Блог Вадима Морозова

главы из моих книг и жизненные наблюдения, обмен опытом и дискуссии
автор книг "Ершистый рокъ ынд ролль", "Практика продвижения музыкальной группы", продюсер Федула Жадного, групп "Вот чЁ Бойс!", "Антиминор", "Братья Гримм", организатор фестиваля "РОКот Конфедерации", основатель первого в Самаре магазина рок атрибутики "Конфедерация"

Беспечные гастроли

Беспечные гастроли

Скажи, всё это зачем тебе, детка?

Но раз решила, держи меня крепко!

...
Продолжить чтение

Золотая лихорадка

Золотая лихорадка

Я поцелую провода и не ударит меня ток.

Заводит молния меня, как жаль что я ее не смог.

...
Продолжить чтение

«Wine, Women and Song»

«Wine, Women and Song»

Here’s a little piece of advice

You’re quite welcome it is free

...
Продолжить чтение

Маркитанты - экспроприаторы

Маркитанты - экспроприаторы

Нам ли, под надзором век коротать -

Наше дело путать следы.

...
Продолжить чтение

Необычайный улов

Необычайный улов

Love is love the world united

Love is free I'm so excited

...
Продолжить чтение

Большой поход

Большой поход

Я свободен, словно птица в небесах,
Я свободен, я забыл, что значит страх.
Я свободен – с диким ветром наравне,
Я свободен наяву, а не во сне!

Валерий Кипелов


Тяга к неизведанному, борьба за внутреннюю свободу и поиск жизненного пути приводили «моджахедов» к осознанному лишению себя традиционного комфорта и уюта. Всесезонные и всепогодные ночёвки под открытым небом (за исключением разве что тех дней, когда термометр за минус двадцать зашкаливал) были для них делом вполне привычным, обыденным. Даже на своих полустационарных базах или в полевых будках-вагончиках (если посчитать) они ночевали реже, чем в наскоро сооружаемых шалашах-лежанках. Спали на лавочках автобусных остановок (стоящих вдоль трассы) под куском рубероида, в заброшенных строениях, в протапливаемых по-чёрному землянках-навесах, да мало ли где ещё - настоящая школа бомжевания - выживания.
– Мне ночью под открытым звёздным небом дышится привольно! – говорил Мишка.
Они вели кочевую жизнь - это был один большой поход-приключение, вынужденно прерываемый необходимостью учиться в школе. Родительские дома воспринимались ими как временное пристанище на период учёбы. Местом своего постоянного проживания «Моджахеды» считали дорогу и степной ветер.

Постоянная забота о хлебе насущном и устойчивое чувство голода толкало парней не только на поиск пропитания, но и на приключения связанные с его добычей. Порой, наряду с законными способами, такими как рыбалка, «моджахеды» позволяли себе творить откровенное беззаконие. Впрочем, над противоправностью своих действий они тогда не размышляли. Иной раз, действовали нагло, например, на глазах у пастуха, находившегося с другой стороны стада, совершенно открыто, нападали на отару овец. Пастух, не имея возможности чего-либо им противопоставить, наблюдал, как налётчики загоняли на мотоциклах овцу, забивали её до смерти дубинками и увозили тушу с собой. Такой, сравнительно лёгкой добычи, хватало надолго.
Но бывало и так, что труды значительные на вы-ходе имели выгоду копеечную, сравнительно малую.

