ПРОЕКТ ARISTARH (АРИСТАРХ)

Блог посвящен творчеству - музыканта, певца, композитора, поэта и писателя - Александра Сергеевича Захарова, более известного в творческих кругах как АРИСТАРХ

РОМАН "ГЛАВНОЕ... ЖИЗНЬ" - ДЕСЯТАЯ ЧАСТЬ

РОМАН-ДРАМА

“THE MAIN THING… A LIFE…”

 

«ГЛАВНОЕ… ЖИЗНЬ…»

 

Жанр: психологическая драма.

 

 Автор:

Александр АРИСТАРХ Захаров

 

 

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ АРИСТАРХ 

 

 

Группа литературного проекта ВКОНТАКТЕ 

 

 

Редакторы:

Елена Захарова (Елена Фейербах)

Вероника Кузьмина

Виктория Панова

 

 

 

При поддержке:

МУЗЫКАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ АРИСТАРХ

ПОРТАЛ SPIRIT OF ROCK

 

Москва, 2017


Глава №22 Кто сказал, борьба напрасна?

 
Прошло практически четыре недели с того момента, как мы разобрались со станком. Именно тогда и началась самая настоящая работа над газетой. До этого мы решали сумасшедшую кучу проблем, связанных с ремонтом помещения и созданием благоприятных условий для работы. Мы построили небольшой зал специально для станка, возведя дополнительные стены, и организовали помещение для работы.
Оба помещения были небольшими, но, тем не менее, вполне вместительными и пригодными для работы. Ремонт подвала, проводка и прочее заняли большую часть времени. Мы наняли рабочих и сами трудились практически круглосуточно. Подчас мы даже теряли счёт времени, ибо в подвале не видно дневного света. На почве постоянной усталости, запаха краски, побелки, штукатурки и прочего, мы оба чуть ли не сошли с ума. Юра нам тоже помогал, иногда физически, иногда едой, иногда материалами, и, конечно же, морально.
И вот, наконец, работа закончена. Всю следующую неделю мы ездили и закупали оборудование для редакции – компьютеры, принтеры, расходные материалы – в общем, всё. По мере покупок, из нашего чудесного дома утекало всё больше и больше вещей. Теперь уже не только гостиная была пуста, но и комнаты. Серёжка в это время в основном учился, но когда был свободен и полон сил, тоже помогал нам.
Спустя ещё неделю редакция была собрана, укомплектована и готова к работе. Несмотря на то, что работы ещё было непочатый край, Лешка всё-таки решил нас всех вывезти отдохнуть на две недели. Сначала я хотела ему возразить, но потом передумала, ибо чувствовала такую эмоциональную и физическую истощённость, что отдых был просто необходим.
Мы собрались и поехали дикарями на море. Лешка повез нас туда, где сам не раз отдыхал вместе с Юркой. Сам Юра с нами ехать отказался, сославшись на неотложные дела. Две недели пролетели быстро, но я до сих пор помню каждый день этого отдыха.
Удивительно, но Лешка сумел сделать так, что мы все на время забыли о проблемах. Утром вставали не раньше полудня, днем играли на песчаном пляже у теплого моря. Вечером жгли костер, смотрели на звезды, готовили шашлыки. Также ездили в ближайшие поселки, где в основном ходили по паркам аттракционов, дельфинариям и прочим увеселительным местам. Ночевали в машине или в палатке, кому как нравилось.
В один из вечеров, после бурного дня, мы остались с Лешкой вдвоем. Сережа очень устал и рано лег спать.
– Ну, что? Мы тоже пойдем спать? – спросила я.
– Не знаю. А ты спать хочешь?
– Да, в принципе, нет... – потянувшись, ответила я и улыбнулась.
 – Не хочешь пойти искупаться? – спросил Лешка.
Время было около полуночи, и уже было темно. На небе рассыпались звезды, и ярко горел полумесяц. На берегу был только наш костер и несколько фонарей в нашем лагере.
– Не знаю... – смущенно ответила я, –  темно... и страшновато.
– Да брось. Пойдем! – настоял Лешка.
– Ну, пойдем. – Ответила я, потому как искупаться мне все же хотелось.
Войдя с ним под руку в теплое после жаркого дня море, я внезапно поймала себя на мысли, что мне по-настоящему хорошо. Даже более того, я ощутила счастье. Сердце сильнее забилось в груди. Это было по-настоящему приятно.
