Блоги

Творческие блоги поэтов, писателей, музыкантов, режиссёров, путешественников, актёров и других талантливых личностей!
Создайте блог быстро, бесплатно и публикуйте свои произведения!

Лисица-любовь.

 

Лисица-любовь пробегает меж пальцев
С пушистых ресниц следом капает мед.
Ты скоро? Ты где?
Здесь полно еще зайцев!
Никто и не знает, где зверь сей живет…
Разбудит улыбкой
Зависнет покровом
Заставит забыть и болезни и сны
Взъерошит слова, отворит все засовы
А все остальное – совсем и не ты!

Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

«Memento Mori”

Так сложилось, что почти каждый день я проезжаю мимо этого места.

 Рядом с ним  всегда спокойно, тихо.

...
Продолжить чтение

А я люблю осень...

А я люблю осень. 
Размытую, рванную, сокрушительную… 
Когда есть солнце, она меняет свои грязные обмотки на оранжевые, а потом уже ,вдруг, резко оказывается совсем раздетой.
Осень грустна, почти обречена. 
Каждым своим выдохом она напоминает о том, что мы что-то не успели летом. 
Капли ползут по стеклу, птицы летят прочь, толпа, в каких-то два-три дня, становится грустной и нервной. 
И, тем не менее, она - Королева. 
В царстве ворон, мокрых помоек и убегающих вдаль поездов.
Еще не сошел загар, еще не шубы и не куртки, еще, где-то там, в лете, во вчера, греет солнце и стучат по ночам женские каблучки по асфальту.
Осень – это магия. Алхимический раствор из прошлого и будущего.
И, если внимательно смотреть сквозь дождь, то можно разглядеть надежду.
Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

Вот и осень...

 

Варвара Сергеевна глубоко затянулась.
Воспалился огонь сигареты, ветер, подсказывая, качнул бельевую веревку, и отмоталась пленка на тридцать с лишним лет назад...
Вокруг нее теперь была осень.
Осень взяла себе в помощники мелкий дождь и от ее прохладного дыхания на окнах домов образовывалась прозрачная, влажная пелена . 
«Ты моя девочка!»
Поджарый высокий парень вжимал растрепанную, шестнадцатилетнюю девчонку в обшарпанную стену подъезда. Грубо, напористо, он преследовал единственную цель: поскорее поймать губами ее губы. 
Снаружи остался вечер, второй друг осени, снаружи, за дощатым столом во дворе, остался старший брат
паренька, прижимавший замусоленные тузы и семерки к узкой грудной клетке. Брат дергано затягивался папиросой, на которую уже давно и с нетерпением косил глаза товарищ справа.
Ноги девчонки едва прикрывала коротенькая юбка, капроновые, совсем не по погоде колготки, увеличивали не только ее женскую силу, но и хроническое воспаление левого придатка. 
Дома у девчонки, в квартире, этажом выше, ее отец порезал ножом палец, откупоривая бутылку водки с “козырьком” ,и, разозлившись, он тут же вспомнил о том, что дочери до сих пор нет дома и погано обругал ее мать, сунувшуюся к нему с бинтом и зеленкой.
В квартире у паренька, в соседнем, точно таком же доме, его пьяный отец, подняв вверх указательный палец, зачитывал стихи Ахматовой двум, уже успевшим раскраснеться от вина женщинам, работницам детской поликлиники. 
В кухне появилась мать паренька, и повернувшись ко всем задом, принялась готовить своим мужикам ужин. 
Загромыхали кастрюли и отец был вынужден повысить голос:
“Идет домой неверная жена
Ее лицо задумчиво и строго
А верную в тугих объятиях сна
Сжигает негасимая тревога».
Одна из женщин, та, что была помоложе, встала, и с зачарованным, тягучим выражением на лице, подошла к окну. Она оперлась о подоконник, заставленный трехлитровыми банками с огурцами и капустой и уставилась в сумрак, в дым далеких труб теплоэлектростанции.
Меньше, чем через час, когда отец неверным шагом добредет до своей разостланной постели, мать достанет спрятанную в холщовый мешок с картошкой бутылку дешевого вина, выпьет, почти залпом, стакан , впихнет ноги в резиновые сапоги и, прижав к груди аллюминевый таз, пойдет во двор развешивать белье, а заодно и выпроводит своих холостячек-подруг. 
В это время в квартиру забежит ее старший сын и стащит из ее кошелька тридцать рублей. Он сегодня снова проиграет в карты.
Паренек, промурыжив малолетку, все же отпустит ее, тугую, упрямую, домой к отцу, хлопнет дверь подъезда, спичка обожжет ему палец…
Нет, домой пока нельзя, дома же думать почти невозможно… 
И впервые он поймает, пока еще только за тонкий хвостик, мысль о самой женской сущности, о ее непоследовательности и двойственности.
Ведь как бы не сопротивлялась ему девчонка, но он же прекрасно почувствовал, как сильно она, на самом деле, не хотела от него уходить!
Размышляя об этом, он долго еще будет стоять в осени, такой контрастной в своей безразличной, глубокой свежести с горячими губами девчонки.
Через год ему, похоже, все-таки прийдется идти в армию, все равно отчислят, да и чужой он всем на курсе... 
И уже через месяц он сломает девчонку, она не только сама придет к нему одним утром, когда от пруда совершенно особенно будет слетится туман, она еще и про любовь, глупая, говорить начнет…
Осень уже разгуляется ни на шутку, порвет на клочки воздух, расшвыряет по окнам мертвые листья, и в этом пьянящем распаде, так точно, так безжалостно отражающим всю их жизнь, он совершит единственно возможный для себя протест: пообещает на ней жениться.

