не удивился, когда в начале второго акта лай куклы-собаки начала озвучивать та же Алёна Азарова. «Реинкарнация» Татьяны в обличии Муму стала вполне логичным и символичным решением, выглядевшим как второй шанс, данный Герасиму, чтобы снова обрести свою хрупкую «Крепостную любовь».

   Также хотелось бы отметить, что в спектакле «Крепостная любовь» были впервые использованы видеопроекторы, дополняющие постановку визуальными эффектами и видеорядом картин русской жизни в качестве иллюстраций. Такое нововведение безусловно привнесло в спектакль элемент наглядности, позволив зрителям проникнуться ещё глубже духом той эпохи.

 

Спектакль

   Формально постановка поделена антрактом на два действия, как бы разделяющим сюжет на жизнь до и после появления Муму. Но если судить по общему построению драмы, то спектакль можно композиционно поделить не на два, а на три акта. В начале спектакля описывается жизнь барского двора до Герасима, указывающая на явные предпосылки его появления, как, например, воровство картины. Во втором действии разыгрывается любовная драма между Герасимом и Татьяной. И, наконец, в заключительном действии разворачивается трагическая история собачки Муму, которой, видимо, на роду было написано стать утопленницей. Но по злой иронии судьбы гибель настигла Муму не от рук хозяев, бросивших её в мешке в канаву, а от рук её спасителя.

   Цифра 3 также фигурирует и в горькой судьбе самого Герасима, разделяя её на три этапа, больше похожих на круги ада, пройдя которые ему удаётся освободиться от рабской службы. Сначала Герасима лишают своего дома и любимого дела, которое он не только любил, но и которое спорилось у него лучше всех, обязав прислуживать барыне и выполнять работу, с которой смог бы справиться в принципе любой. Затем его разлучают с любимой девушкой, выдав её замуж за другого человека просто потому, что так захотелось барыне. И в довершении всего, его лишают последней радости жизни - любимой собаки, вынудив его своими же собственными руками убить существо, единственной виной которого по официальной версии было то, что она лаяла по ночам на прохожих, чем мешала спать барыне. Но по факту за то, что она посмела не подчиниться воле барыни, что на фоне поголовного беспрекословного повиновения выглядело чем-то невообразимым и немыслимым.

Спектакль

   Прошло более 150 лет после отмены крепостного права, несколько раз в стране менялась власть и политический строй, но изменилось ли что-то с тех пор? Всё так же «барыни» издают законы и отдают приказы, мало задумываясь о том, какие последствия повлечёт за собой их исполнение, не говоря уже про заботу о нуждах народа и учёт интересов своих сограждан. Но в то же время в спектакле в лице Герасима показаны такие черты русского народа, как смирение, терпеливость и выносливость. Одним словом, народный дух и несгибаемая воля. Но у любого терпения есть пределы, и наша история знает немало примеров, когда чаша этого терпения переполнялась, и какие последствия это возымело потом. И после этого вы ещё спрашиваете, зачем Герасим утопил Муму?

   Литература, как и история, не имеет сослагательного наклонения. Можно сколько угодно размышлять на тему того, что бы произошло, если бы Герасим не утопил Муму, а просто ушёл с ней в свою родную деревню. Такие риторические вопросы, как «Кто виноват?» и «Что делать?» безответны по своей сути, и будут извечны, покуда народ будет одурманен «опиумом» настолько, что просто перестанет чувствовать свои беды, виновником которых он сам и является. Но есть вопросы, ответы на которые можно и даже нужно дать хотя бы для самого себя и желательно прямо сейчас. Поэтому после спектакля мы ненадолго задержались, чтобы пообщаться со зрителями и актёрами театра, поделиться с ними впечатлениями от спектакля и узнать их точку зрения как касательно постановки, так и по некоторым общим вопросам.

Спектакль

Никита, массажист.

   Могу сказать, что мне понравилось. Спектакль очень эмоциональный, очень живой. Удалось почувствовать атмосферу крепостного права. Русские народные песни, звучавшие в спектакле, лучше всего передают дух русского народа, порабощённого многие годы, придают силу спектаклю. Я даже почувствовал некий посыл. И песни – это прямо то, что нужно, чтобы передать этот посыл, мне так кажется.

   Такие спектакли нацелены на то, чтобы придать больше русской духовности современному искусству и обратить больше внимания зрителей к нашей истории, нашей культуре. Я не могу сказать, нужны ли такие спектакли людям в сложившейся в последнее время ситуации в России. Так сложно говорить за общество, за массы. Мне кажется, что режиссёр должен решать, нужно это или нет. И, наверное, выдержав проверку временем, будет понятно, насколько это будет нужно и востребовано публикой. Но как зритель могу сказать, что мне нравится, когда есть духовность.

   Я думаю, что постановка в жанре пластической драмы нисколько не портит, а даже, наоборот, дополняет повесть. Сложилось такое впечатление, что всё хорошо, всё так и должно быть. Ничего ни убрать, ни добавить. Больше песен, меньше слов. Я бы посмотрел ещё какой-нибудь спектакль в таком же жанре.

Виктория, Олеся, Анна, Александр.

   Мы первый раз в этом театре. Нам всё очень понравилось. Мы под впечатлением и в шоке! Слишком много эмоций, поэтому просто нет слов. Эмоциональность зашкаливала. В конце даже плакали.

   Безусловно, театру не хватает возрождения такой традиции, как исполнение русских народных песен! Нам не хватает русской культуры, возрождения. Культуры России не хватает. А это как маленький шажок вперёд к возрождению.

Юлия Бурцева, актриса (в спектакле исполняла роль Ульки).

- Каково переживать каждый раз на сцене такую трагедию?

- Нам нужны эмоции. Мы без них не можем. Без них очень скучно. Поэтому переживать для нас эти эмоции нормально. Это необходимая вещь. Как математику решать уравнения, нам необходимо испытывать эмоции. И, конечно, делиться ими со зрителем.

   Напоследок мы предлагаем вам вернуться мыслями обратно к спектаклю и посмотреть фотоотчёт Натальи Дубовик:

View this photo set on Flickr



Портал Субкультура