Марусина мечта (Москва, Театр Наций)

Понравилось? Расскажите друзьям:

«The_Marusya» о жизни, счастье, желаниях и пресловутом «контэмпорари данс» в постановке Александра Андрияшкина, исполнении Марии Сокольниковой и тексте Екатерины Нечитайло.

the_marusya

«Поднимите, пожалуйста, руки те, кто прочитал программку!» - призывает с авансцены дама в офисном костюме. Строго, четко, тоном, который не терпит возражений. А потом она дает «двоечникам» 45 секунд на исправление своей ошибки, говоря, что труд создателей нужно уважать. «Я - Маруся, я совершенно не знаю того, как танцевать «contemporary dance», но я точно знаю то, как «contemporary dance» продавать», - произносит девушка в спортивном костюме, лежащая на Малой сцене Театра Наций. Босая, чуть смущенная, с длинной косой. А потом она целый час рассказывает и «показывает» истории из жизни этого самого современного танца. «Я бы хотела, чтобы зрители не шуршали шоколадками, я бы хотела, чтобы зрители читали больше книг о современном искусстве, я бы хотела, чтобы зрители всегда покупали кофе в антракте», - шепчет сотрудница танцевальной компании «Dialogue Dance», что базируется в Костроме с 2002-го года. Тихонько, скромно, себе под нос. А потом широко и бодро продолжает свое повествование о «Диалоге». Мария Сокольникова, Маша, Маруся, их PR-менеджер. Она же продюсер, она же складыватель программок, она же ум, честь и совесть, она же исполнительница главной и единственной роли в спектакле Александра Андрияшкина «The_Marusya». И начнется этот спектакль только тогда, когда она этого захочет: словом и телом.

the_marusya

Статистика сообщает, что в 86-ти процентах спектаклей, связанных с современным танцем, присутствует стул. Здесь традиции не нарушаются: 6 стоят у стены, 2 выносятся в процессе показа. По бокам black box расположены ширмы, сверху подвешены микрофоны, в центре - девушка, которая не является профессиональной танцовщицей. Дорогие хореографы, вы же постоянно заявляете, что в современном танце нет границ, что он - поле для всех желающих, что танцевать может каждый? Получите, распишитесь. История создания этой работы уже давно стала притчей во языцех: пару лет назад хореограф Александр Андрияшкин в шутку предложил пиар-менеджеру Марусе Сокольниковой рассказать со сцены о работе в одной из известнейших танцевальных компаний, о движении, о себе. Где шутка, там и первая репетиция, где первая репетиция, там и показ, где показ, там и проект, где проект, там и номинация на «Золотую маску». «The_Marusya» - череда зарисовок на тему функционирования «Диалога», подкрепленная личными переживаниями Сокольниковой, не-танец, соединенный с не-драмой, оммаж Жерому Белю, часто работающему с непрофессионалами, деконструирующему традиционные понятия о танце, заинтересованному не в способностях исполнителей, но в их индивидуальностях. Вот Маруся рассказывает про свой приход в качестве ученицы к Евгению Кулагину и Ивану Естегнееву, основателям компании. Просто, легко, с улыбкой, показывая их фото. Вот раскладывает на полу таблички, с которыми теперь ежедневно встречает гостей. «Билеты здесь», «VIP», «Резерв». Вот вспоминает про поход в Минкульт за деньгами для поездки на их первую «Золотую маску». С юмором, задором, теребя косу. Вот бешено носится по площадке, обнимая овчика из папье-маше, сделанного когда-то для спектакля, который уже не идет в репертуаре. Лихо, почти сумасшедше, под песню Дмитрия Хоронько. Вот говорит о желаниях. Негромко, скороговоркой, понимая, что сейчас она находится там, куда ее привели мечты.

the_marusya

Надо сказать, что здоровой иронией здесь пронизана буквально каждая минута: танцевальный рисунок собран из самых популярных движений, где и прогибы, и вращения головой, и растягивание в плоскости, и эффектные замирания, а пафос рассказа напрочь сбит трансляцией подлинного отношения ко всему масштабному, священному, театральному и таинственному. И все это делается с серьезным лицом. Сокольникова, получившая почти уникальную возможность разоблачить современный танец, работает совершенно бесстрашно, без стеснения, кидается в пропасть без оглядки, но знает меру. Она говорит от себя, немного заигрывает со зрителем, действует четко, выплескивает на зал лавину обаяния, напоминает героиню Нонны Мордюковой из фильма «Простая история», которую выбрали председателем колхоза. Маруся знает кухню, Марусе нечего скрывать, Маруся понимает, что горшки обжигают не боги. Пресс-релиз, где всегда говорится про одиночество, странников, лучики надежды, поиск себя, пишется исключительно для привлечения внимания, всем нужна красивая сказка о создании проекта, если начать говорить правду, то зашевелятся волосы, никто толком не сечет, «из какого сора растут стихи». А вот Маруся в курсе.

the_marusya

Артикль «The» всегда указывает на что-то конкретное, точное, определенное. Конкретная девушка, конкретное место, конкретное время, конкретные условия. Текст «Маруси», что чем-то схож с культовой пьесой Ярославы Пулинович «Наташина мечта», моментально подключает к беседе всех и каждого, отличается живостью и разговорностью, заставляет узнавать себя, выстраивает ладный мостик от частной истории к общим ситуациям. Пересказывать - пытаться передать словами суть юмористической передачи, описывать - переносить на бумагу коротенький танец ребенка. «The_Marusya» - веселый монолог о «Диалоге», не летопись, но рассказ, тонкий стеб над собой, наглядное доказательство того, что никогда ничего не надо бояться. Сокольникова и Андрияшкин ловко подкалывают критиков, которые с умным видом ищут смыслы там, где их нет; проходятся по трендам, включающим в себя и тоскливую музыку, и шепоты в микрофон, и задумчивые стихотворения из оперы «Кровь-любовь»; мечтают о времени, когда зрители перестанут опаздывать, начнут выключать сотовые телефоны, а артисты будут убирать за собой костюмы. Одни скажут, что это самодеятельность, другие - откровение, третьи затянут песню про отсутствие принадлежности к танцу, четвёртые удивятся двум номинациям на Национальную театральную премию «Золотая маска», пятые, работающие в сфере организации мероприятий, будут аплодировать стоя. А шестые, самые дерзкие, обязательно скажут, что могли бы сбацать ничуть не хуже. Да, Маруся всего лишь делает сбросы телом, рисует в воздухе невидимую букву «М», обнимает спинку стула. Да, Сокольникова проводит простенькие связки, распластывается, встает на руки. Да, она крутится вокруг стула, вскидывает ладони, меняет ракурсы. Немного нелепо, комично, от всей души. Как умеет. Примерно так же, как это сделал бы практически каждый из нас. Но вот ведь какое дело: танцев много, только этот - о любви.

Фотографии Анастасии Соболевой, Андрея Мигунова, Екатерины Хрушковой.

 
 

Портал Субкультура

Новое в блогах