joomla

Коляда-plays: милое дело

Понравилось? Расскажите друзьям:

О том, "Как Зоя гусей кормила"  с "Банкой сахара" в руках, исполняя заветную "Наташину мечту", что была загадана в рамках фестиваля "Коляда-plays", рассказывает наш корреспондент Екатерина Нечитайло.

Коляда plays

Вторая половина июня - жаркая по всем параметрам пора. Кипит работа, которую нужно срочно завершить до ухода в отпуск, безжалостно шкалят термометры, играючи осуществляются все намеченные планы. Одна часть пытливых зрителей вслушивается в вереницу звуков на Дягилевском в Перми; другая отсматривает программу Московского международного кинофестиваля; третья находится в замешательстве и нерешительности, оставаясь дома; четвертая утопает по самую голову в уральской школе драматургии, целый водопад которой шумит и льется в Екатеринбурге. "Коляда - plays" - десять суток полного погружения без сна артистов и отдыха публики: вечером спектакли, а утром обсуждения, днями перебежки между театрами, а ночами споры и обмен мнениями, в полдень - репетиции, а в полночь - концерты и актерский клуб. Кто - то приезжает на несколько дней, кто - то выхватывает только пару показов, кто - то геройски откатывает всю программу. Круглосуточный же Николай Владимирович Коляда уже десятый год подряд бдит и направляет, подсказывает и согревает, встречает, носится, решает вопросы.  Вот, скажем, расписание на 26 июня: 10-00 - обсуждение работ, представленных накануне, 11-00 - "Чайка", 11-00 - "Трижды три Бабы-Яги" из Ижевска, 12-00 - "Аленушкины сказки", 12-00 - тюменское "Новогоднее настроение", 14-00 - кинопрограмма, 18-00 - "Дом у дороги", 19-00 - "Как Зоя гусей кормила" из Саратова, 19-00 - "Край", 21 -30 - челябинские "Пещерные мамы" , 22-30 - актерский клуб. Примерно в таком ритме проходят и другие фестивальные дни, наполненные встречами со старыми и новыми знакомыми, безостановочными разговорами, безудержным счастьем. Все охватить - при всем желании - невозможно, но попытаться вырвать несколько солнечных фрагментов из общей картины - милое дело.

как зоя гусей кормила

В мире животных.

Мелодрама о нелепых попытках запоздалой влюбленности пожилого мальчика Володи, находящегося в доме со своей матерью Зоей, бесконечно доживающей свой век, в бойкую деревенскую девицу Женю, созданная в Саратовском академическом театре юного зрителя им. Ю.П. Киселева, кардинально отличается от своего трепетного собрата в екатеринбургском Центре современной драматургии. Спектакль по пьесе Светланы Баженовой "Как Зоя гусей кормила", поставленный автором на Урале, выстроен на контрастах и переходах, процессах и переменах. Многочисленные нюансы уточняют особенности быта,  все происходит в маленькой и запыленной квартире - избушке, музыкальные темы, простая история и камерность соединяют Хуциева, Володина и Шпаликова, оставаясь в рамках притчево - доверительной формы повествования. В интерпретации, предложенной Андреем Гончаровым с артистами из Саратова, все течет монотонно, спокойно, без резких всплесков;  действие разворачивается вокруг стола и двух стульев, растворившихся в фигурках домашних животных в полный рост, что привезла с собой из деревни Евгения; пространство - гулкий и сиротливый планшет сцены, на котором расположены зрители. Не то профессорская комнатушка, увеличенная до размеров полигона, не то продуваемый сквозняками чердак, загроможденный мебелью, не то однокомнатный зверинец, в котором собрались различные животные.  Столетняя Зоя (Нина Пантелеева) - храбрый боец, желающий принять смерть под звуки военного марша, мать, сожравшая сына своей любовью, серый гусь в корзинке, способный цапнуть и ущипнуть любого, кто окажется рядом. Владимир (Алексей Ротачков) - затюканный Вовчик с заклеенным глазом, неприспособленное к холодам растение, что умрет без человеческой опеки, уставшая собака, всю жизнь пробывшая на привязи. Женя (Александра Карельских) - Алла Пугачева с айсбергом в океане, суетливая белочка, привезенная из какой - то деревни, девчонка, пожаловавшая во взрослую жизнь в обнимку с огромным количеством светлых театральных платьев на перекладине - вешалке, которая будто выкрана из костюмерки театра. Друг Володи Плоцкий (Алексей Карабанов), что доставил Женю по его просьбе, ходит по площадке спокойной гиеной, поблескивает холодными и хищными глазами, планомерно готовится к совершению гадостей, напоминает уверенного мужчину из 90 - х годов.