Мы зашли по пояс, и Лешка, отпустив мою руку, подался вперед и нырнул в темную глубь моря. Я же нырять не решилась, а просто поплыла вдаль, по лунной дорожке. Лешка вскоре вынырнул рядом со мной, и мы поплыли вместе. Обернувшись через некоторое время, я увидела, что мы довольно далеко от берега, и, окликнув Лешку, поплыла назад. Ощущение, когда плывешь по ночному морю, намного отличается от плавания днём. Легкий трепет и страх разбавляет приятное блаженство, исходящее от теплой воды, волн и свежего бриза. А созерцание красоты ярких звезд и лунной дорожки на воде, заставляет сердце замирать каждую секунду. Горизонт превращается в бесконечность, и плыть вперед становится как будто легче. Это затягивает и манит. Однако назад возвращаться куда сложнее.
Я доплыла до берега первой и, обернувшись назад, не увидела Леши. Сердце даже передернуло.
– Леш! – крикнула я вдаль.
Но ответа не последовало. Сердце забилось ещё быстрее, но уже от страха. Я обернулась к берегу, чтобы побежать за фонарем, но за моей спиной уже стоял Лешка, и я буквально наткнулась на него и оказалась в его объятиях.
– Привет, дельфинчик! – насмешливо сказал он.
– Дурачок! Я чуть с ума не сошла от страха! – сказала я, и мои слова к концу предложения становились всё медленней.
Я закрыла глаза. И мы сошлись в поцелуе. Лешка целовал меня так страстно, что спустя всего десять секунд я просто растаяла. Я, стоя по колено в воде и целуясь, наконец, смогла понять, что все-таки питаю чувство к нему. Оно пряталось за глупым ощущением благодарности за спасение и чувством пожизненного долга перед ним. В ту ночь мы, наконец, перестали быть просто друзьями.
Тогда только мне стало понятно, что нельзя ставить во главу угла благодарность, а также чувство долга и дружбу саму по себе. Если человек тебе нравится и привлекает тебя, не стоит быть ему лишь другом из-за каких-либо обязывающих чувств. Именно поэтому настоящую любовь нельзя купить ни за какие  деньги.
На следующий день мы проснулись в палатке.  Я поднялась первая и почувствовала такую невиданную легкость и спокойствие, что и вообразить сложно. Словно камень, который все это время давил на меня, наконец-то упал с плеч и дал мне свободно дышать. Я тут же побежала на пляж, с разбега бултыхнулась в прохладную воду и поплыла вдаль. Странная энергия бурлила во мне, она доставляла легкий дискомфорт, но в то же время была приятной и волнующей.
Я попыталась скрыть от брата тот факт, что между нами теперь не только дружеские отношения. Не знаю почему, просто было как-то стыдно. Но Сережку не проведешь. Он нас быстро расколол, хотя Леша особо ничего и не скрывал. Но когда все выплыло наружу, брат на выдохе сказал только одно: «Наконец-то!». Это прозвучало как издевка, но не обидная, а скорее дружеская. Остаток каникул прошел незаметно, но очень приятно.
Но вот, отдых подошел к концу, и по возвращении домой нас ждала реальность. Оказалось, что пока нас не было, Чернов выиграл-таки дело, и наш дом и имущество оказались арестованы в счет компенсации моральных издержек. Благо, кроме остатков мебели там арестовывать было нечего. Одежду мы заблаговременно частично перевезли к Юре, а компьютеры и аппаратуру установили в редакции. В дом мы попасть уже не могли, он был опечатан и поставлен на охрану. Охрана нам все и объяснила, вручив решение суда.
В тот момент меня разобрали злость и страх. Мы остались фактически без дома. Однако я поразилась спокойствию Лешки. Он как будто знал, что так произойдет.
– Ты так спокоен, что меня  это даже  бесит! – сказала я Леше, садясь в машину.
– Чему быть, того не миновать. Тем более, наш ответ будет не слабее. – Спокойно ответил Лешка.
Мы приехали к Юре и расположились у него. Как говорится, снова под одной крышей, снова вместе. Он, конечно, был не против этого, но все равно было заметно, что мы ему мешаем.
Через два дня мы начали работу в редакции. По двенадцать часов в сутки мы корпели над оформлением газеты, обрабатывали материал, снимки, формировали статьи, перечитывали, редактировали. Работы для двоих было так много, что можно было с ума сойти. Но одно понимание того, что за этим наше будущее, придавало нам сил.
С невероятными усилиями, за пять дней мы подготовили первый номер. Мы сделали тираж в сотню экземпляров и стали думать над тем, как будем их распространять. Это была одна из тех вещей, которую мы так и не продумали. Проблема заключалась в том, что наше печатное издание было не зарегистрировано, а, значит, продавать мы его не могли. Оставалось только одно: самим бесплатно распространять экземпляры. Так мы и поступили. Лешка на машине отвозил копии в город, я распространяла их на окраинах города, Сережка – на дорогах от дома до школы в нашем поселке и близлежащих населенных пунктах. Уровень скрытности был, чуть ли не на уровне ФСБ.
