Черта характера. Dеклатим.

Тексты. Стихи, проза, размышления. Всё, о чём хочется говорить.

Тот самый текст про самолёты, которые не падают

Тот самый текст про самолёты, которые не падают

а самолёты не падают 
не разбиваются, потому что 
это 
банально 
непредсказуемо-скучно 
между землёй и небом, конечно, война 
но воздушные 
гуманитарные 
коридоры 
остаются открытыми 
и никто их не трогает 
они остаются подушками 
понимаешь 
понимаешь меня? 
что с тобою теперь может случиться? 

самолёты не падают 
не разбиваются 
они даже не дрогнут 
всё должно получиться 
они знают, что всё получится 

упиваются своим знанием 
но не говорят нам и тем самым нервируют 
мы ими, кажется, окружены 

мы им изменяем с вокзалами 
и поездами, идущими мимо 
всех мест, которые нам нужны 

а самолёты не падают 
просто 
слишком, слишком много стереотипов 
если подумать - 
это не надо им 
если подумать - 
им это, наверно, противно 

самолёты не падают 
а твой, твой - тем более 
потому что достаточно было “плохо”, не правда ли? 
потому что теперь всё будет 
и будет здорово, 
потому что пора графикам жизни стать плавными 

всё 
будет 
хорошо 
до судорог, до немоты 

и - это самое главное - 
твои 
самолёты 
не падают 

потому что 
в них 
ты

Продолжить чтение

про день победы.

раньше мне казалось, что на день победы нужно что-нибудь сделать. стишочек написать. пост выложить. георгиевскую ленточку нацепить. песню спеть. парад посмотреть.

позавчера я молчала. если вы заметили – не было ни постов, ни текстов, ни фоток. я не смотрела парад, не смотрела фильмы о войне. два раза послушала «день победы» лещенко, минут пять - ‘военного’ высоцкого, «офицеров» и «журавлей» в рок-обработке. это – ни о чём, особенно по сравнению с тем, как было, например, в прошлом году. а в прошлом году было достаточно: бессмертный полк, два концерта, новый текст (не про ту войну, но про воина), дискуссии и чего только не.

...
Продолжить чтение

Быть

Быть

Что тебе хочется от меня услышать?

Мне неизвестно, что тебе хочется от меня услышать, поэтому расскажу тебе то, что мне хочется тебе рассказать.

Есть разные.

Кто-то забивает руки татуировками, кто-то забивает голову таблицами, схемами, правилами, кто-то забивает карту памяти картинками, играми, песнями.
Некоторые ничего ничем не забивают.
Кто-то плюёт на асфальт, кто-то плюёт на трудности, кто-то плюёт в душу.
Некоторые никогда не плюют.
Кто-то стреляет сигареты, кто-то стреляет глазами, кто-то стреляет из травмата.
Некоторые не стреляют.
Кто-то играет в футбол, кто-то играет в театре, кто-то играет на нервах.
Некоторые не играют.
Кто-то кто-то читает по губам, кто-то читает Чехова, кто-то читает приговор.
Некоторые не читают.
Кто-то пишет на подкорку, кто-то пишет стихи, кто-то пишет жалобу.
Некоторые не пишут.
Кто-то стучит в дверь, кто-то стучит по батарее, кто-то стучит на соседа.
Некоторые не стучат.

Что
тебе
хочется
от меня
услышать?

Мне всё ещё неизвестно, что тебе хочется от меня услышать, поэтому я лучше спрошу тебя о другом.

Быть кем-то, кто делает? Быть кем-то? Быть?
Быть некоторым, кто не?

Продолжить чтение

Выходи

Выходи

Выходи на свет, выходи на звук, выходи на лестничную площадку, выходи на счёт раз.
Выходи из сети, выходи из игры, выходи из дома, выходи из себя.
На выходе не забудь обернуться и запомнить его. Запомнить выход и запомнить, что он есть.

Ты вообще помнишь эти дурацкие ворота? Какая-то надувная арка, как чекпоинты на гонках. Со всех сторон - пустыня. И одна-единственная эта арка.
Ни стен, ни башен.
Ни шлагбаумов, ни охраны.
Ничего. 
И всё же, мы должны были это понять.
Мы должны были понять, что просто так на этой Земле ещё не было никогда.
Мы должны были увидеть, что половина за аркой - это ты. Другая половина, перед ней - это я.
Ты ломанулся в обход. Сложно было, что ли, пройти под аркой?
Меня отшвырнуло так далеко, что тебя больше не видно.

Если не видишь - ещё не значит, что нет, правда же?
Я буду ждать тебя. Буду ждать, когда смогу увидеть тебя снова на горизонте своей пустыни. Но, пожалуйста, пойми, что вход и выход тут разрешён только через эту арку. Кто придумал такие правила - не ко мне вопрос. Мне известны лишь последствия их нарушения.
Они мне не понравились.

Чтобы всё было хорошо - не вытаптывай все газоны, стремясь к цели. Прошу тебя, потрать чуть больше, но найди свою арку. Найди дорогу, которая соединяет тебя и меня. Предыдущие проторенные не прокатят, понимаешь? Все предыдущие - без тебя.
Потрать чуть больше, чтобы получить намного больше.
И когда-нибудь
на горизонте
возникнет
солнце.

Продолжить чтение

Прятки

Прятки

Раз, два, три, четыре, пять. 
Играем в прятки. 
Не отказывайся. Тем более что ты уже начал. 

