Блоги

Смотри, это зеркало.

Все кончено

Все кончено
Все кончено.
Она смотрит так,
словно я говорю
на выдуманном языке.

Все кончено.
Она говорит,
что слова знакомы,
но смысл ускользает.

Все кончено.
Я повторяю медленно.
Все кончено.
Я повторяю чуть громче.
Все кончено.
Я повторяю на все лады.

It's all over.
Es ist vorbei.
Tout est fini.
Det er over.
È tutto finito.
Se acabó.

Я показываю жестами -
Все кончено.
Рисую схему на салфетке -
Все кончено.

Прошу объяснить официанта,
тот виновато разводит руками
и скрывается в подсобке.

Все кончено.
Я встаю и ухожу.
Она не понимает.
Бежит следом,
что-то кричит вслед,
застыв в дверном проеме.

Звонок раздается ночью,
около двух.
Я сбрасываю и пишу смс,
ощущая себя мерзавцем:
Все кончено.

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Отведи меня в молл

Отведи меня в молл

Отведи меня в молл.

Туда, где подростки постоянно шляются

между магазинами и фуд-кортами;

где они спасаются от холода

и часами сидят

с одним стаканом колы из Макдака.

А потом целуются так,

что у проходящих мимо

сводит зубы.

Забери меня туда,

где играет тихая музыка,

помогающая выбрать

ненужные и неважные вещи.

Оставь меня там,

где пахнет кофе,

попкорном

и парфюмерией ручной работы;

там, где в людском потоке

можно встретить

пьяные улыбки шопоголиков

и счастливые глаза

обладателей новых вещей.

Отведи меня в молл.

Там люди искренне играют в жизнь.

© Алекс Брут #верлибр #поэзия #2017
Продолжить чтение

Верность

Верность
Пса собирались отвезти в клинику,
чтобы усыпить.
Не то, чтобы он болел -
Нет.
Он был очень старым
и не всегда мог дождаться,
когда поведут на улицу.
Пес стал неудобен высокой женщине,
живущей с хозяином,
которая все чаще кричала на него
и била скатанным кухонным полотенцем.
А хозяин всегда молчал
и после шепотом извинялся.
Сегодня он молчал напряженно,
мял в руках поводок,
нерешительно вставал,
снова садился,
и старался не смотреть в его сторону.
Высокая женщина зашла в комнату
с резким запахом духов
и не менее резким голосом.
Обрывисто пролаяла что-то злое.
Хозяин поднялся,
тяжело вздохнул
и взял пса на поводок:
"Пойдем, старина...
Все-таки я тебя предал."
А тот смотрел на него
с безграничной любовью
и пониманием.
По пути в клинику
мужчина плакал,
а его верный друг
на протяжении последних десяти лет
тыкал носом в плечо,
словно пытался сказать:
"Не грусти.
Если так надо,
я приму даже смерть."

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Женщины из прошлого

Женщины из прошлого
Женщины из прошлого
периодически звонят и пишут.
Интересуются как дела.
Спрашивают
не встретил ли ту самую.
Слушая мои ответы,
искренне переживают
и говорят
принятые в подобных случаях слова.
Радостно щебечут
о своей жизни
и снова исчезают.
В эти моменты
я представляю себя
одиноким стариком,
живущим в доме престарелых,
к которому раз в несколько месяцев
заезжают дети
и уверяют
в своей любви.
Но почему-то предпочитают,
чтобы о нем заботилось государство.

© Алекс Брут
#АлексБрут #верлибр #стихи #поэзия #2017
Продолжить чтение

***

***
Бывший одноклассник
пьет так, что чертям тошно.
По пятницам он доходит
до состояний,
когда тупо смотрит в пространство
и тихо скулит.
На вопросы «Зачем?»
неизменно отвечает,
что невозможно
выносить бетонную тяжесть
нереализованности.

Приятельница
спит малоприятными типами
и постоянно отвисает
на странных вечеринках,
где можно практически все.
Раз в месяц она звонит
и плачет, что одинока,
а в жизни мало ярких моментов.

Музыкант,
известный в узких кругах,
постоянно жалуется,
что не может творить,
ведь голова забита
мыслями о заработке
и обязательствами по кредитам.

И все они тяжело вздыхают,
хотят перемен,
повторяют «если бы»
прикидыват «как было бы здорово».

Но НИЧЕГО не делают.

Впрочем,
как большинство.
Потому что ныть
гораздо легче
чем что-то менять жизни.

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Плацебо

Плацебо
У метро проповедует юнец,
ему около двадцати.
Он кричит в микрофон:
"Я был грешен!
Я катился по наклонной!
В моей жизни не было света -
алкоголь, разврат,
дикие вечеринки!
Я был одинок!
Я не видел Любви!
Но Бог указал мне путь!
Теперь я знаю,
Он милостив!
Он примет и спасет каждого!
Нужно только покаяться!
Нужно поверить!"

Я притормозил.
Ненавижу миссионерский бред
телевизионных проповедников,
хотя, считаю, что вера нужна.
Человеку важно знать,
что есть что-то высшее:
Иисус, Будда, Мохамед,
Кришна, Сансара,
Вселенная, Карма,
Законы Физики или Революция.
Важно верить во что-то,
дающее уверенность
и силы двигаться дальше.
Но пропаганда - отвратительна.
Меня раздражают
религиозные фанатики,
воинствующие атеисты
и прочие агитаторы.

Мне не нужны указатели на дороге персональной веры.
Я не нуждаюсь в "особом месте",
чтобы найти смысл жизни.

