joomla

Дни Турбиных. Грим войны (СПб, театр Мастерская)

Понравилось? Расскажите друзьям:

«Хуже слухи каждый час./Петлюра идет на нас!» Вооружайтесь гитарой, револьвером али портсигаром, дамы и господа! Театр «Мастерская» представил «Дни Турбиных», спектакль Григория Козлова по одноименной пьесе Михаила Булгакова

Дни Турбиных. Фото Андрея Папенина

Равнодушные зрители молча кутались в шубы

и какая-то женщина с искаженным лицом

целовала покойника в посиневшие губы

и швырнула в священника обручальным кольцом

А. Вертинский, «То, что я должен сказать».

Образ Пьеро, таким, каким мы теперь его представляем, появился в 1819 году на сцене парижского театра «Фюнамбюль» на бульваре дю Тампль. Мим Батист Дебюро создал печальный образ, теперь знакомый каждому. В России в 1916 году стал знаменит «русский пьеро», Александр Вертинский. Выступая в кабаре или небольших театрах, он создал себе болезненный и потерянный декадентский образ. Таинственный «лунный» полумрак и выбеленный грим создавал барьер, достаточный для того, чтобы не бояться выходить на сцену. Романс, процитированный в эпиграфе, был написан и посвящен юнкерам, погибшим в Москве во время Октябрьского вооружённого восстания 1917 года. Но холоду киевской зимы 1918, гетману Скоропадскому, падению режима и даже Петлюре есть предел. Аккурат до одной двери. За которой утопия! Дом, где царит эскапизм. Воссоздать присущую ему атмосферу пытаются с 1926 года. В театре «Мастерская» премьера этого спектакля состоялась в 2013 году, но сейчас в зрительном зале мы садимся на, казалось бы, чудом оставшиеся свободные места.

Дни Турбиных. Фото Андрея Папенина

«Дни Турбиных» - вершина театрального успеха Михаила Булгакова. Так, положим, исключительно в рамках данной постановки, что же это? Циничная попытка идеализировать белогвардейщину или осиновый кол в ее гроб? То, что проще всего охарактеризовать смутным временем. Рушатся фундаментальные понятия о жизни, в воздухе ощущается безумие и призрачные (а то и вовсе обманчивые) нотки свободы и страха. Все это многообразие неописуемого состояния глобального по своей величине события отодвигается на задний план, становится лишь массовкой. А на главные роли утверждена трагедия частного, трагедия семьи Турбиных. Что, безусловно, удивительно, ведь, казалось бы, в такие критические жизненные моменты все личное и человеческое должно уйти на второй план. На секундочку, тут мир рушится! Но трагедия смены режима происходит там, за дверью, а жизнь-то, вот она! С роялем и «крэмовыми» шторами. С одной стороны это почти бункер, с другой, так ли он защищает, так ли уютен, каким кажется? Ведь с самого начала угрозы внешнего мира проникают внутрь и разрушают его.

Николка (Николай Куглянт) так старается хорошо играть на гитаре. Больше он стремится только в бой. Больше всего мы вообще стремимся к тому, о чем понятия не имеем. Но перед ним нерушимый эталон гордости, доблести и чести в виде старшего брата, с которым мало быть только шутливым юнкером. Нужно перерасти себя, поверить в идею сверхчеловека и не только поверить, но и воплотить. Стать героем, совершить подвиг и даже умереть! Если придется... Это слишком незрело. Ведь так просто сохранять в себе такой заряд на короткой дистанции. До смерти, например. Совершил подвиг - и сразу умер. Но как искренне ни разу не пожалеть о своем выборе, о том, что жив, будучи изломанным и, в принципе, уже бесполезным? Где совершил подвиг - и выжил? Эти истории стыдливо умалчиваются. А что? Не принято, вроде как, после такого жить! Так все фильмы о любви заканчиваются свадьбой, будто после нее заканчивается или любовь, или жизнь... Забавно. У каждого есть что-то, за что он готов умереть. Но не у каждого есть, за что жить. Хоть бы и за идею сделать что-то значимое. Для всех. Но, пока Николка не знает, что жизнь уродует и калечит людей, выбравших этот путь, затянул под гитару «кухаркины песни». Веселые. Только Елене Васильевне они (Арина Лыкова) не нравятся. Да ей сейчас не понравится ничего. Ее муж, полковник Тальберг (Максим Студеновский), пропал. Говорят, на крысу похож. А дом их на корабль.