На страницах газеты мы опубликовали компрометирующие статьи о Чернове, а также простые житейские заметки, которые, по правде говоря, были частично скачаны из Интернета. Поскольку времени на разработку материала у нас было крайне мало, мы применяли все возможные ухищрения. На нижнем колонтитуле мы опубликовали адрес бесплатной почты, на которую люди смогли бы писать с предложениями и где они бы комментировали статьи. На почту мы выходили из интернет-кафе или фастфуда с бесплатной сетью Wi-Fi, чтобы нас было труднее отследить.
Однако люди писали не особо часто. За вторую неделю работы нам написало всего одиннадцать человек. В основном, они интересовались, откуда взята эта информация и стоит ли ей верить. Лишь двое прокомментировали материал и дали полезные советы. В частности, один указал на то, что статьи в газете слишком разноплановые и не ясно, на какого читателя они рассчитаны. Второй посоветовал немного изменить концепцию газеты. Если она рассчитана на скандалы, писал он, то публикуйте скандалы. Если упор делается на новости, публикуйте новости, если вас также интересует развлекательная сторона, добавьте развлечений. Настроение у нас несколько упало. Мы думали, что наше творение тут же возымеет успех у читателей. Но мы старались друг друга подбадривать, и помнить о том, что «Москва не сразу строилась».
Через четыре дня был готов второй номер, тиражом в двести экземпляров с учетом критики и пожеланий. Концепцию выбрали – на рядового читателя, с новостным уклоном. Для этого мы разбавили наши статьи информацией мирового масштаба, а также городскими новостями. С глобальными новостями было проще всего. У Лешки был хороший друг, который работал редактором в крупной московской газете. Они познакомились, когда Леша ездил в командировку по заданию редакции. Поэтому, с такими новостями проблем не было никаких. Да, и получали мы их раньше всех остальных СМИ.
Спустя четыре месяца рейтинг популярности нашей газеты, наконец, стал расти. Хотя месяц  работы мы все-таки потеряли, ибо народ не воспринял газету как что-то серьезное. Но к четвертому месяцу люди писали на электронный адрес намного чаще. Многие даже хвалили нас, и просили не сбавлять обороты. Сей успех, конечно, скрашивал нам настроение. Однако мы начинали понимать, что скоро этому может прийти конец. А если сказать точнее, не может – а придет.
У нас заканчивались деньги на расходные материалы, оплату электричества, интернета, ремонт оборудования и многое другое. Все из-за того, что нам никак не удавалось встать на коммерческие рельсы, ведь газета была подпольная, незарегистрированная. Но не это было самое страшное – страшнее, то, что у нас заканчивалась информация и свежие идеи. Мы столько времени убивали в редакции, что на сбор материала у нас его просто не хватало. Кроме того, по делам Чернова у нас так и не было информатора, а открытые его дела уже не было смысла обмыливать повторно.
Ко всему прочему, мы просто физически уставали настолько, что не было сил ни на что большее, чем просто упасть и заснуть. Дни и ночи напролет мы работали, творили, писали и учились. Большая часть материала, особенно по науке, финансам, политике и законодательству была и мне, и Лешке просто не понятна. И, чтобы не искажать смысл статей домыслами из-за собственного невежества, приходилось подолгу разбираться в черновиках и заготовках.
Напряжение и усталость порождали нервные срывы. Лешка срывался на мне, я – на нём. Иногда дело доходило до серьёзных скандалов. Однако мы старались держать себя в руках, даже если ситуация складывалась нешуточная. Но, однако, все мы люди, и все не безгрешны. Поэтому, как минимум два раза в неделю, мы умудрялись поссориться.
Сережку мы от дел отстранили, поскольку из-за того, что он пытался нам помогать, он стал серьезно отставать в учебе. Поэтому он только учился, отдыхал и пытался нагнать и перегнать программу школы. Он и понятия не имел, что у нас происходит в редакции.
Ситуация все больше и больше начинала выходить из-под контроля. Однако у меня появилось несколько интересных идей...
 