Этот парень меня зацепил,
но не тем, что говорил.
Я терзался вопросами:
Что может в 20 лет
заставить часами стоять под дождем
и призывать к своим(?) идеалам людей?
Что должно сломаться внутри,
чтобы хотелось обменять молодость на плацебо?

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Сохрани этот миг, милая

Сохрани этот миг, милая
Сохрани этот миг, милая.
Запомни адрес -
Рубинштейна, 23.
Запомни июльскую ночь,
стулья на тротуаре,
людей, огни,
обрывки разговоров.
"...каждый в Питере
должен кому-то шот."
"...поторопимся успеем на мосты."
Запомни чей-то смех с хрипотцой.
Запомни быстро допивающих
и убегающих.
Запомни меня -
стрижка а-ля "Острые козырьки",
мятые джинсы,
футболка "No Future".
И себя -
улыбающуюся,
белозубую,
в летнем платье чуть выше колена,
в босоножках.
С непокорными волосами,
которые пытаешься убрать назад.
Я твержу:
Сохрани этот миг, милая.
Возможно, наша история
закончится уже утром,
но с тобой навсегда останется
эта короткометражка,
где ты счастлива,
где есть ощущение, что все впереди.
Но возможно,
что через несколько десятков лет
ты скажешь внукам:
"Дед ваш конечно дурак,
но я влюбилась с первого взгляда.
И до сих пор люблю."
И улыбнешься,
вспомнив как я шептал в твои волосы:
Сохрани этот миг, милая.

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Театр безопасности

Театр безопасности
Я не чувствую спокойствия.
Меры предосторожности
и театр безопасности
в аэропортах,
на вокзалах,
и в метро
лишь укрепляют опасения,
что прямо сейчас,
через день,
неделю или месяц
может случиться непоправимое.
Вместо чувства уверенности,
люди со сканерами на досмотре
внушают чувство тревоги.
И дело не в том,
что они изучают мою сумку,
ищут опасные и запрещенные предметы.
Они смотрят на меня,
как на потенциального террориста.
Они говорят напряженно:
«Встаньте за линию.»
«Не произносите это слово.»
«Вытяните руки вперед.»
Они передают по громкой связи
призывы быть бдительным,
не забывать личные вещи
и куда-то о чем-то сообщать.
Они вынуждают видеть вокруг угрозу.
Обрекают на сомнения
и опасения.
И хоть бы раз
пилот перед взлетом
с улыбкой сообщил:
«Служба безопасности все проверила.
Мы не нашли ничего кроме
лосьонов, кремов,
электрических бритв,
солнечных очков,
пляжных рубашек
и купальных костюмов
в вашем багаже.
Можете расслабиться.
Приятного полета.»

© Алекс Брут
Продолжить чтение

Ночь выходного дня

Ночь выходного дня
То ли от выпитого алкоголя,
то ли от духоты -
меня мутит.

Девушка с безвкусным макияжем
держит мою руку в узких ладонях
и что-то жаркое шепчет на ухо.
Куда-то зовет.
Обещает. Предлагает.
Я не понимаю ни слова
из горячего шепота,
но киваю и рассеянно улыбаюсь.

Я, в целом, не понимаю
о чем говорят
и почему так яростно спорят.

Путин... Навальный...
Трамп... Северная Корея...
Цензура...
и ограничение свобод...
Отдельные знакомые слова,
прорывающиеся сквозь белый шум
плохо настроенной радиочастоты
моего сознания.
Звуки расстроенной гитары,
пьяное, но уверенное многоголосье,
слезы и предложения выпить:
"Давайте за нас?..
Чтобы все хорошо...
Чтоб этого... А?.."

Опустевшие бутылки
и разоренный стол с остатками еды,
лишь усиливают ощущение временной петли,
в которой я похоже крепко застрял.

В течение последних лет
мы собираемся по субботам,
напиваемся и обсуждаем темы,
затертые до дыр.
И все знают, что пьяная Катя будет рыдать,
Артем после трехсот начнет искать драку,
Дима и Оля - идеальная пара,
обязательно шумно поссорятся.
Одинокая Маша будет ругать мужиков,
называть их подонками и мерзавцами,
а после начнет звать всех в клуб -
искать ей мужа.
Все известно наперед.
Тоскливо. Однообразно.
Но эта стабильная предсказуемость
все же лучше,
чем одиночество в ночь выходного дня.

© Алекс Брут
Продолжить чтение

OUT/IN

OUT/IN

I. OUT
Когда объявили эвакуацию торгового центра,
я покупал себе джинсы.
Люди потянулись из магазина,
недовольно обсуждая телефонных террористов.
Девушка-кассир виновато улыбнулась:
"Давайте пробьем Вашу покупку?
Скорей всего, ложный звонок,
а у меня из-за них выручка падает...
Пятый день подряд."
Я, не торопясь, расплатился
и пошел с пакетом к выходу
по опустевшим залам в раздумьях:
"Странное время,
когда страшные вещи
переходят в разряд
досадных неудобств."

II. IN
Разуваясь, я сообщил:
"Милая, я дома!"
Ты крикнула из комнаты:
"Хорошо, ужин на плите!"
Чуть позже ты читала книгу в постели.
А я в наушниках терзал клавиши,
подбирая "Show must go on".
Наблюдая краем глаза
за серьезным лицом диктора новостей,
я подумал,
что все террористические звонки с угрозами,
закрытые из-за подозрительных предметов станции,
заявления исламского государства
(запрещённого на территории РФ) -
весь экстремизм сумасшедшего мира
беспокоит меня меньше чем то,
что вечером ты не выходишь меня встречать.
Не целуешь у порога.

По-настоящему страшно,
когда необходимые и важные вещи
для близких людей
переходят в разряд
досадных неудобств.

© Алекс Брут
 

Продолжить чтение