joomla

08.12.2014 Иржи Килиан: бес сна (СПб, Мариинский театр)

Понравилось? Расскажите друзьям:

8 декабря балетами знаменитого Иржи Килиана "Восковые крылья", Бессоница", "Маленькая смерть. Шесть танцев" на Новой сцене Мариинского театра откроется программа "Золотой маски" в Санкт-Петербурге. О предвкушении чуда рассказывает наш коррепспондент Екатерина Нечитайло.

иржи килиан, Восковые крылья, Бессонница, Маленькая смерть, Шесть танцев, золотая маска, нечитайло, мариинский театр

Чего вы больше всего боялись в детстве? Зубных врачей? Монстров? Отца?  Потери всех конфет? Исчезновения "секретиков"?  Проиграть кому-то? Более чем уверена, что самый мощный страх был связан с царящей по ночам темнотой. А уж если предстояло засыпать в ней одному, то ситуация совсем переходила в область невыполнимых миссий. Навязчивое странно-липко-вязкое ощущение присутствия в комнате кого-то еще не оставляло ни на секунду, а коварная игра теней на стене заставляла придумывать ей все новые и новые оправдания. С возрастом страх темноты, как неизвестности, вытесняется страхом остаться наедине с самим собой, и ночью, когда желаемый сон так недосягаем, а каждый шорох воспринимается как личная угроза, встреча с собственным "я" становится неизбежностью. Хореограф Иржи Килиан, собрав вместе своих ассистентов-постановщиков Аурели Кайла и Ивана Переса, композиторов Дирика Хаубриха и Вольфганга Моцарта, и, доверившись бесстрашным танцовщикам Музыкального театра имени К. С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, создает двадцатиминутное хореографическое полотно о зыбкости человеческого сознания и невозможности спокойного сна. Мы-то может и захотим  поспать темной морозной зимней  ночью, а вот у наших страхов, комплексов и желаний, как известно, вечная бессонница.

иржи килиан, Восковые крылья, Бессонница, Маленькая смерть, Шесть танцев, золотая маска, нечитайло, мариинский театр

 

Балетные опусы чеха Иржи Килиана долгое время оставались закрытыми для России. Лишь в 2010-м году, после 2-х лет переговоров, на сцене "Стасика", состоялась премьера "Маленькой смерти" и "Шести танцев". Спустя 2 года копилка пополнилась еще одним сокровищем, уже успевшим стать классикой в своем роде, - балетом "Бессонница", который был создан в 2004-м году специально для труппы NDT (Нидерландского театра танца). Кто-то связывает эту ситуацию с отношением Килиана к России, кто-то с неэффективностью переговоров, кто-то с его сомнениями в способности русских танцовщиков работать в его ключе, однако же, эксперимент совместной работы случился и, надо сказать, оказался более чем удачным.

иржи килиан, Восковые крылья, Бессонница, Маленькая смерть, Шесть танцев, золотая маска, нечитайло, мариинский театр


 Планшет сцены диагонально разделен на две части вертикальными светлыми полотнами ткани с небольшими зазорами между частями, которые есть не то тонкие занавески, не то матрасы для сна, не то чистые холсты сознания. Эта грань и делит мир на реальность, откуда выскальзывают - вываливаются - выкатываются танцоры, и дрему-морок, где случаются схватки, поединки, диалоги и свидания. Сами исполнители, бродя по лабиринтам сознательного и бессознательного, одновременно являются и персонажами-жертвами, и осязаемыми мучителями друг друга. В самом начале светом выведен один прямоугольник-портал, чуть отодвигая край которого танцовщица проникает в реальность, разум или в саму себя. На первый мощный музыкальный акцент сквозь прорези начинают показываться отдельные человеческие конечности, словно фрагменты безумного целого. Надо сказать, что работа с автономными частями  - один из любимых приемов Килиана: при полной неподвижности корпуса живут лишь стопы, голова или кисти рук. Магриттовские и Босховские интонации прорываются сквозь толпы ассоциативных рядов. Периодически эта автономия подчеркивается треморами в теле, усиливая ирреальность и триповость происходящего.

Форму спектакля составляют 6 монологов и 4 диалога. Многочисленные батманы как попытка избавиться от навязчивых мыслей. Прыжки как желание победить притяжение. Переходы из одного мира в другой происходят самыми разными способами: простой уход в затемнение, засасывание через голову, плавные падения, зависы в шпагате между "я чувствую" и "я знаю". В танцевальной лексике очень много работы через пол. Катания и плавные скольжения, как по льду. Откровенные конвульсии смело переходят в кукольную позировку, где таз на полу,ноги открыты и присогнуты в коленях,а руки будто удерживают большой шар. Этакая игрушка в руках бессознательного.иржи килиан, Восковые крылья, Бессонница, Маленькая смерть, Шесть танцев, золотая маска, нечитайло, мариинский театр

И вот бессознательное так и манит к себе. В дуэтных сценах создается полное ощущение единства партнеров, где уже не разобрать,кто "человек подвергаемый", а кто "человек подвергающий". Зависы, прогибы, вытяжки,подныривания,перебросы с опорой на спину, и сползания по корпусу, создают иллюзию единого целого, непрерывного в движении и узнаваемого в нескончаемой череде отсутствия сна. Прогибы с устремленным вперед корпусом, полусогнутыми ногами и руками,которыми в детстве изображали попытку напугать кого-то, напоминают зомбические лунатикообразные движения. Словно от твоего: "Бу!" страх сам напугается и убежит.

Среди многочисленных поддержек приоритет отдан совершаемым в горизонтальной плоскости, словно идет постоянный поиск хоть какого-то удобного положения, перевороты с боку на бок в попытке поймать ускользающий покой.


  Музыкальная ткань спектакля довольно необычна: оригинальные произведения Моцарта  взял в обработку Дирик Хаубрих. Вернее будет сказать, что даже не обработал, а создал свое по мотивам существующего, так как оригинал практически не узнать. Музыка наполнена шорохами и  шумами, пронзительными высокими нотами, какими-то голосами, как из фильмов Хичкока, звуками металических предметов, словно подчеркивая, что все происходящее находится на очень острой грани лезвия ножа. А треск чьих-то крыльев, бьющихся о горячую лампочку, отправляет нас к мысли о неминуемом проигрыше в борьбе с ветряными мельницами, то есть с самим собой.
 

иржи килиан, Восковые крылья, Бессонница, Маленькая смерть, Шесть танцев, золотая маска, нечитайло, мариинский театр

  Зигмунд Фрейд называл сны "Королевской дорогой бессознательное". Они являются выходами в многомерность, когда точка сборки сдвигается и мы без труда осуществляем путешествия по иным измерениям, временам и пространствам, вне зависимости  от того, помним мы об этом на утро или нет. Не менее увлекательные путешествия по улочкам сознания происходят и во время отсутствия сна, когда точка сборки на той же степени риска.

 В финале спектакль приходит в первичную мизансцену с одинокой девушкой на фоне прямоугольника: скрутка в корпусе, работа в профиль, присогнутые колени, ломаные руки в четкой фиксации. Она, приоткрывая полотно-портал,  пытается доказать своей тени и себе самой право на существование и реальную жизнь. Будьте готовы, что после этого удивительно тонкого, но одновременно беспощадного триллера с привкусом трипа, бесенята-мысли станцуют в вашей голове такой балет,что дедушке Фрейду и не снилось.



Портал Субкультура