Пьеса, получившая главный приз Международного конкурса драматургов "Евразия",  столь проста, сколь трепетна и человечна. Баженова, подхватывая лейтмотив „потока будней“ Александра Володина, создает музыку из слов, облачает их в трепетную поэтическую форму, при которой нельзя пропустить ни одной запятой. Спектакль Гончарова несколько утяжеляет эту историю, порой затирает текст, лишает многих подробностей, отбивает фрагменты видеорядом с пернатыми, точно выводит на первый план утилитарное отношение к человеку. Одна хотела вырастить мужчину, чтобы им гордиться.  Другой желает смерти матери, чтобы пожить самому. Третья сбежала от родителей, чтобы не мешали. Четвертый хочет сломать жизнь девушке, чтобы отомстить другу за его былые успехи. Самым точным, страшным и глубоким моментом постановки становится сцена изнасилования Плоцким Жени: он сидит в белой рубашке за столом, судорожно ест тарелку густого борща, постукивая ложкой в ритм, глотая жижу, захлебываясь в гадостях о Вове, а она бесшумно сидит в ванне, обливается водой, пытается смыть с себя позор и все былые мечты. Сам спектакль не провоцирует на открытые и явные эмоции, но в моменты, когда происходит точное попадание и узнавание ситуаций, заставляет шумно выдохнуть. Все артисты здесь осторожно примеряют на себя образы, в которых очень легко уйти в "общее место", пробуют на вкус порой пока еще чужой текст, осторожно пытаются ужиться в одном непроветриваемом пространстве. Но гусь собаке, как показывает практика, не всегда товарищ.

банка сахара

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

Емкость с белым порошком на табуретке. Монстры - зомби, сбежавшие  из компьютерных стрелялок, которые отплясывают под "No Doubt", "Сплин" и "Radiohead". Квартиры, ограниченные люками на планшете сцены. Зрители, что сидят полукругом. Парень, погрязший в виртуальном мире. "Банку сахара", поставленную в Саратовском академическом театре юного зрителя по пьесе Таи Сапуриной, режиссер Алексей Логачев обращает в многоуровневый квест, который ежеминутно усложняется главным героем. Коля боится людей, все заказывает через интернет, несколько лет уже не выходит из дома. Он воюет с выпивающей соседкой Галей (Елена Краснова), выращивает овощи, радеет за полную стерильность, для уничтожения ненужных посетителей призывает нечисть. Евгений Сафонов создает точный образ не беспросветного интроверта, но зависимого от шайтан - машины человека, который боится эмоций, общества, открытий, живет с уверенностью в том, что ничего нового и любопытного с ним уже никогда не произойдет. Его монолог о жизни, причинах, страхах, в который вплетены дополнительные персонажи, произносится не то внутри него самого, не то впервые на людях, не то на форуме, где не видно реакций и живых глаз.

За каждым углом - люди, у каждого поворота - зараза, при каждой встрече - необходимость коммуникации. Сложнейший левел в этой игре без чекпоинтов - впуск в личное пространство задорного и фанатичного социального работника  Марины (Ирина Протасова), верящей в свое право дело, поющей "Everybody's Changing" , гарцующей на каблуках и в красном плаще.  Ее допускают в квартиру с завязанными глазами, водят по комнатам, держат за руку, даже немножко в нее влюбляются, а потом вышвыривают за дверь, как слепого котенка. В большой мир, в холодный подъезд, все к той же нелюди, опешившей от ее страшного проклятия в адрес Коли: "Чтоб тебя никто никогда не полюбил!" Логачев выстраивает спектакль цепочкой фрагментов из жизни, вереницей неудавшихся  встреч, чередой разговоров через стенку, балкон, интернет. Точная и стильная музыкальная подборка держит ритм, вращение круга сцены напоминает бесконечный бег мегабайт, несколько сладковатый финал не оставляет ощущения того, что наступил полный и окончательный game over.  Ведь маленький человечек, Коля, живущий внутри каждого из нас, что боится сам себя, неистово просится на волю,  хочет пойти в гости к такому же внутреннему мальчишке, уже давно созрел. За окном браузера течет реальная жизнь. Для погружения в нее нужно всего лишь отказаться от монитора и проекций, перестать плохо думать о людях, позволить себе навыходить из комнаты, наделать дел,  насовершать ошибок.