* * *
 В то же время...
 
Утро в кабинете Чернова было для него самого невыносимо, и на это имелось как минимум несколько причин.
– Вызови мне Федюхина! – произнес шеф в переговорное устройство.
– Одну минуту! – послышался ответ секретаря.
Спустя некоторое время в кабинет постучали.
– Разрешите, Анатолий Васильевич! – произнес по-армейски строго Федюхин, заходя в кабинет шефа.
– Проходите, присаживайтесь, Валерий Павлович! Потрудитесь объяснить... – начал шеф недовольным тоном, – Кем вы здесь работаете?
– Я ваш поверенный сотрудник по контролю над СМИ! – ответил Валерий, все так же по-армейски строго.
– Тогда объясните, что это такое и откуда взялась эта червоточина?!! – встав с кресла, резко произнёс Чернов и швырнул на стол переговоров выпуск газеты, а сам подошел к окну и поднял глаза на тусклое зимнее небо.
– Что это? – удивленно спросил Федюхин.
– Почитай! Узнаешь! Особенно на третьей странице! – ответил Чернов.
Валерий Павлович принялся внимательно изучать статью, и спустя две минуты отозвался:
– Вы хотите сказать что это...
– Правда! И мне надо, чтобы это более не всплывало на поверхность! – нервно сказал Чернов, повернувшись к оппоненту.
– Но тут же ничего особенно серьезного! На мой взгляд.
– Это пока что! Знаешь поговорку – «чем дальше в лес, тем больше дров»?!
– Мне кажется, вы преувеличиваете. Газетка так себе, даже бумага дешёвая... Да, и материал чуть коряво изложен... даже ошибка грамматическая есть в статье!
– А ты крестись, когда «кажется»! – сурово сказал шеф, – Узнай, откуда взялась эта газетенка, и сделай все, чтобы заткнуть ей рот!
– Хорошо! Сделаем!
– Пока что они мне только слегка подпортили имидж! Но я уверен, что за этим что-то есть! Я хочу знать, что и кто! И закрыть эту лавочку!
– Хорошо! Я понял! Буду работать! Разрешите приступать?
– Вперед!
Валерий Павлович поднялся, забрал выпуск газеты и направился к выходу. Чернов сел за стол и стал нервно перебирать документы, лежащие перед ним. Ощущение того, что это все только начало, не давало ему покоя. Остаток его дня прошел монотонно – поездки, договоры, совещание – и вот, наконец, вечер.
Войдя в свою комнату, Чернов присел в кресло и откинул голову. В этот момент он внезапно задумался о своей жене. Она умерла, когда Андрею было всего два года. Тогда Чернов ещё только начинал заниматься бизнесом. А познакомился со своей будущей женой он за восемь лет до этого, когда ещё учился в институте. Он был на пятом курсе экономического факультета, она – на четвёртом курсе информационных технологий.
Жизнь складывалась не лучшим образом, было мало денег.  Но много было любви. Они ходили гулять по вечерам, в театры и вообще – куда только позволяли деньги. Закончив с отличием институт, Анатолий все время уделял любимой и старался помочь ей получить корочку с отличием. Однако их планам помешал призыв и, поскольку жалоб у Анатолия не было, ему пришлось записаться в те самые дни, когда армия уже начинала портиться.