...
Продолжить чтение

Средний возраст.

Средний возраст не имеет точных цифр в паспорте.
У кого-то он в тридцать, у кого-то в сорок или в пятьдесят.
Он наступает тогда, когда женщина точно понимает, что заплатив в кафе за этого мужчину, она никогда не будет заниматься с ним любовью.
Или будет. Но сексом.
Выбор всегда за ней.
Он наступает тогда, когда мужчина, отпустив водителя за продуктами на рынок для семейного обеда, давно уже мысленно подсчитал, во сколько ужинов и букетов обойдутся ему торопливые ласки этой шумной студентки, так очаровательно неумело замазавшей свои прыщики тональным кремом.
И как же быстро, все это сделанное (или не сделанное!) натыкается на пустоту. 
Люди вокруг теперь четко разделяются на виды и подвиды.
Для каждого конкретного случая давно уже лежит в заплечном мешочке набор необходимых инструментов.
И ты уже прекрасно осознаешь, что любой из этих, сидяших напротив, видов-подвидов, уже когда-то встречался в твоей жизни. 
Прогнозируема любая просьба, прогнозируем даже звонок.
На смену смущению, волнению и надежде приходит спокойствие. 
Отупляющее спокойствие, когда все вокруг становится понятней, чем развитие сюжета в четвертой части про голливудского суперагента.
И тогда тихо-тихо начинает скулить душа.
Все ей, дурной, хочется вернуться на тот праздник, с которого ее так бестактно выставили уже лет как …дцать назад.
Не помогают литры алкоголя.
И даже в компании все еще хоть как-то, но теплых, все еще, вроде бы как, чем-то содержательных, самых родных друзей.
Ты смотришь на себя по утрам и понимаешь, что кроме изжоги и давления больше ничего не приобрел.
Пути теперь два: или, почти без боя, сдаться, отдав задарма свою душу плюшевому халату и новому сериалу или пытаться бороться.
А «скорая помощь» давно уже ждет тебя под окнами!
В ней сидят все возможные вариации на тему изменения сознания и правильных жизненных установок.
Хочешь -вот тебе клубы, хочешь - курсы, хочешь – лекции, для особо занятых или ленивых – сайты да статьи.
Что для тебя сейчас приоритетно? Тело?
Да мы быстро слепим тебе гораздо лучшее, чем у тебя есть, тело!
Бизнес новый? Душевный комфорт?
Да, пожалуйста, любой каприз за ваши деньги.
Да, конечно, есть еще религия…
Все, вышеперечисленное, по сути, обещает одно:
ты точно, точно когда-то, совсем вскоре, снова найдешь себя, очнешься быстро, но уже на совсем другой ступеньке сознания, ты научишься управлять людьми, ситуациями, и полюбишь, себя, наконец-то, а затем, через любовь к себе, и ближнего своего!
И мы платим кому-то за то, что бы этот «кто-то» сделал нас счастливее. 
Деньгами, пожертвованиями, подарками.
А «кто-то» другой, в ответ, компенсирует и нам затраченную энергию и убегающие часы жизни. 
Все верно. 
Да, в общем, и справедливо.
Пустота забивается действием. И чем активней и больше этих действий, тем реже она ноет, душа.
Но если уж ноет, то гораздо, гораздо глубже. 
И страсти к жизни, в заплесневелой булке больше, чем в тебе.