Как-то в начале марта всей компанией «моджахеды» поехали на Фомичёвском «Днепре» (Мишкин «Минск» и Женькин «ИЖ» из-за неисправностей временно стояли). Демидов догадался прихватить с собой свою собаку, щенную, кормящую суку – это что бы спать теплее, обнявшись с ней ночью. Взял он и одного из её щенков, чтоб было кому молоко у неё обсасывать. Щенка парни прозвали Кузей, он всего лишь неделю как самостоятельно научился ходить. Погрузили на «Днепр» снасти и надувную резиновую лодку. Тронулись в путь.
Ехали трудно - на одном мотоцикле большой компании тесно. От неподвижности онемевшие чресла пассажиров покалывало. Добрались, к намеченному месту с горем пополам. Началась рыбалка.
Рассчитывали выловить щуку, но ловили лишь сорожку. Рыбы поймали чуть да маленько – не везёт, так не везёт, зато вымотались, как следует.
Нехитрый улов в десяток сорожек, размером меньше ладони, да захваченный дома провиант: пять головок варёной свеклы (их умудрился взять Мишка); шесть одноразовых пакетиков «Три в одном (кофе, сахар, молоко)», килограмм конфет и початый пузырь портвейна (это Женька прихватил с праздничного стола); и ещё свиная шкварка, шкурка прямо с сосками весом что-то около кило (Олег стянул в погребе из того что было менее заметно) – неповторимый набор, экзотический суточный паёк на всю компанию. Вода – топлёный снег.
Варёную свеклу запивали горячим кофе, портвейн закусывали конфетами и были счастливы! Свиную шкварку и рыбёшку оставили про запас.
Днём светило солнце, было вполне тепло. Ночью минус десять. Ночевали. Спали на досках, сбившись в одну большую кучу, собаки и люди вперемешку. Утром приняли решение, назад двигаться раздельно: Олег на своём мотоцикле, остальные сплавляться по течению на резиновой лодке.
Вот это было настоящее приключение! Параллельно лодке плыли льдины, грозя прорвать её борта. Ледяные порги, небольшие водопады. Вёслами подгребали изредка, только выровнять курс. Два раза надувная лодка переворачивалась. Все промокли насквозь. Спасая Кузю, с концами утопили один рюкзак. Искупавшись в ледяной воде повторно, сука напрочь отказалась грузиться в лодку вновь, так и бежала за ней вдоль берега, держась на значительном расстоянии и постепенно всё больше и больше отставая. Тридцать километров сплава прошли весело! Путь из-за петляющего извилистого русла Иргиза оказался раза в два длиннее, чем парни предполагали. Домой они добрались намного позже Олега. Сука, в свою очередь, тоже отстала - придя лишь на следующий день.
Результат вылазки: добыча - прямо скажем нулевая, а вот кайф от самого похода, радость преодоления невзгод и препятствий – это то ради чего стоит жить!
Пока сплавлялись, размечтались в будущем году построить в верховье Иргиза плот, чтоб на нём и палатку разместить и лист железа для костра, но это так и осталось нереализованной мечтой. В следующем году другие интересы и заботы захватили и закружили парней.

А пока весна брала свои права. Пригревали тёплые лучи апрельского солнышка, маня ребят отправиться в путь. Природа просыпалась, вовсю проклёвывалась зелень, но это тепло было обманчиво – ещё напоминала о себе ночными заморозками ушедшая зима.
В этот раз рыбалка была удачной, всех прелестей и не передать. Вечером, умаявшись, Миха улёгся под надувной лодкой. Свои насквозь промокшие новенькие (купленные неделю назад) кроссовки он повесил на рогулины возле костра – сушиться. Когда засыпал, было относительно тепло – восемнадцать градусов. Проснулся от того что замёрзли ноги, температура градуса три, не больше - лодка задубела и покрылась инеем. Как говорится: «не май месяц!» Одежда стояла колом. Костёр потух. До рассвета было ещё далеко, мрак – хоть глаз выколи. Без обуви, босиком, переступая с ноги на ногу, он пропрыгал к приготовленным накануне запасам дров. Оцепеневшими от холода пальцами, Мишка взял топор и на ощупь нарубил дрова. Разложил их в кострище. Раздув остывшие угли, возродил в костре пламя. Согрелся и тут же, рядом, уснул.
Макс Беляев и Олег Фомичёв спали неподалёку, растянувшись на старых не строганых досках. Мишка знал, что совсем скоро морозец их тоже взбодрит, и они как миленькие приползут к костру.

Проснулся стуча зубами Олег, в полудрёме, на автопилоте, закинул охапку дров в красное кострище-углище и перебравшись поближе к огню продолжил досматривать прерванный сон.
Когда проснулся Максим, костёр был жарок и хорош, но две какие-то подозрительные свечки ярко горели на рогулях. Макс тоже примостился у костра.
Три друга образовали вокруг пламени треугольник. До утра они подобно грилю вращались, прогревая то один, то другой бок.