Спустя два года, проведенные в Сибири, Чернов вернулся домой. Вернулся, но не узнал своего дома. В квартире его матери, которая осталась ему по наследству, произошел пожар, сгорело все имущество. Тогда на помощь пришла его любимая, взяв его к себе в квартиру. Родители его любимой приняли Анатолия, как родного. Поэтому все было хорошо. Четыре года совместного проживания пролетели, как миг. Молодые сыграли свадьбу, а через несколько месяцев его любимая забеременела. Чернов вовсю работал и старался обеспечить себя, любимую и всю семью средствами, однако дело не особо клеилось.
Подошел срок рожать. Волнение. Страх. Нервы. Заплатить врачам было нечем, и на роды поставили молодых практикантов. Роды прошли с осложнениями, но успешно. Ребенок был полностью здоров. Прошло всего два месяца, и заболела мама. Казалось бы, обычная простуда, но внезапно она перешла в воспаление легких. Долгая борьба с болезнью длилась полгода. Чернов в это время днем работал, вечером – был словно мать своему любимому сыну, а ночью приходил к любимой, которая лишь иногда была в состоянии хотя бы поговорить. Можно сказать, она практически не выходила из больницы все это время. Но все-таки поправилась. Перед выпиской ей прописали тонну лекарств. На вопрос – «Зачем столько?», последовал уклончивый ответ «Просто укрепить здоровье!».
Полтора года они жили душа в душу, но на работу жена так и не могла вернуться. Ей часто становилось плохо, от любого кашля окружающих – к вечеру поднималась температура. А в последний её месяц они решились поехать отдохнуть по путевке, которую дали её родителям. Они провели чудесные две недели в санатории, правда в конце попали под дождь, и любимая вновь заболела. Поездка на поезде длилась тридцать шесть часов. За это время она уже еле дышала. Проводница сжалилась и выделила Черновым место в СВ. Когда поезд пришел к пункту назначения, Черновых встречали родители и бригада скорой.
По приезде в больницу, врачи поставили диагноз, который начисто перечеркнул жизнь Анатолия. У его жены почти два года СПИД. По всей видимости, заражение произошло при родах, а при предыдущем лечении этот факт просто скрыли.
Любовь Чернова умерла, вместе с частью его души. Он потерял жалость ко всем. Он нашел и засудил врачей, проводивших роды, а также медсестер. В это же время он полностью погрузился в бизнес и игру на бирже, где и заработал целое состояние. Совершить резкий взлет ему помогли книги любимой, которая этим увлекалась. Он решил, что больше не будет мириться с нищетой и ставить под сомнение будущее сына, в нем единственном он души не чаял. В СМИ он быстро засветился как скандальная и властная личность. СМИ уже так обнаглели, что начали шпионить за Черновым как за голливудской звездой, но не тут-то было. Анатолий быстро обрубил этот канат, завалив индивидуальными судебными исками репортеров и фотографов. СМИ стали для него врагом. В городе, где все началось, Анатолий добрался до самых высот, и решил расширить границы своего влияния за его пределы...
Чернов не любил оглядываться на свою жизнь, но в моменты слабости, сидя в кресле в одиночестве, он все-таки отдавался воспоминаниям. Он встал с кресла, подошел к столику и налил коньяка. Залпом выпив,  достал сигару и жадно закурил. Затем он тихонько вышел и подошел к двери сына. Открыл её и, увидев, что сын спит,  тихонько её закрыл и снова направился к себе.
«Завтра все будет хорошо! А гады получат свое!» – подумал он про себя, ложась в кровать.
 
