Блоги

Творческие блоги поэтов, писателей, музыкантов, режиссёров, путешественников, актёров и других талантливых личностей!
Создайте блог быстро, бесплатно и публикуйте свои произведения!

Побег.

Побег.
Задумать себе день
Когда подъем приятен
Смолоть самой и ждать
Спасти плиту от пятен
Не что-то впопыхах,
А то, что год мечталось
Раздуть огонь в зрачках
Прогнать взашей усталость
Забить на телефон
Включить режим «без звука»
Кому-то надерзить,
Да пусть и скажет «сука»
Без времени стоять
Под пенными струями
Сто образов сменить
В любви признаться маме
Небрежно снять чехол
С особого наряда
Пролить духи на пол
Ответив, что так надо
Послать ему подряд
Три самых разных песни
И выйти из Сети -
Ответ не интересен
Припрятать где-то сны
Поведать тайну птицам
И в радугу шагнув
Над городом разлиться)
Продолжить чтение

Подруге.

Подруге.
Как услышишь музыку дождя
Выкинь все.
Оставь мечту и сигарету.
И еще подумай про меня
Те же мысли, и решений тоже нету.
Будет круто вдруг пройти сквозь дождь
Стать водой, стянуть с себя сомнения
На сердитом облаке скакать
И из звезд забацать там варенье.
Теплый свитер нежностью связать
И отдать тому, кто сам попросит
А вернувшись, больше не ломать
И простить себя и дуру- осень.
Продолжить чтение

Люби эту сволочь.

Люби эту сволочь.
Люби эту сволочь.
Да нет, кто бы спорил, с ним всегда все не так...
Не отсутствует – так опоздает, если вовремя – так без улыбки, с улыбкой – так без цветов.
Его карманы всегда набиты проблемами.
Его телефон постоянно бьется в истерике.
Ему совсем неинтересен твой фильм, а тяжелая личная драма твоей подруги почему-то вызывает у него усмешку.
Он совсем другой, он толстокожий, и ты точно знаешь, что результат после всех твоих выматывающих с ним бесед через несколько дней все равно обнулится.
Но ты все-таки люби его.
Своего или чужого, навеки к тебе приговоренного или случайного, безответственного , невыносимо надежного, занудного, неухоженного, самовлюбленного, пьющего, богатого, нищего… Исключительного.
Судьбою тебе данного.
Просто люби и все.
Ну, или можно просто посмотреть, как оно бывает, в каком-нибудь, очень качественном кино.
Гениальные актеры, случается, это отлично играют.
Проживать куда сложнее, чем сыграть.
Но оно того стоит.

Фото из женского туалета киноцентра "Соловей" на Красной Пресне.
Продолжить чтение

Соседка.

Соседка.
Соседка – это не подруга, это особое звание.
Только ей одной можно курить в доме.
С соседкой во внешнем мире может ничего не связывать, но раз – вечер, выдох, скорый ужин на плите, масло закончилось или просто тревожно, и изо всех этих кухонных шкафчиков, тарелок и чашек глядит твое привычное, настоящее, которое уже и не замаскируешь ничем. Да и не получится, ты же в домашнем халате...
Потому и откровенность глотками горькими под кофе, а случается и густая, слезная, под винишко.
Соседка – это большие уши и незакрывающийся рот.
И полная безопасность: уши-то со ртом постоянно чередуются!
И летят в тебя просроченные обиды, прокисшие воспоминания и замороженные любови, а случается - еще теплого, вполне себе съедобного швырнут.
А завтра настанет твоя очередь.
Так и живем.
Продолжить чтение

Книга.

Книга.
Книга - истинная роскошь.
Пахнущая типографией или бытом нескольких поколений, в строгой твердой или в уступчиво мягкой обложке, со странной картинкой или с надменными золотыми буквами на входной двери, настоящая, бумажная книга.
Правильная старомодность. Маленькая, бесценная привычка.
Как ловкий рассказчик, она плетет свое кружево, затягивает паутиной в мир, где из любопытного слушателя ты уже становишься соавтором, сопереживаешь, недоумеваешь, волнуешься и надеешься вместе с героями.
А бывают тревожные, не оставляющие надежду книги – неожиданное путешествие по темной стороне.
Но они тоже иногда необходимы.
Чтобы точно знать, куда не надо.
Книга – самый терпеливый в своем ожидании друг, она рассказывает, но не спорит, объясняет, но не перебивает, поражает, но не кривляется, а главное – не дает засохнуть чему-то, очень важному внутри.
И еще мне кажется, что все герои книг существуют в другой, параллельной реальности.
Автор их не придумывает, но владеет исключительным правом влиять на их судьбы.