Утром обнаружились подарки, приготовленные Демидову холодной ночью. От его кроссовок остались лишь угли – это их феерию наблюдал сонный Беляев. Мишка остался без обуви, чем эта, в общем-то, рядовая ночёвка запомнилась всем её участникам надолго. Кроме того, что по сравнению с обувью совсем мелочь, половину своей кепки Миха изрубил топором в лапшу (оказалось, вчерашним вечером он оставил её рядом с дровами).
Кепку Мишка заштопал (кстати, проносил её ещё два сезона), а вот с обувью было сложнее…

Колючие капли заморосившего дождя и тучи, за-волокшие собою бескрайнее небо, хорошей погоды не обещали. Парни двинулись в путь.
Демидов ехал почти босым, на его ногах были носки, обёрнутые целофановыми пакетами, такая вот импровизированная обувка. Километров через тридцать они наткнулись на передвижную будку-подсобку, брошенную рядом с недостроенным придорожным кафе, там обсохли, согрелись у растопленной ими буржуйки , а Миха нашёл себе старые кирзовые, немного худые и на пару размеров больше, но всё же сапоги! В них, вместо новых кроссовок, он и заявился домой - чем очень порадовал свою маму:
– Только купила! В чём завтра в школу пойдёшь? Где ж на тебя денег напастись?
– В старых ботинках пойду. Сам я себе новую обувь куплю! Успокойся.

Миновали понедельник, вторник, среда, четверг. По пятницам Мишка и его друзья школу обыкновенно прогуливали (так было уже больше года) - большой поход продолжался. Мотоциклы позволяли сделать его дальним. Различных приключений, подобных и совершенно отличных от этих, было за время нескончаемого большого похода множество.

Продолжить чтение

Пир на весь мир

Пир на весь мир

И я там был мёд, пиво пил,
По усам текло, а в рот не попало.

Традиционная концовка русской народной сказки


Рассказ поведанный Михаилом Демидовым:

– Около пяти лет мне было, когда за пир на весь мир меня в детсаде наказали. Я тогда в углу три месяца отстоял. Наделала эта история много шума, с большими последствиями для моей пятой точки, массой экзекуций и навешивания на мою персону ярлыков!

– Гуляли мы как обычно нашей группой по детсадовскому двору, среди качелей, каруселей и беседок. Девочки играли отдельно, между собой парами и по трое–четверо. Мы же, мальчишки, собрались все вместе, со стороны это наверняка напоминало организацию небольшого заговора. Месяц до этого, при таких же обстоятельствах у нас отобрали карточную колоду. Жутко ругали, но так и не смогли донести сути, за что и почему, и в чём кошмар словосочетания «азартные игры» - это же игры! Например, словосочетания «подвижные игры» или «обучающие игры» такого ужаса у воспитателей не вызывали. Хотя в «обучающих» так же присутствовали карточки с цифрами, буквами и различными картинками и, глядя на них, тоже нужно было думать головой.
– На сей раз мы обсуждали фильм-сказку, про-смотренный всеми накануне по телевизору в программе «В гостях у сказки» . Не помню точно толи «Соловей разбойник» или «Финист – Ясный Сокол», а может быть «Варвара краса, длинная коса» или «Царевна – несмеяна», вроде бы там Пуговкин играл Царя батюшку. Но не в этом суть. Предметом нашего интереса было застолье именуемое «закатили пир на весь мир», увиденное в этой самой сказке. Недолго покумекав, решили на следующий день устроить такой же «пир – горой» в детском саду, на прогулке, прям за беседкой. Распределили, кто, что завтра принесёт: колбасу, печенье, конфеты, сок, сало и так далее. Почему-то, и меня это не удивляет, именно мне выпала честь раздобыть «бражку царску».

– На следующий день обязательными в своём обещании, что ни будь принести, оказалось лишь три - четыре человека, остальные слова не сдержали. Кстати, по жизни, такая закономерность и по сей день в похожих ситуациях.
– Я же, как вы понимаете, не мог обмануть друзей и прокатить их с бухлом – апогеем застолья. Накануне вечером, вооружившись «чебурашкой» , я слил в неё всякого алкоголя понемногу, чтобы убыли не было заметно. Коньяк, портвейн, мускат и водку, – то, что смог найти дома. Набралось примерно полбутылки. Оставшуюся часть заполнил виноградным соком, перелив его через воронку из трёх литровой банки. Зелье получилось ещё то. Бутылку заткнул скрученной газетой и припрятал в своей одежде.

