Урод: не вижу разницы! (СПб, Театр Поколений)

Понравилось? Расскажите друзьям:

Вопрос разницы между оригиналом и копией уже давно никому неинтересен. Может, теперь достаточно того, что только кажется настоящим? О спектакле Валентина Левицкого «Урод» в Театре Поколений рассказывает наш корреспондент Катерина Воскресенская.

Урод

На площадке Театра Поколений играет Creep – песня Radiohead, из-за частого включения в клубах перед концертами, ставшая почти синонимом ожидания. Но, глядя на сцену, сложно не вспомнить другую британскую группу – The xx. «Страшная история о красивом или красивая история о страшном», – скажет режиссер, и начнется история по миксу двух переводов пьесы Мариуса фон Майенбурга.

В спектакле заняты шесть актеров – каждый из них, за исключением Степана Бекетова, исполняет несколько ролей. Пластический хирург и начальник Летте Сергей Мардарь. Ассистентка хирурга, жена Летте и богатая дама, которую он встретит на конференции, Елена Трифонова. Диана Джамбулова – ипостаси радостей новой жизни Летте и социальный голос. Все персонажи стоят на подиуме, площадке для представления кабеля, ссор, офиса, дома и операционной, где из кейса вынут сырое мясо, чтобы оно под ножом хирурга трансформировалось в лицо.

Урод

По сюжету Летте (Степан Бекетов) – талантливый инженер. Талантливый, но некрасивый, а потому все остальное неважно. Никто не захочет даже косвенно быть причастным к уродству. В спектакле оно доведено до абсурда, возведено в ранг инфекции и при этом совсем не отражено внешне: зрители не должны смотреть – они должны видеть. К слову, сам Летте не оценивал свою внешность столь критически и, только узнав правду и удивившись, решился на операцию, где соглашение приравнивалось к сделке с дьяволом, отказу от самого себя. На метафорическом уровне соглашение не самое удачное: продать свое «я», заплатив сверху.

Операция проходит успешно, и вскоре Летте открывает для себя бонусы универсальной красоты – принятие, снисходительность, желание смотреть, а не заглядывать в левый глаз. Карьерный рост – Летте едет на конгресс, изобретение продает и себя самого, оптом, наверное. В спектакле появляется эталон не призрачный, а вполне конкретный. Новое лицо Летте и есть тот пресловутый идеал. И талант по боку, красота легче, она, как выдох, а талант – удар, который не каждый сможет держать. В идеале есть всего один минус – к нему все стремятся. Вскоре чудо-внешность становится доступна каждому, красота становится обыденностью, а обыденность – красотой. Летте как никто знает про обесценивание неуникального и, выбрав меньшее из двух зол, пытается вернуть свое прежнее лицо обратно, но уже поздно и выхода нет.

Тезисы о второстепенности души в спектакле идут рефреном, актеры дефилируют по сцене, как модели. Девушка 3-я - 25-я стала фоном, голосом разума, мантрой – так говорят дикторы или гипнотизеры. Холодно констатируя ситуацию, настраивает на философский лад: не видеть разницу между оригиналом и копией – это предательство или просто неспособность отличить одно от другого? «Урод» – это страшилка для тех, кто не хочет быть самим собой. Очнитесь, бегите в страхе, ведь самолюбование губительно, а все – это никто. Незавидная индивидуальность лучше восхитительной посредственности? Когда не видят разницы – это проблема того, кто смотрит.

 


Портал Субкультура