joomla

20.09.14. «Жизнь за царя». Театро Ди Капуа

Понравилось? Расскажите друзьям:

 
  Даже прожжёный театрал не сможет снобски заподозрить то, что делает Театро Ди Капуа во вторичности или тривиальности. В репертуаре театра - сплошь смертельные номера, и «Жизнь за царя» - вне всякого сомнения двухчасовая прогулка по канату под куполом цирка-призрака. Актриса Театро Ди Капуа Илона Маркарова сама назвала это анти-театром. Что бы это ни значило.                


 Небольшие, независимые театры всегда более открыты для эксперимента, поиска. В центре их внимания - темы неоднозначные. Судьба народовольцев в России ХIХ века - одна из них. Отношение к народникам менялось неоднократно как на уровне государственном, так и в обществе. Были они и подвижниками, именами которых назывались улицы, были и злодеями-палачами.
Создатели спектакля намеренно оставляют на откуп зрителю вопрос о роли организации «Народная Воля» в нелёгкой судьбе страны, о влиянии, которое она оказала на то, что Гегель называл «общее состояние мира» в России. Но у зрителя, который одновременно становится почти соучастником действа, появляется возможность взглянуть на этих молодых людей не через призму текстов учебника истории, иначе. Перед нами предстают не имена из исторических хроник, а люди. Люди молодые, чья готовность к самопожертвованию современного человека поражает. Перед нами люди, сознательно отказавшиеся от карьеры, житейских благ и ценностей, намеренно ступившие на путь гибельный. На путь борьбы с существующей костной, преступной системой устройства царской России. Путь заведомо тяжёлый, финальной точкой в котором для большинства из них стала смерть.
 У наших читателей уже была возможность из первых уст услышать многое об этом необычном перформансе - в апреле текущего года, накануне очередного показа спектакля Илона Маркарова дала нашему порталу инервью, в котором рассказала о концепции спектакля.
 Если коротко - в комнате четверо молодых людей встречают новый 1881 год. То же,что происходило на сцене, вовсе не укладывается в эту формулу. Да и сцены как таковой не было. Спектакль-сходка был назначен на 20 сентября, место хранилось в тайне до последнего. Неброская маленькая афиша, приклеенная на дверь дома, где располагается редакция журнала «Звезда», служила опознавательным знаком.  В шесть пополудни в дверях нас встретил  Фёдор Михайлович Достоевский. Повёл по широкой лестнице, освещённой робким светом свечей в канделябрах по краям ступеней. Там, на лестнице, автор знаковых «Бесов» читал нам письмо Льва Толстого, адресованное императору, прося того не принимать скоропалительных решений,  не множить ненависть и страдания, не казнить арестованных бунтарей, которые - на минуточку - обратились к «прямому действию» после долгих и практически бесплодных лет работы в российсих деревнях и сёлах. Просил помиловать и тем самым посеять зёрна добра. Всё было напрасно...
 Вообще, антураж, атмосфера, дыхание века - те вещи, которыми спектакль приправлен очень круто, несмотря на намеренную низкобюджетность, если использовать лексику современного кинобизнеса. Воссозданная динамитная лаборатория (она же фотолаборатория), освещённая красной лампочкой, стулья для зрителей родом из разных эпох, будто собранные по всем квартирам парадной, желтушный плюш на столе, огромный резной книжный шкаф светлого дерева, красный абажур...самовар... Через длинный коридор - бельевая верёвка, прищепками на ней - фотографии на просушке. Фотографии фигурантов дела.
 Дискурс действа построен целиком и полностью на словах непосредственных участников событий. Это дневниковые записки, письма товарищам и родным, речи, произнесённые в залах суда, накануне казней. Ни единого слова художественного вымысла.
 Выразительные средства же, которыми вооружились создатели «Жизни за царя», набросать словами и вовсе трудно. Ещё раз - сценическое действие в «Жизни» - эксперимент с труднопрогнозируемым результатом, а потому здесь - гротескная мимика, эстрадные комические номера гитарного трио, перемещение действующих лиц по стенам(!)... Дед Мороз в фальшивой бороде нарочито-дурацким говором зачитывает манифест «Политическое убийство» из «Листка "Земли и Воли"» от 1879 года...

 История Геси Гельфман в конце спектакля - контрольный выстрел. Точка пули.

 Актёр Александр Кошкидько обращается к зрителям: «Спасибо. Нам уходить некуда...А вам - есть...». Имеет в виду отсутствие занавеса...но как это звучит...

Несколько карточек фотографа и соучастника действа Владимира Телегина:





Портал Субкультура