– Особый талант, хитрость и коварство понадобились мне, что бы принести, пронести и в итоге выставить царскую брагу на стол. Зазевавшаяся воспитательница и скатерть самобранка раскинута за задней «сплошной» стенкой беседки! К браге добавилось несколько котлет, печенье и горсть конфет. Решено было всем сразу туда, к «пиру», не нырять, а ходить классическим для употребления алкоголя составом - по трое, потому как пропажа всех мальчиков сразу была бы слишком заметна. Опыт, полученный нами при изъятии колоды карт, бесследно не прошёл!

– К бухлу приложились все: по глотку, по два. Но была и пара активистов, которые тяпнули по-пацански, и это перед обедом на голодный то желудок!

– Когда воспитательница с вопросом: «Что это вы тут делаете?», заглянула к нам за беседку, пузырь был пуст, и всё шито-крыто. Игра продолжалась – мы стали изображать из себя пьяных, на что вспиталка сильно ругалась, но потом от нас отстала. Всё бы прошло успешно, если бы не две синие дыни в группе. Их поведение вызвало у воспитательницы реальные подозрения, наверное, забавно-странные походки и манера речи этих двоих от остальных играющих «в пьяных» всё же отличалась. Через полчаса, чудеса продолжились: они стали ползать на корячках и у них начали чутка побаливать животики. Расспросы, допросы и масштаб катастрофы значительно вырос. Мне объявили, что со мной будет много общения, но для начала подавай им рецепт волшебного эликсира! Ибо у ворот уже стояла скорая помощь, и желудки двух экземпляров были на промывке. Уж не знаю зачем, но воспитательница спрашивала про уксус и прочее. Не было там уксуса не алкоголен он! Не было смертельных исходов, ни даже обосравшихся, но меня признали исчадием ада и детсада тысячелетия! Определили мне угол, из которого я, хныча для понта, не выходил полтора месяца. Только спать, жрать и на горшок. Я заработал карцер - одиночку в свои пять лет на полтора месяца! Редкостное везение и удача! Последующие два года детсада я был на карандаше и особом подозрении у воспитателей, что бы ни сделал правильно или не правильно, чтобы я не нарисовал, не слепил бы из пластилина, какую бы идею не внёс, как бы только вокруг меня не образовалось толпы! Антисоц прям! Мини Ленин, мини Троцкий! А для мини революций мини броневиков в детском саду хватало! Как впрочем, и мини ссылок в мини Сибирь, в которую меня периодически и на разные сроки депортировали.

Последние комментарии
Вадим Морозов
За замечание большое спасибо! В обоих местах исправлю на одну неделю. Хотя учитывая, что этот рассказ прямая речь мальчишки, то вп... Подробнее
23.07.2017 07:14
Продолжить чтение

Рыбный деликатес

Рыбный деликатес

Настоящему индейцу надо только одного
Да и этого немного, да и просто ничего.
Если ты, чувак, индеец - ты найдешь себе оттяг.
Настоящему индейцу завсегда везде ништяк!

Фёдор Чистяков группа Ноль,
Пётр Струков группа Дети


Мишка, Женёк и примкнувший к ним родственный по духу пацан по кличке Бродяга, базировались на «Пчёлке» уже третью неделю.
Недалеко от заброшенного лет тридцать тому назад села, (по его названию парни и назвали свою базу), метрах в двадцати от реки, среди непролазного ивняка располагался их шалаш. Это место, благодаря выгодно петляющему Иргизу, было глухим и живописным. Все дороги, даже просёлочные, обходили «Пчёлку» стороной.
Диман (настоящее имя Бродяги) и Мишка промышляли рыбалкой. Сызганцев всё больше в лагере - по хозяйству.

