joomla

20.06.2014 Носферату: se fiato in corpo avete (Пермь, Театр оперы и балета им. Чайковского)

Понравилось? Расскажите друзьям:

20 июня в рамках VIII Дягилевского фестиваля на сцене Театра оперы и балета им. Чайковского г. Перми звёздный состав постановщиков - режиссёр Теодорос Терзопулос, художник Яннис Куннелис, дирижёр Теодор Курентзис, композитор Дмитрий Курляндский, поэт Димитрис Яламас - представили премьеру оперы "Носферату", среди исполнителей которой Алла Демидова, Наталья Пшеничникова, Тасос Димос, София Хилл. О том, что пришлось пережить зрителям, читайте впечатления нашего специального корреспондента Екатерины Нечитайло.

Носферату

Вместо привычной увертюры - тишина. Вместо арий - пение на вдохе, мелодекламация и царство скрежетов. Вместо декораций - инсталляции из ножей, книг и гробов. Вместо повседневного - некомфортное. В рамках VIII Международного Дягилевского фестиваля состоялась мировая  премьера оперы Дмитрия Курляндского "Носферату" в постановке мастера античного театра Теодороса Терзопулоса, который совместно с художником Яннисом Куннелисом, автором либретто Димитрисом Яламасом и музыкальным руководителем постановки Теодором Курентзисом создал медитативную мистерию, разворачивающуюся в загадочном пространстве между "ещё не умер" и "уже не жив".

Носферату

На сегодняшний день Дягилевский фестиваль, который восьмой раз проходит в Перми, является одним из самых значимых событий в культурной жизни не только нашей страны, но и всего мирового пространства. Здесь в программе и сольные концерты пианистов,  и электроакустическая музыка, и балеты Баланчина, и Третья симфония Малера, и "Зимний путь" Шуберта, встречи с музыкантами, обсуждения увиденного с критиками . Одним словом, очень мощный набор, позволяющий с уверенностью сказать, что на просторах нашей необъятной Родины, в двух часах лёта от столиц, работает и процветает коллектив, который с каждым годом всё увереннее продвигается в ряд крупнейших цитаделей оперного и балетного искусства в мире, наступая «на пятки» Большому и Мариинке.  Театр - нестоличный по месторасположению, но более чем европейский по качеству - Пермский академический театр оперы и балета им. Чайковского. Сегодня на вопросы: «Куда поедем слушать Моцарта/ Перселла/ Рамо?» или «Куда полетим смотреть балеты Макмиллана, Дагласа Ли, Иржи Килиана?», всё чаще можно услышать ответ без единой капли иронии: «Конечно же, в Пермь!».

Носферату

Но одно дело, если в программе вечера устоявшиеся авторы, и совсем другое, если опера создана специально к фестивалю, работа над ней продолжалась около пяти лет, а название невольно отсылает нас к клыкам, страшилкам и готической романтике.  После выхода "Сумерек", "Интервью с вампиром", "Дракулы" может показаться, что вампирская тема исчерпана до дна и банальна до скрипа зубов, но Терзопулос не был бы Терзопулосом, если бы всё было так просто.

Фабульно, конечно, это можно попытаться свести к каноническому сюжету о похищении Персефоны, которую попутно лишают всех чувств, в царство мёртвых и свадьбе с бессмертным Носферату, но на деле выходит, что это бездонная ода вечности, предостережение и крик о помощи одновременно. Здесь не банальный вампирятник с гримасами лица и псевдо-кровью. Здесь постоянная боль - как смертельный путь и попытка восприятия сиюминутности, которая замешана с огромным количеством мультикультурных цитат, и героями, на месте которых может оказаться каждый.

Носферату

Первый режиссёрский  аккорд после открытия занавеса при полной тишине - вереницы гробов, подвешенных перпендикулярно сцене и устремленых в небо, два огромных венка, девушка-лебедь в белой пачке со связанными ногами, корчащаяся в предсмертных конвульсиях, и властно восседающий над всеми нами Корифей в исполнении блестящей драматический актрисы Аллы Демидовой. Её первая фраза, произнесённая вязким, почти загробным голосом возвещает о гибели конкретного человека, культурного периода, всей человеческой цивилизации : "...богов больше нет, света нет, времени нет".  Носферату (Тасос Димос) долго вглядывается во мрак зала, прежде чем совершить свой первый вздох и дать дыхание спектаклю. Правящий цвет - чёрный. Правящий звук - скрежет. Правящая атмосфера - похоронная. Когда гробы начинают движение и поднимаются вверх, открывая следующий задник из ритуальных ножей,  появляется ощущение, что это лодки с человеческими душами, плывущие по реке Харон навстречу вечности.

Хор, ударные расположены в ложах, оркестр усилен пилами, сверлами, железными ведрами, звуки бурления сменяются пульсацией, порой кажется, что ты находишься внутри живого организма, порой, что мотыльки бьются крылышками о горячую лампочку, порой, что разрываются ткани, порой, что лопается что-то внутри.

Носферату

Сама Персефона (София Хилл), отданная "на всю оставшуюся смерть" в царство Носферату, появится лишь во втором акте, выгибаясь как тонкая ива на ветру, на сбитом дыхании и высоких нотах проговаривая - пропевая рецепты от малокровия. Избранной просто ничего больше не остаётся.

Одним из важнейших персонажей этой истории становятся Три Грайи (певица Наталья Пшеничникова), которым, вернее, которой суждено подготовить покойную невесту к инициации. Её звуковые вибрации и смены артикуляционной интенсивности  кажутся недосягаемыми для уха и восприятия обычного человека и будто созданы кем-то из абсолютно другого мира.

Носферату

Безусловно, слуховая и зрительная оптика очень долго настраивается и сопротивляется, словно, её кормят тем же самым гранатом, которым Персефону лишали чувств для перехода в иной мир, но некий внешний звуковой вакуум создает все условия для того, чтобы каждый из нас на два часа услышал то, что происходит внутри себя самого. Просто остановиться, послушать и внезапно понять, кто ты: жертва или самый жестокий мучитель.

И все вот эти белые лебеди со спутанными ногами, мужчины с армейскими сапогами на руках, бесконечные мелкие цветы и венки, складываются то ли в полотно Босха, то ли в репродукцию "Слепых" Брейгеля, то ли в картину Джима Джармуша, то ли в некую иную страницу, для которой ещё нет названия. В финале весь хор и оркестр выходит на сцену траурной процессией с перевязанными черной лентой ртами.  Больше нечего говорить и нечем звучать. Ведь звуков действительно больше нет. Дальнейшее - молчание.

Носферату

Уже сейчас не в шутку поговаривают, что у Москвы есть все шансы увидеть этот кровососущий шедевр на фестивале "Золотая Маска". Но каждому ли захочется и блуждать в дебрях себя под симфонии скрежетов и рассматривать коряги своей Внутренней империи?

Ведь нужно иметь определённую смелость, чтобы однажды отпустить  своих внутренних демонов на прогулку.

Фотографии Алексея Гущина.



Портал Субкультура