joomla

11.04.2014 Спектакль «Жисть» Театра ненормативной пластики (СПб, Театральное пространство «Цех»)

Понравилось? Расскажите друзьям:

11 апреля на сцене театрального пространства «Цех» прошел спектакль «Жисть» режиссера Романа Кагановича.

«Жисть» заставляет задуматься о том, как каждый из нас проживает свою жизнь и на что мы тратим свое время. За полтора часа спектакля целая человеческая жизнь пролетела перед глазами зрителей: вот родился человек, пошел в детский сад, потом школа-вуз-работа – все, как и полагается цивилизованному индивиду, и в итоге все кончается смертью.

О театральном пространстве «Цех» я была наслышана, и хотела туда сходить последние несколько месяцев. Об этом культурном месте уже было написано, но попробую добавить еще несколько штрихов. Антураж «Цеха» создан с  минимумом усилий и затрат – голые кирпичные стены, задрапированные темной тканью окна, трубы и провода, свисающие с потолка, в общем -  впечатляет. Импровизированное фойе отделяет от зрительного зала черная бархатная штора. У стены – обычная каркасная стойка с вешалками для верхней одежды, но ведь жизнь и опыт показывают, что нынче не всегда действует правило «театр начинается с вешалки», и качество и внешний вид сцены, и даже наличие либо отсутствие той самой сцены и вешалки, отнюдь не определяет качество спектакля.

Перед тем, как запустить зрителей в зал, режиссер предупреждает о штрафах за звучащие сотовые телефоны и о соблюдении техники безопасности: чтоб не задели головой дорогостоящие осветительные приборы и чтоб не упали со стульев, стоящих на возвышении. Понятно, что в театр ходят люди культурные, но они как раз-таки и рвутся к прекрасному, а в данном случае – занять места получше. При входе в зрительный зал привлекают внимание стулья, вероятно доставшиеся по наследству от школьного актового зала – сразу всплывают в памяти воспоминания о детстве, школьных дискотеках и праздничных линейках.

Занимаю место на возвышении,  практически на камчатке, и принимаюсь разглядывать зрителей. Публика разновозрастная и разнополая, как солидные дамы, так и школьницы, которые чтобы дойти до своего места, карабкаясь по шаткой конструкции из ступеней и кресел, смеялись и причитали: «Мне страшно!», а заняв свои места, принялись поглощать чипсы, и потом на протяжении спектакля шуршали фольгой от шоколадки. К счастью, восприятию это нисколько не мешало, да и разве ж это высокая цена за то, что дети нынче ходят в театр?

Перед началом спектакля снова выходит режиссер с небольшой вступительной речью: «Почему "Жисть"? Да потому что нам вечно не хватает времени на то, чтоб о чем-либо задуматься, мы никогда не успеваем договорить, всякий раз происходит фигня. Одним словом, это спектакль о быстротечности времени».

Во время речи режиссера, на сцене постепенно начинают появляться люди в белых комбинезонах и респираторах и выстраиваться в шахматном порядке. И пока зрители переключают свое внимание с оратора на странные белоснежные фигуры, режиссер потихоньку ретируется, и фигуры начинают синхронно двигаться под музыку. Итак, начинается безмолвное повествование...

Спектакль поделен на несколько частей: 1. Детский сад 2. Школа 3. ВУЗ 4. Ж…( может имелось в виду жизнь, а может и что другое). По ходу спектакля обращают на себя внимание ироничные акценты, расставленные режиссером: в детском саду - кастрюля с надписью х\з, в школе - тема сочинения на злобу дня «Герой нашего времени: кто он?», в вузе – чуть ли не акробатические номера с наполненными стаканами и бутылками, на работе – танцы и заигрывания на офисных стульях сколесиками.

У всех персонажей постановки свой типаж: красотка, отличница, тихоня, забияка, обжора, чудак. Глядя на них, каждый зритель пытается ассоциировать себя с одним из них.

Каждому этапу жизни соответствует своя деталь одежды: в детском саду – белоснежные рубашки, в школе уже появляются черные галстуки, в вузе – жилетки, а на работе – пиджаки. Эти детали одежды указывают на то, что по мере взросления, человек приобретает все больше социальных ролей, начинает нести все больше обязательств и ответственности.

Реквизит и декорации постановки сведены к минимуму: парта, на которой персонажи сначала пишут егэ, а затем сдают экзамен в вузе. Стулья, которые служат то мебелью, то школьными аттестатами, то снарядами для выполнения чуть ли не акробатических упражнений. По центру на стене висит школьная доска, которая символизирует полотно, на котором пишется наша жизнь. В начале спектакля доска открывается и из нее появляется человек — главный герой, впоследствии каждый жизненный этап героев отмечается на этой доске, а в конце, когда главный герой умирает, доска закрывается и «забирает его с собой», таким образом, завершая жизненный цикл.

На протяжении всего действа мы видим, как главный герой делает попытки выразить свою индивидуальность, не подчиняться общепринятым нормам и законам: в детском саду рисует «домик» «в стиле дали», в вузе пытается сдать экзамен сам, вместо того, чтобы дать взятку, на работе – спорит с начальником. И на каждом этапе своей жизни терпит фиаско: в детском саду воспитательница учит рисовать злополучный «домик» не так как хочется, а так как его рисуют все, в вузе советуют «не умничать» и отправляют в армию, а с работы в конечном итоге увольняют.

Апофеозом постановки становится сцена, когда герои, уже вступившие во взрослую жизнь, по очереди появляются с разных концов сцены, стремительно ее пересекают, исчезают и появляются вновь, видимо им не хватает времени, они нервничают, злятся. Ритм нарастает, спешащие по своим делам люди то и дело поглядывают на часы и беспрестанно разговаривают по телефону. В этом мире каждый сам по себе, никому нет дела до окружающих его людей и вещей. И тут появляется главный герой. Он неспешно прогуливается по сцене. С пиджаком наперевес, без часов, а соответственно и без забот. Он не понимает, куда все торопятся, и пытается помешать им, заставить оторвать взгляд от циферблата часов. Вот он столкнул девушку и парня друг с другом, в результате они прониклись взаимной симпатией, и тут же на сцене произошло бракосочетание. Но все же, вместо того чтобы обратить внимание на этого человека, спешащие по своим делам люди начинают ходить все быстрее и все стремительнее. Они то и дело налетают на бездельника, толкают его и, в конце концов, выдавливают с пространства сцены. Ему не место в этих кругах, в этом мире, если он никуда не спешит и никуда не направляется, тем более, если у него нет часов и телефона.

Несмотря на то, что спектакль игрался без слов, реакция зрителей была потрясающей: невозможно было удержаться от смеха, видя, как дурачатся актеры, будучи сначала детсадовцами, затем школьниками, студентами, а потом и вовсе офисными сотрудниками. Актерам, без слов, с помощью мимики, жестов и танцев, удалось не только рассмешить зрителей, но и заставить задуматься о том, сколько можно навешивать на себя социальных ролей, как остаться собой в этом вечно торопящемся мире, как сохранить свою идентичность.

Надеюсь, что уходя с постановки, каждый в глубине души задавал себе вопросы: чем мы занимаемся после работы? Какие мечты у нас были в детстве, почему мы забыли и забили на них? Как вырваться из этого порочного круга? В спектакле, как и в жизни, готового ответа нет. Каждый должен ответить сам.

Фото: Никита Конубриков.

 

 


Портал Субкультура