* * *
 
Андрей Чернов не спал нормально уже несколько ночей подряд. Внутренний конфликт с самим собой не давал ему покоя ещё с того момента, как он узнал о проделках своего отца. Но недавно ему стало известно о новых делах отца, которые вновь должны были привести к обману и новым страданиям ни в чем не повинных людей. При этом бездействие упадет очередным грузом на совесть.
Идти против отца, который себя для него не жалеет – по меньшей мере означало предать его. Но жить в тепле и благополучии на чужой крови – преступление против людей. Совесть, огорчение и разочарование, порождавшие жуткие ночные кошмары, не давали покоя несчастному сыну олигарха.
Андрей поднялся с кровати и подошел к небольшому холодильнику, где всегда были сок, вода и ещё очень много всего. Но ему хотелось просто воды, без излишеств. Он открыл бутылку и сделал несколько глотков. Спать расхотелось окончательно.
В темноте он добрался до тумбочки и включил лампу. На тумбочке лежал мобильный. Андрей взял его и, немного колеблясь, все же набрал номер своего лучшего и единственного друга. Длинные гудки – и вот в трубке послышался голос Сережи:
– Алло... – сонно пробормотал Сережка.
– Привет, Сереж... – неуверенно произнес Андрей.
– А, Андрюх! Привет… – все так же сонно ответил Сережа.
– Прости, что так поздно звоню.
– Да ничего. Что случилось?
– Короче... чем я могу помочь вашему делу?
– В смысле?? – не сразу понял Сережка.
– Ты говорил, что твоей сестре нужна помощь... с газетой.
– А! Блин! Извини! Я просто ещё не проснулся. – Окончательно очнувшись ото сна, произнес Сережа. – Да, конечно. Помощь очень нужна!
– Так чем я могу?.. 
– Насколько мне известно, у ребят кончаются деньги и идеи. И это главное, чем им следует помочь. Меня они не берут в расчет, исходя из того, что мне нужно учиться, и т.д. и т.п... В общем,  я лишь негласно обо всем узнаю. Ещё у ребят проблемы с публикой. Просто газете мало кто доверяет, читателей недостаточно...  В общем, проблем до ужаса много...
– Скажи, а где их газета находится?
– Давай об этом не по телефону. Завтра встретимся в обычном месте, и я тебе все, что надо, расскажу.
– До завтра.
– Пока.
Андрей отключил телефон, оделся и сел за рабочий стол, к ноутбуку, предварительно закрыв дверь. Нужно было подумать и поработать.
 
