Black Russian: С широко открытыми глазами (Москва, особняк Спиридонова)

Понравилось? Расскажите друзьям:

 «Black Russian» Максима Диденко в особняке Спиридонова – интерактивный перформанс-трип на музыку Ивана Кушнира по страницам неоконченной повести Пушкина «Дубровский». Зрителю предлагается выбрать одного из трёх центральных персонажей и последовать за своим проводником. По линии Владимира Дубровского отправилась наш корреспондент Екатерина Балуева.

Black Russian

Если вы смотрели кубриковский шедевр-сновидение «Eyes Wide Shut», то хотя бы на секунду вам наверняка хотелось оказаться на месте героя Тома Круза: облачиться в мантию, спрятать лицо под венецианской маской и совершить тайное паломничество в закрытый клуб, напоминающий «Богемскую рощу». Подобную атмосферу обещает одна из самых громких столичных премьер – «Чёрный русский». Продюсеры проекта Дарья Золотухина и Елена Новикова в качестве источников вдохновения выбрали андеграундное шоу «Sleep No More» (синтез Хичкока и шекспировского «Макбета») от пионеров иммерсивного театра – британцев Punchdrunk и основанную на «Алисе в стране чудес» променад-фантасмагорию «Then She Fell» от Third Rail Projects.  Приглашённый режиссёр Максим Диденко, чьё участие гарантирует как минимум изысканную визуальную составляющую и высокий интерес публики, собрал сильную команду (композитор Иван Кушнир, художник Мария Трегубова, хореограф Евгений Кулагин, звёздный состав артистов во главе с кинодивой Равшаной Курковой) и приступил к производству нового опыта драматических переживаний.

Black Russian

«Чёрный русский» – вполне достойный повод совершить небольшое путешествие из Петербурга в Москву. Незаметно настоящие ёлки за окнами «Сапсана» сменяются декорационными, двери для новой порции гостей распахивает особняк с красавицами (самая фантастическая из них окажется оборотнем) – Дом Троекурова. Отразившись в зеркальной крышке гроба, вы вдруг попадаете в чёрный лес, выросший в одной из комнат, – символ потустороннего мира. Или внезапно находите адскую кухню, где на длинной столешнице расставлены ледяные рюмочки-сны, жарко вспыхивает бумага, на сковородке яростно шипит мясо, брызгая маслом и кровавым соком… Вместо фамильных изображений – плазмы, с которых кто-то внимательно наблюдает за вновь прибывшими. В парадной зале на потолочный плафон транслируется видео, стены становятся полотном для проекционного мэппинга. Особняк таит в себе множество сюрпризов: например, в кабинете Троекурова за письменным столом в бюрократической позе обнаруживается медведь. Не удивляйтесь, если женщина в чёрном протянет вам бордовое продолговатое яблоко или неизвестный мужчина предложит удовольствие поострее – попросит помочь связать сопротивляющегося пленника. Иммерсивный театр – это возможность встретиться с персонажами не только «на белом золоте страниц», но и почувствовать тепло руки пушкинского героя (и это ощущение-подарок память бережно хранит). Вы становитесь ниточкой, вплетённой в ткань повествования, живой камерой, старающейся поймать в кадр как можно большее количество деталей. Трудно сказать, кто находится в более уязвимом положении: актёры или зрители – дистанция равна нулю (иным гостям следует напомнить: надевая звериную маску, совершенно необязательно превращаться в животное – она подразумевает анонимность, а не вседозволенность)… 

Black Russian

«Чёрный русский» – это три истории, объединённые общим финалом. За одну иммерсивную прогулку полноценно раскрывается только один главный персонаж, остальных будет катастрофически мало. Зрителей делят на три группы. Вид маски определяет путь. Лисами управляет грациозная Маша (Равшана Куркова), одолжившая бледно-голубой свадебный саван у мёртвой невесты (в комплекте – проблеснувшая в пышных волнах юбки муха и карлик, покорно несущий бесконечно длинный шлейф платья). Сов ведёт мощный Троекуров (Владимир Дель) – старинный русский барин в роскошном мундире, гордый, надменный, наслаждающийся властью. Он появляется всего в нескольких эпизодах, но захватывает внимание мгновенно. Владимир Дель пишет портрет своего героя тяжёлыми, плотными мазками – получается персонаж огромной внутренней силы.

Мне досталась маска оленя, а вместе с ней и Владимир Дубровский – плюс один в компании романтических разбойников, сыгранных Ильёй Делем. Эта роль подходит артисту так же, как белоснежный клифт, угольно-чёрное жабо и круглые зеркальные очки идут мсье Дефоржу – французскому учителю, под видом которого Владимир проникает в дом Троекурова. Красавец Дубровский лёгок и изящен, как пушкинские рисунки на полях рукописи: та же «молниеносность линий, в которую вхлёстывается множество чувств»… Диденко умело использует ярко отрицательное обаяние Деля и его способность в пластике выразить любое, даже самое тонкое душевное движение. Пик красоты существования героя – финальная сцена. В качестве подиума для контрдансов и полонезов используется огромный белый стол, в центре которого оказывается окружённый со всех сторон вооружёнными людьми Дубровский. Даже его возлюбленная целится ему в сердце из крошечного дамского револьвера. Впрочем, на Дубровского направляет оружие уже не Маша, а княгиня Верейская – обряд венчания совершён. И смертельную рану наносит не лилипут Саша (сын Троекурова от мамзель Мими), а осознание невозможности счастья с тем, кого любишь: Маша уедет с князем в эту ночь… 

Black Russian

«Black Russian» – чувственный, притягательный, завораживающий спектакль. Хочется пройти по всем маршрутам и, словно нежный сейсмограф, ещё раз зафиксировать все сердечные потрясения. Оставлять особняк мучительно. Далее уже сама полночная Москва становится декорацией. Действие продолжается: музыкой Шостаковича, вальсом городских сумасшедших, вереницей жёлтых такси, прорезающих огнями густую подвенечную фату метели, нервным мерцанием экрана, тёмными очертаниями маски на белой простыне... Встретимся там, где кончается радуга. А теперь – немедленно покиньте этот текст!

Фото: Андрей Павлушин.

 

 

Портал Субкультура