Коротая вечер у костра, троица баловалась алкоголем. По-настоящему парни тогда ещё не бухали, так употребляли слегка, познавая силу, столь любимого народом зелья. В этот раз по кругу пошёл не самогон или водка, а праздничный напиток: пол-литровая бу-тылка сладкой медовухи, открытая по случаю Мишкиного Дня рожденья. Настроение у ребят было соответствующим, пили, закусывали, травили байки. Вдруг, во время возникшей в разговоре паузы, из кустов метрах в пятнадцати от костра, послышалась зловещее шуршание.
– Лиса, – сделал вполне логичное предположение Диман. Дело в том, что лис здесь было пруд пруди, они частенько лазили вблизи лагеря по ночам, доставая спящих своей вознёй и лаем-тявканьем, не давая нормально выспаться.
Ребята насторожились, но, хотя и прислушивались, остались у костра продолжая праздновать. Однако, после небольшого затишья, из кустов стало доноситься уже не шуршание, а громкое чваканье.
– Зараза! Наши припасы нашла! – выругался Миха. Как раз за этими самыми кустами располагалось рыбохранилище: яма-погреб сантиметров пятьдесят диаметром и около шестидесяти глубиной (чтоб можно было рыбу со дна ямы рукой доставать), в ней переложенная лопухами и крапивой хранилась потрошёная, обезглавленная или обезжаберная рыба.
– И костра не боится! Может собака? – сказал, вставая и вооружаясь палкой Диман. Мишка с Женьком тоже взяли из костра по горящей палице. Все трое осторожно двинулись к рыбным запасам.

У ямы никого не было. Чавкало внутри. Подкравшись, осветили дно: а там вальяжно рассевшийся ёж держит передними лапками леща и, не обращая на них никакого внимания, продолжает поедать лакомство, аппетитно причмокивая.
– Вот те на! – развеселились, ожидавшие худшего, хозяева припасов.
Наглеца извлекли, но наказывать не стали. Хотя сначала и была мысль забить его на мясо, тем более что он был очень крупным, с мяч. Однако вспомнив, сколь-ко недавно было возни с пойманной двухкилограммовой болотной черепахой (полдня пилили панцирь, а на выходе триста грамм невкусного мяса, ладно хоть пепельница хорошая получилась), решили «колючую крысу» отнести в поле и отпустить ежа с миром.
Каково же было удивление парней увидеть его вновь, три часа спустя на том же месте. Ёжик опять сидел на лопухе, нахально чавкая лещом!
– Кого-то он мне своей безбашенностью напоминает! – усмехнулся Бродяга.
Лещ был с душком, да и не слабо ежом покусан. Мишка предложил наградить им ёжа за смелость. В этот раз отнесли его в поле с наградой. Больше его не видели.

Два дня спустя, как следствие не рационального употребления съестных запасов (Женёк при готовке отдавал предпочтение крупной рыбе, оставляя костлявую мелочь на потом), у парней кроме пшена и расти-тельного масла остались лишь мелкие тухловатые лещи - те самые, на один из которых покушался ёж.
Мишка по этому поводу злился и принципиально не поехал выливать из нор сусликов, как собирался накануне. Он решил, ради урока лещей по любому нужно съесть!
– Выбросить – это расточительное использование ресурсов, это как мясо из супа вылавливать и выкидывать, довольствуясь бульоном! – поучал он себя и друзей, по большей части попрекая Женьку, который не уследил за сроком хранения, – Я ведь ещё неделю назад настаивал его приготовить и тухляка могли бы избежать! Жрать всё время щуку не рачительно и экономически не целесообразно! Её вообще можно было продать или обменять на что-то!
Действительно, в отличие от щуки, мелкий лещ не обладал покупательским спросом, на него нельзя было выменять даже моторное масло или бензин, не говоря уже о бутылке спиртного – только самим есть, да ещё ежей кормить.
– Теперь я сам за них возьмусь! – продолжал возмущаться Мишка, подчистую вынимая из ямы лещей (их оказалось около пятнадцати штук). Вонь невыносимая, аж глаза защипало, но это его не остановило. Миха принялся отмывать и очищать от уже пожелтев-шей чешуи рыбные тушки. Кости отслаивались сами.
Он разложил рыбёшку на траве и, отгоняя полчища мух, принялся её сушить на солнцепёке.

– Такое мы есть не будем, - категорично заявляли Женёк и Диман, обходя стороной смрадную поляну.
Мишка и сам уже пропах этим лещом, но цель была поставлена, и он не намерен был отступать!
– Ёж же кайфовал, и нам будет ништяк! - подтрунивал он над друзьями. «Ещё как будете!» - думал Мишка, помышляя приготовить рыбу во фритюре.