наташина мечта

Все умрут, а я останусь

Если девочка из детского дома, "курякающая" в туалете, способная выпрыгнуть из окна, готовая дать в лицо за любое слово против, захочет осуществить свои творческие планы, то сделает это легко и непринужденно. Если юная барышня, которая поет, занимается балетом, вышивает крестиком, учится говорить на пяти языках, влюбится, то обязательно докажет, что победила она. Если культовая пьеса Ярославы Пулинович "Наташина мечта", состоящая из двух монологов и одного письма, еще не шла в каком - то театре, то рано или поздно придет ее время.  За эти годы "Наташ" решали то одной актрисой, то парой, то хором; девушки рассказывали о своих жизнях с разной степенью горячности, правды, доверия; действие разворачивалось и в зале суда, и в нарядной комнате, и на мусорке; Наталья Банина, оставшаяся без родителей, то противопоставлялась Наталье Верниковой, живущей по расписанию, то явно осуждалась, то ставилась с ней на одну ступень, то объединялась с Натальей Скворцовой, мешающей второй Нате идти к успеху. Спектакль Константина Рехтина, поставленный в Тобольском драматическом театре им. П. П. Ершова, напоминает головокружение от мечтаний, существует в неустойчивом и шатком пространстве, исследует психологические вывихи, подаренные детям родителями.  Он - набор треков в плеере, плейлист, рождающий воспоминания, переменчивое настроение, зависящее от звуков и мест. Большие фрагменты текста идут на музыкальной подложке, эпизоды отбиваются вращением зрителей, сидящих на центральном круге сцены, действие стремительно переносится то в парк, то на съемочную площадку, то в закрытую камеру, то в темные уголки памяти.

Первая Наташа (Ирина Полыгалова) - зашуганный зверек, строящий из себя сильного льва, нежный подросток, вворачивающий в речь взрослые словечки, девушка, отчаянно гасящая в себе все женское. Нарочито редуцирующая слова, лихо бьющаяся в закрытые двери, ломающая руки, дерзящая, хабалистая, резко вскакивающая. Иначе детдомовские засмеют. Она несколько истеричная, но подробная и живая, влюбляющаяся до одури, ошарашенная от того, что натворила со своей соперницей в борьбе за сердце журналиста Валеры. Сложнее дело обстоит со второй героиней. Приличная до отвращения Наташа Кристины Верочкиной - запрограммированная мамой многопрофильная умелица, впервые согретая вниманием парня, отличница, из которой лезут демоны, ухоженная девочка в белых носочках, что произносит свой монолог в психбольнице. А любая роль, которая связана с патологией, всегда имеет опасность уйти в изображение состояния. Тонкую грань актриса порой переходит, но компенсирует это искренностью и открытостью в спокойных кусочках жизни. Третья Наташа (Ирина Краснова), оставленная на финал, живет в деревне, ходит в балетках с юбкой, боится микрофона, зависает в пустых концертных залах, ежемесячно пишет письма Диме Билану, веря, что он приедет на лето к ней в гости. Она пока никого не подставила, не довела до комы, не совершила подлостей, но, вероятнее всего, в сражениях за личное счастье эта школьница ни с кем долго церемониться не будет. Сам спектакль Рехтина напрочь лишен агрессии, окутан попсовыми песнями "Би - 2" и "Сплин", пронизан нежностью и бережным отношением к своим персонажам. Ведь эти барышни со внутренним сбоем, запутавшиеся дочки, доверчивые девочки, похожие на острые осколки зеркал, действительно не желали никому зла. Они лишь до хруста позвонков хотели, чтобы однажды им тихо - тихо прошептали: "Наташа — ты самая реально клевая девчонка на земле, выходи за меня замуж!”

"Дорогие друзья, проходите, располагайтесь, добро пожаловать", - гостеприимно и невероятно тепло встречает гостей Николай Коляда. Ежедневно, в любое время суток, на всех площадках, плавно превращаясь в многорукого Шиву. Многочисленные спектакли, представленные в рамках фестиваля, очень неоднородны по содержанию и качеству: одни являются настоящим событием для своего города, другие грешат мелкотемьем, иные пока находятся в состоянии поиска, какие - то - открытие всероссийского уровня. Но каждому уделяется равное внимание, забота, время на обсуждение, право на диалог с создателями. А потом наступает ночь. Урал не спит. Каждый год ровно на десять дней у его гостей и жителей появляется редкая возможность стать единым целым. Потому что здесь каждый ценен самим своим присутствием; потому что обучение и тренировка эмоций не прекращаются ни на секунду; потому что сейчас кто - то в одном из уголков пространства, ставшего общим, будет обсуждать эскиз, спектакль, читку, показ, презентацию, фильм. Вдвоем, втроем, впятером, вдесятером. Все вместе. Сидя на теплых ступеньках Центра современной драматургии, крутя педали уставшего велосипеда, на бегу вливая в себя чай,  спасаясь от проливного дождя, загорая на крыльце Коляда - театра. Всей милой сердцу компанией, вновь собравшейся на одной из гостеприимных скамеек города Е...



Портал Субкультура