Я прячусь. Здесь нет никого, и никто не увидит, как у меня трясутся руки, блестят глаза и перестают держать ноги. На полу - защита, потому что некуда падать. В темноте - спокойно, потому что нечего видеть. Она противно обволакивает, но кто сказал, что бронежилет приятно носить? 

Прячься ты. За чем хочешь. Уходи в никуда, сливайся, схамелеонивайся. В этом нет ничего плохого. В этом просто ничего нет. 
Кроме пространства, которое, как и время, исчезает, когда из него исчезает человек...

Продолжить чтение

Dневники. Кессонная болезнь мегаполиса

Dневники. Кессонная болезнь мегаполиса

Наверняка ты хоть раз слышал фразу в духе “работать - моя вредная привычка". После её произнесения, как положено, все посмеялись. И забыли. Вот и я тоже.

А сегодня она вспомнилась. Вполне закономерно - у меня начинается сессия, которую почти целиком мне удалось закрыть автоматами. Это значит, что можно выдохнуть и расслабиться. Всё, казалось бы, просто.

Но вместо отдыха, предновогодней атмосферы и безмятежности меня накрывает ощущением неуверенности и тревогой, будто какое-то дело осталось несделанным.

Бешеный режим мегаполисных будней настолько утащил в себя, что вытянуться из него ещё сложнее, чем втянуться. Кажется, что надо куда-то бежать и что-то делать, что горят дедлайны, а тушить их нечем.

Это как с погружением под воду. Опуститься вниз относительно легко, но с каждым сантиметром вода давит на тебя всё сильнее. Ты привыкаешь - человек ко всему привыкает. И вот уже ты не можешь просто взять и подняться на поверхность воды. Чтобы не погибнуть от кессонной болезни, тебе приходится днями отсиживаться в барокамере. Постепенно ты приводишь организм в норму, но тратишь на это несравнимо больше времени, нежели чем на само погружение.

Когда-нибудь оно меня победит.

Продолжить чтение

Б.р. 2

Б.р. 2

Или что должно стать, чтобы ты говорил со мной, чтоб как раньше, ты разгонял тоску? Я рисую тебя на бумаге рисовой, и рука дрожит от мазка к мазку, и стекают чернила слезами на пол; я рисую, рисую твой огонёк, а огонь с зажигалки слезает и капает чёрным пеплом и прячется между строк. Я рисую тебя среди цифр и знаков, и пакую в альбом, и вплетаю в шрифты. И везде каждый раз ты смешно-одинаков, потому что везде каждый раз - не ты, потому что я помню тебя настолько, что излишне уродовать болтовнёй, что излишне насильно кромсать на дольки, клеить в целое и тебя видеть в нём. 

Приходи ко мне, только не в кошмарах, не в бреду, не подтекстом, а просто так, приходи не тайфуном и не пожаром - прилетай, становись синицей в руках. Только не забывай, слышишь, не забывай меня, ибо нет ни в одном из “goodbye" слова “good”. 

Мне сказали, что всё тогда будет правильно, когда я тебя вспомнить не смогу.

Продолжить чтение

Привет, Питер.

Привет, Питер.

Мой город, мой дом, моя крепость.

Чё за бред, ну серьёзно. Sorry, но даже если ты мой, то - чёрт возьми! - не для меня.

Последнее время я замечаю, что всё чаще называю тебя просто “болотом". Без обид, а как тебя ещё назвать?

В тебе всё больше серости, сырости и старости. Какой-то внутренней старости. Я не хочу в неё падать, упасть в конце концов и не суметь подняться. Болото засасывает, если ты не знал.

Я раньше любила дождь. А чего ж его не любить, если ты сидишь дома в тепле. Но теперь я впитываю эти чудесные миллиарды молекул воды, стоя на остановке. Было б как минимум странно, знаешь ли, если б я приходила от этого в восторг.

Чем дальше, тем отвратительней.

Зонты? Ты понимаешь, что зонты не спасают? Потому что за две секунды ветер успевает подуть под всеми углами сразу. И ещё снизу, чтоб зонтик вывернуть. С нормально ориентированным зонтом-то мне скучно идти. А дождевики тоже для слабаков. Которые рюкзаки не носят.

А когда дождя нет, тут либо сдыхаешь от холода и ветра, либо задыхаешься от пыли (и ветра, потому что вдруг мне будет недостаточно весело без ветра).

Зимой слякоть и грязно.

Продолжить чтение

Небо затянулось.

Небо затянулось.

Небо затянуто тучами.

Небо затянулось.

Небо
затяжку 
сделало,
держа сигарету трубы дрожащими пальцами
дождя; вдыхая планету лёгкими облаков,
вдыхая то, что от этой планеты останется.
Если останется. Может, не всё потеряно,

Продолжить чтение

плацебо

плацебо

мы твердим как плацебо:
“осталось совсем чуть-чуть”;
забиваем под кожу и в череп покруче тату.
мы всё сможем, мы сможем с девизом
“нам всё по плечу”.
только, слышишь, не ной. нет, ной, только, слышишь, не тут.

тут провальные правила. выспишься, может, в гробу.
сделай или умри, ну вы знаете. все это знают.
забивай на себя. почему? потому что табу
на себя. потому что не ты должен реять, а знамя.

мы живём от дедлайна к дедлайну, а финиш тогда,
когда line уберётся. останется только dead.

останется парочка кем-то запомненных дат.
останутся дюжины кем-то не прожитых лет.

Продолжить чтение