К полудню леще-чипсы подсушились достаточно. В расположенную на костре, дымящую нагретым подсолнечным маслом, сковородку Миха начал забрасывать первую партию. С жутким шипением, бурля пузырьками, тушки одна за другой тонули в толстом слое кипящего масла. Каждый лещ выжимал из себя небольшой, напоминающий собой по форме ядерный грибок, клубок густого едкого белого дыма. Над сковородой образовался туман. Вскоре вся округа в радиусе пятидесяти метров покрылась зловонным облаком. Мишка жарил леща.

И вот настал момент истины: первые леще-чипсы выловлены и разложены на лопухе.
Категоричное «нет» перешло в скепсис, голод (парни с утра ничего не ели) давал о себе знать. «Золотая» корочка придавала блюду привлекательнейший вид. Попробовали. Лещ получился, хрустящим, съедобным и даже очень вкусным. У парней от былых разногласий и следа не осталось.

– Смотри ка, Гвоздодёр! Вот у него нюх, знает, когда приезжать!
Как раз к столу подъехал Фомичёв, привез белого хлеба, гречневой крупы, пару банок тушенки и пачку соли:
– Дома разжился, мамка сама дала! – выкладывал он из рюкзака продукты, отдавая их Мишке.
– А эта, - тут Олег достал неощипанную курицу, - соседская. Я сено укладывал, а она сама под вилы лезла, пришлось насадить!
– У нас здесь еда получше, жареный лещ с душком! Тухлую рыбу есть будешь? – посмеиваясь, предложил отведать Фомичёву леще-чипсы сияющий от удовольствия Женёк.
– Нет, спасибо. Я сыт. Только что дома с борщом еле управился, – отказался Олег.
– Да ты попробуй, попробуй! – наперебой стали приставать к нему Бродяга и Сызганцев.
Олег недоверчиво взял один кусочек…

– А говорили лещ с душком, я ещё сомневался, стоит ли его вообще пробовать, а тут настоящий деликатес! Да, Вжик, устроил ты нам пир на весь мир! - восторгался Олег, вконец распробовав и налегая на рыбные «чипсы».
Мишка, довольный тем, что дымил целый день не зря, поглощая приготовленное наравне со всеми, придался воспоминаниям из своего раннего детства

Продолжить чтение

«Моджахеды»

«Моджахеды»

Все мы грешны и не надо
Перед образом стоять.
С нас потом никто не спросит,
Да и что с нас можно взять?
А мы вдыхаем вольный ветер,
Наши души так легки.
Отпускай же, мать-природа,
Наши смертные грехи.

Владимир Шахрин
группа Чайф

Осваивая новые территории, пацаны представляли себя следопытами-разведчиками Дикого Запада.
Под палящим солнцем, с завязанными за рукава футболками на головах, они носилась на мотоциклах по полям и степям, деревням и сёлам. Народ, глядя на их своеобразное головное убранство (на самом-то деле больше напоминавшее арабское) окрестил мотобанду «моджахедами» .
С напрочь прикреплённым названием спорить было бесполезно и вскоре ребята, хотя оно им и не больно то нравилось, сами начали называть себя так же.

Продолжить чтение

«Ваучер всемогущий»

«Ваучер всемогущий»

Если друг оказался вдруг
И не друг, и не враг, а так...

Владимир Высоцкий


Александр Черкасов на лето уехал к бабушке, в Южный. К школе в Большущую Глушь он уже не вернулся. В начале лета родители Черкасова переехали в Самару. Собирались они давно – жить с родителями матери было невыносимо, склоки вносили разлад в семью. Следом, в августе, забрали в город и Санька. Так он стал «новеньким» в самарской средней школе. Немного пообтёршись, Александр на удивление быстро (даже для самого себя) нашёл общий язык с пацанами своего нового класса. Приобретя друзей с родственными взглядами и устремлениями, год спустя он создал собственную рок-группу.

Дело в том, что за лето по самоучителю Сашка довольно неплохо овладел игрой на шестиструнной акустической гитаре. Родители, поддержав увлечение сына («всяко лучше, чем шастает непонятно где!»), подарили ему электрогитару «Аэлита-2» и комбик «Эпсилон-25». Весь год, всё свободное время, Санёк надъедал соседям, тренируясь в извлечении звуков.

Продолжить чтение