Дни Турбиных. Фото Андрея Папенина

Алексей Турбин (Максим Фомин) на вид такой молодой, да и по факту не стар. Шутка ли, 30 лет – а уже полковник! Интересно так, он совершенно не представляется живым человеком. Полковник Турбин кажется трехметровым! Нереальным. Никому не до него, он слишком велик. Персонаж, столько требующий и от других, и по отношению к себе, совершенно не приспособленный к жизни. Или, еще хуже, - не требующий. Не все так исключительно хороши, чтобы умереть от позора, потому и ожидать такого от людей не следует. Это же всего лишь люди! Не то, что я. А Виктор Мышлаевский (Константин Гришанов) – другое дело. Вот это каждому знакомо. И сразу видно – прямой, честный, замерзший. Обычный. Он и выживет, и прогнется под изменчивый мир. И ему есть место в этом доме, и капитану Студзинскому (Михаил Касапов), и даже Лариосику (Илья Борисов). Кузену из Житомира. Совсем он не вписывается в это время. Да и ни в какое другое тоже, потому что живет в своих книжках. Теряя из-за этого все, в буквальном смысле, до последней рубашки, которая уцелела-то только потому, что он завернул в нее томик Чехова. Ему бы, такому очаровательному,  вечно сидеть под елочкой у ног святой Елены Васильевны. Но эта роль отведена Шервинскому (Арсений Семенов). Только зачем он ей, непонятно. Лицо херувима ему совершенно не помогает. Горько усмехаясь на каждую его фразу, Елена качает головой. Честного раздражения воспитание не позволяет. Хотя, подумать, к чему все эти самоистязания? С людьми ведь как, тут или принять, что им пойдет жабо, или не принять, но не принять вместе с тем и предложение о замужестве. А так, выходит, будут мучить друг друга, пока не умрут. Разумеется, в один день.

Дни Турбиных. Фото Андрея Папенина

Да, я в это не верю! Возможно, это единственный случай, когда я не верю Булгакову. Чудовищных размеров анаконда из Смоленской губернии, Иван Грозный, бросившийся в современность, Дьявол со своей свитой под липами в Москве, это хорошо, это допустим, что так все и было, но эта пьеса! Не верю... Да и как можно? Елена оправится от предательства Тальберга и снова выйдет замуж, Шервинский станет примой, Николка выживет, Мышлаевский пойдет служить за красных, а Алексей умрет, чтобы всего этого не видеть. Финал пьесы берет настолько высокую ноту, что аж фальшивит. Крещендо, которое невозможно слышать, не разбив бутылку водки. Все хорошо. Все счастливы... Смирились. А мне казалось, нельзя смириться с несправедливостью. От нее водкой пахнет.

Друг Михаила Булгакова, Павел Попов, писал, что «Дни Турбиных» - одна из тех вещей, которые как-то вдвигаются в собственную жизнь и становятся эпохой для самого себя». Здесь, в «Мастерской», пьеса показана в своем классическом виде, оттого история создания оригинального произведения воспринимается столь болезненно и неловко. Опять. А, между тем, сама постановка потрясает. Она масштабна, необычна, закончена и полна. В качестве юнкеров в ней задействованы учащиеся кадетского корпуса, что становились в проходах в постройке смирно, пока на экран выводились хроники Первой мировой войны. Кадры в сопровождении романса Александра Вертинского. Пьеро на сцене наблюдает за всем происходящим. На экране мелькают кадры хроники, и в голове эхом отзывается на каждое слово: «Я не знаю зачем и кому это нужно/кто послал их на смерть недрожащей рукой/только так бесполезно, так зло и ненужно/опустили их в Вечный Покой».

 



Портал Субкультура