И тут вдруг, проснувшись намного раньше заведенного будильника, еще не в яви, но уже и не во сне, еще не в апреле, но уже не в феврале, ты краем глаза увидишь в окне полоску суконного неба с розоватой жилкой твоей души вдалеке.
Перевернется в ногах кошка, под окном тихо заурчит двигатель такси: это молодые любовники, наконец-то, разъезжаются по домам.
И тогда ты поймешь, что все, что было, и все что будет, это все – не зря, поймешь, что тебе, на самом деле, всегда будет двадцать.
Потому, что ты этого хочешь.
Потому, что тебе, кроме тебя самого, никто не поможет. 
Ты только не обманывай себя.

Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

Две женщины.

 

Сидела женщина в кафе и ненавидела другую
Из тех, что вдруг пришла сюда мужские взгляды собирать:
И локон туг, и жира нет, и сумку хочется такую
Сидела женщина в кафе и нервно думала: “Вот б…ь ! ”
Не знала женщина в кафе, что у другой давно нет тела
И что под кожей у нее – мороз да острые шипы
Что ненавистен ей рассвет
Что никому в сети нет дела
До одиночества ее и до похмельной пустоты.
Не поменялась б никогда она с ней возрастом и платьем
Сумев прочувствовать как той разъело душу все вино
Сидели женщины в кафе
Одна – в долгах
Другая – в чате
Стучала в окна им капель
Обеим было все равно...

Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

Романс.

 

До конца не постигнув отчаяние
До конца не познаешь любовь
Поначалу живем отрицанием
Поначалу бунтует все кровь
Так, младенец, привязанный к облаку
Против всякого смысла бежит
В мир порока, войны и жестокости
Чтобы слово одно лишь прожить.
Там, вдали, есть бескрайнее пастбище
В зелени сочной травы – воронье
Позади полыхают пожарища
Во всех истинах - имя твое
- Дай мне руку! – ведешь ты и следуешь, -
- Здесь тревожно, иди и молчи!
-Ой, ты видишь – то были не вороны,
То лишь нового марта грачи!
Мы бежали с тобой из Бастилии
Поменяем на хлеб мы мечи
На обоях посажены лилии
-Нам не страшно?
-Иди и молчи!
Убегая и тотчас преследуя
Больше тысячи лет я живу
Я – как песня
Ведь все, что я делаю
Твоим именем светлым зову.

Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

Феномен зла.

Она проснулась тусклым утром.  
Ее несчастье хочет жрать.  
Как хорошо, что мир опутан.  
Цветастой Сетью ...  
Вашу ж мать!  
Пестрят копирки-заголовки  
Те - развелись, у той - живот.

Продолжить чтение