Продолжить чтение

Клякса.

Клякса.
Клякса упала.
Нахохлилась осень.
Клякса и осень – они заодно.
Легкости, смеха - как не бывало
Темное, злое, большое пятно…
Как две старухи с презреньем в монокль
Смотрят они и падения ждут
Кто-то сломался
Кто-то заврался
В стынущих лужах
Сомненья бредут.
Свитер не греет
Чай – запоздалый
Все сговорилось
Талдычит одно…
Нет, не дождутся!
Дождем захлебнутся!
Осень - не вечна
А клякса – пятно.
Продолжить чтение

Отрывок из романа "Черная сирень".

Отрывок из романа "Черная сирень".
Во власти этого голоса, и сладкого, и дерзкого, и необычайно сильного, а местами, даже боязливого (как будто бы слепой прокладывал себе путь на ощупь), все пространство небольшой террасы расширилось до невероятных размеров!
Валерий Павлович взял Варвару Сергеевну за руку, и вместе они полетели в те страны, где никогда еще не были.
И зашумели невиданные моря, закричали, предсмертно, раненые птицы, проснулись ночные цветы, заплакала рассветная роса и белый саван старух превратился в подвенечное платье.
Она все пела и пела, а Варвара Сергеевна, как под гипнозом, смотрела на ее лицо.
Черные стрелки на верхних, тяжелых веках, как линии дорог уходили краюшками в неизвестность, навстречу к густым бровям - дремучим, диким лесам. Глаза – агаты, были точно когда-то подарены этой скиталице турецким султаном, полюбившим только раз и против всяких правил, а потом его мастер сделал в память о ней веер наподобие ее ресниц, ее губы – как лава беснующихся вулканов, скрывали в себе то, что не мог постичь человеческий разум, и, прежде всего, голос, конечно, голос… Там пела и скрипка, уцелевшая в веках, там били барабаны и бубны давно исчезнувших племен, тревожилась флейта пастуха, рыдало фортепьяно полоумной графини, крутилась треснувшая пластинка последней компаньонки великой Пиаф, плакал ребенок, ворчала гроза и разбивался, в сердцах, флакончик туберозы женщины с алыми губами за соседним столиком…
Там была вся безнадежность и вся надежда человеческой жизни.

Отрывок из романа "Черная сирень".
Продолжить чтение

Лисица-любовь.

 

Лисица-любовь пробегает меж пальцев
С пушистых ресниц следом капает мед.
Ты скоро? Ты где?
Здесь полно еще зайцев!
Никто и не знает, где зверь сей живет…
Разбудит улыбкой
Зависнет покровом
Заставит забыть и болезни и сны
Взъерошит слова, отворит все засовы
А все остальное – совсем и не ты!

Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение

«Memento Mori”

Так сложилось, что почти каждый день я проезжаю мимо этого места.

 Рядом с ним  всегда спокойно, тихо.

...
Продолжить чтение

А я люблю осень...

А я люблю осень. 
Размытую, рванную, сокрушительную… 
Когда есть солнце, она меняет свои грязные обмотки на оранжевые, а потом уже ,вдруг, резко оказывается совсем раздетой.
Осень грустна, почти обречена. 
Каждым своим выдохом она напоминает о том, что мы что-то не успели летом. 
Капли ползут по стеклу, птицы летят прочь, толпа, в каких-то два-три дня, становится грустной и нервной. 
И, тем не менее, она - Королева. 
В царстве ворон, мокрых помоек и убегающих вдаль поездов.
Еще не сошел загар, еще не шубы и не куртки, еще, где-то там, в лете, во вчера, греет солнце и стучат по ночам женские каблучки по асфальту.
Осень – это магия. Алхимический раствор из прошлого и будущего.
И, если внимательно смотреть сквозь дождь, то можно разглядеть надежду.
Фото Полина Елизарова.
Продолжить чтение