joomla

28.11.2014 Ромео и Джульетта: лепестками белых роз (Москва,Новая опера им. Е. В. Колобова)

Понравилось? Расскажите друзьям:

28 ноября премьеру оперы Шарля Гуно "Ромео и Джульетта" на сцене Новой оперы им. Е. В. Колобова представили худрук петербургского Мюзик-холла Фабио Мастранджело и режиссер Арно Бернар. О новом в вечной истории любви читайте в репортаже нашего корреспондента Екатерины Нечитайло.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, нечитайло

Бессмертный шекспировский опус, печальнее которого нет ничего на свете, -  один из сюжетов, вызывающих при постановке легкую улыбку и недоверчивый взмах бровей.  Как на площадке передать искренность и неповторимость  первых чистых прикосновений? Дотошно соответствовать времени и историзму или одеть всех в джинсы? А что с несоответствием возраста возлюбленных и исполнителей? Бессчетное количество раз героев танцевали, проговаривали, пели, проживали, кричали, являли в мюзиклах и рок-операх, делали образцами романтических картин: тысячи Ромео, тысячи Джульетт встречались на балу, тайно венчались, тянули друг к другу руки, принимали яд, вместе лежали в склепе Капулетти, не замечая, как истираются при этом образы и слова, будто старые бумаги. В московском театре "Новая опера" прошла премьера оперы Шарля Гуно "Ромео и Джульетта", которая не ставилась в России сорок лет: французский режиссер и сценограф Арно Бернар и отвечающий за музыкальную лирическую правду приглашенный дирижер Фабио Мастранджело представили зрителям свой вариант прочтения вечного сюжета, найдя зыбкий баланс между покрытой ржавчиной вековой враждой, сопровождаемой звоном шпаг,  и Любовью, озаряющей мир своею силой, подлинностью и каменной, вечной несокрушимостью, которая течёт из поколения в поколение.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, н

На сцене возвышаются башни, углы домов улиц Вероны, состоящие из ржавых железных листов с небольшими отверстиями.  Давящий, нагнетающий атмосферу город пронизан синим светом и, кажется, каким-то спертым запахом смерти, повсеместным ощущением, что враг затаился и за углом, и в этих самых прорезях (сценография, костюмы, свет - Арно Бержар). Все начинается не с увертюры, а с очередной уличной стычки группировок кланов Монтекки и Капулетти: музыка замолкла перед лицом убийств. Фехтовальщики в бархатных костюмах вне зависимости от пола лихо делают выпады, меняют позиции, блокирует противника и, кажется, играют с огнем, бьются до первой крови (режиссер боев и трюков - Павел Янчик, которого называют "маэстро оружия"). Первый музыкальный аккорд увертюры приходится на убийство, когда молчать уже невозможно. Именно в момент кровавой бойни суждено впервые повстречаться Ромео и Джульетте, не на балу у Капулетти, а на торжественном приеме, где правит Смерть, ведь за  стенами того самого бала все равно ни на секунду не прекращаются потоки рек крови.  Машина времени запущена и переносит нас в пространство, где жизнь текла в ином ритме, а шпага могла громко заговорить  при любом неверном движении собеседника.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, н

Нет ни главы рода Монтекки,  ни матерей обоих героев, невелика роль брата Джульетты Тибальда, а ее жених Парис низведен до персонажа массовой сцены. Шарль Гуно, автор 12 опер, был, по меткому выражению П.И. Чайковского, «одним из немногих композиторов, которые в наше время пишут не из предвзятых теорий, а по внушению чувства». Сила его дарования заложена и в мелодиях, где раскрывалась сладость любви и страдания сердца, и в искренности выражения, нередко возвышающегося до глубокого драматического  пафоса. Основу оперы, написанную в 1867 году, составляют 4 дуэта, вальс Джульетты и каватина Ромео, -  музыка сладкозвучна, сахарна и доступна для восприятия, но невероятно сложна по исполнению.

Ирина Костина  в партии Джульетты будто вышивает тонкой золотой иголочкой по музыкальной ткани: звонка верхушками и густа низами, воздушна и плотски осязаема.
Ромео (Георгий Васильев) ярок и страстен, с легкостью сочетает работу в сложной гармонии с эмоциональными бурями, а от самой известной каватины «Солнце, скорей взойди» действительно веет теплом и утренней прохладой. Они оба герои, желающие, стремящиеся, достигающие: Ромео узнаваем в жесте, когда протянутая вперед рука  пытается дотянуться до любимой, Джульетта же бежит ему навстречу грудью вперед, заведя руки за себя, будто расправив крылья.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, н

Дальше же никаких подрывов классики ждать не следует: бал, доверительные напевы с кормилицей Гертрудой (по-матерински нежная Александра Саульская-Шулятьева), пронзительная сцена на балконе (вернее, у окна Джульетты), венчание у отца Лоренцо (вдумчивый Евгений Ставинский),  первое утро, Парис, яд, склеп, кинжал. Стоит отметить, что если между солистами и оркестром найдена устойчивая гармония, то хор, который неистовой бурей проносится по сцене, произвольно ускоряясь и замедляясь музыкально, Маэстро периодически приходится активно подгонять и придерживать.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, н

Третий акт завораживает своей красотой, напоминая  картины Брейгеля, Ван Дейка и Рембрандта,  мастеров светотени, сумевших воплотить в своих произведениях весь спектр человеческих переживаний. После венчания и объявления о свадьбе с Парисом, на сцене появляется огромный крест, подчеркивающий ничтожность людей, который упадет в момент псевдо-смерти Джульетты, как символ предопределенности. С неба же в белом танце начинают падать не то лепестки свадебных роз, не то снег, заносящий былое, не то обрывки книжных страниц или партитур, на которых  напечатана разрастающаяся история любви, заполоняющая весь мир.

ромео и джульетта, новая опера, арно бернар, фабио мастранджело, н

В финальной сцене в склепе прорези на железных листах заполнит свет свечей, будто на картине Редько "Восстание", Ромео, как известно, ошибется, Джульетта, вовремя пробудившись ото сна, все же успеет спеть с любимым предсмертный дуэт.
Спектакль Арно Бернара и Фабио Мастранджело не превращается в шаблонный набор ситуаций, мертвую страницу истории, необходимость наличия большой хрестоматийной лирической оперы, с которой можно играть, как с конструктором: создавая контекст, углубляя, упрощая, драматизируя, пародируя,  преклоняясь и насмехаясь. Этот устойчивый, может быть немного простой, но удивительно обаятельный и приятный глазу спектакль, монументален, как земля обетованная, на которую можно с облегчением хотя бы на время пристроить ношу собственных проблем, и легок, как лепестки белоснежных роз, которыми устлан склеп двух любящих и вечно живых сердец.



Портал Субкультура