* * *
 
Наступил новый день, в который, уже далеко не первый раз, я вступала через силу. Головная боль, утренняя изжога от бутербродов и другого «фастфуда» были привычны. Хуже всего было настроение. Я снова ехала в город, проверить газетную почту и набрать новостей для выпуска.
Раньше мне казалось, что дело вот-вот пойдет в гору, ибо наши старания имеют какое-то значение, но с течением дней и частых бессонных ночей мой энтузиазм все больше сходил на «нет», и появлялись мысли типа «А кому, черт побери, это надо?». Попытки прогнать такие мысли приводили меня в тупик, ведь ни я, ни Лешка толком не видели выхода из сложившейся ситуации. Мы брели, словно слепые котята, и как по пустыне, с двумя флягами, в которых вот-вот закончится вода – и мы упадем замертво.
Появилось несколько идей, но совершено не было сил, желания и знаний, чтобы их реализовать. К примеру, сделать сайт, или даже лучше портал в Интернете, пустить рекламу, найти спонсоров или рекламщиков для того, чтобы начать получать хоть какую-то прибыль. Но для таких операций нужна проектная команда, договорной отдел и так далее. А нас было лишь двое на всех рубежах. Мы как будто взлетели, но застыли на низкой высоте, и мощности нашего самолета не хватает, чтобы подняться выше.
Я зашла в очередной ресторан «Макдональдс», заказала себе кофе с пирожком и, поднявшись на второй этаж, присела у окна. Там было тише и спокойнее. Никакого толпящегося народа и суетливой детворы.
Я не спеша достала ноутбук и после недолгой трапезы начала работу. Писем было много, поэтому приходилось отвечать только на интересные и особо важные. Но среди трёхсот с лишнем писем оказалось два весьма неожиданных. Одно было от некой Ани Виктюк, в нём было написано: «Готов вам помочь! Есть двое добровольцев! Готовы работать бесплатно! Если согласны, напишите мне на адрес... Зовут Роман». Мне показалось это несколько подозрительным, но, тем не менее, я отписалась этому отправителю.
Второе письмо оказалось ещё более загадочным. Оно было от так называемого «Инкогнито». Текст в нем отсутствовал, но был прикреплен архив. Я скачала его, проверила на вирусы и открыла. Важных документов на ноутбуке не было, и за все время я уже умудрилась несколько раз заразить его вирусами и переустановить операционную систему. В архиве оказались невероятно полезные файлы. Там были фото Чернова и мэра нашего города, а также несколько планов мероприятий и план постройки гипермаркета на месте деревни, расположенной в южном пригороде. Предполагалось, что людей переселят в город. Но, как показала практика, либо в обветшалые дома, либо в коммуналки.
Такой неожиданной находкой я была потрясена до глубины души. В этих файлах была просто бомба. Я немедленно сохранила архив на флешке и начала собираться. Внезапно, когда я уже собралась уходить, ко мне подошел молодой человек, примерно двадцати пяти-тридцати лет, обычно одетый, темноволосый и вполне приятный:
– Здравствуйте.
– Здравствуйте. – Произнесла я как можно более невозмутимо, одеваясь при этом, хотя у самой сердце ушло в пятки.
– Вы Марфа Плейн? (это мой ник в сети) – спросил он спокойно.
– Нет! В первый раз слышу это имя! – ответила я, продолжая одеваться.
– Меня зовут Роман. И я все о вас знаю. – Сказал молодой человек и присел за столик.
– И что же вы знаете?
– Присядьте. Я вам все объясню по порядку.
Я присела, хотя внутри было желание бежать с криком «Помогите! Убивают!».
– Итак, я хотел бы вам предложить сотрудничество. А также помощь в вашей работе.
– В какой работе? – продолжала нагло изворачиваться я. – Вы, похоже, ошиблись.
– В этой работе. – Сказал он и положил на стол папку.
Я открыла её и увидела последний выпуск нашей газеты, а также полное досье на меня и Лешу. Сердце чуть не остановилось.
– Не надо так сильно нервничать, – сказал он спокойно, – я не причиню вам зла. Я действую от имени моего клиента, который пожелал остаться неизвестным. Он попросил вам помочь.
– Клиента?! А чем вы можете помочь?
– Мой клиент, как и я, желает остановить деятельность Чернова и его подельников, которые отмывают деньги в этом городе, превращая его невесть во что. Меня попросили помочь вам с коммуникациями, связью и интернетом. А также у меня есть два добровольца, которые смогут вам подсобить в редакции. Не регулярно, но время от времени.
– Интересно. Как я могу вам доверять, если вы взялись неизвестно откуда?
– Знаете, суть не в том, откуда я взялся, а в том, что ещё немного – и вас точно так же найдут, и щадить не будут. Вы порядочно засветились в сети, и даже не слишком продвинутый специалист уже смог бы вас засечь, и к вам подошел бы не я, а ОМОН с автоматами. Ведь охота на вас уже началась. Вы заинтересовали своей газетой Чернова.
– Где гарантии, что вы не шпион, который просто хочет всех повязать?!
– Гарантий я не даю. Но я очень хороший специалист. И мне не нужно даже спрашивать у вас, где ваша редакция. Я в скором времени смогу и сам узнать, где.
– Вы из ФСБ?
– Что вы, нет. – Спокойно ответил он, ни на секунду не повышая тон. – Но если вы откажетесь от нашей помощи, в скором времени вас найдут и, скорее всего, убьют! Или у вас кончатся деньги, и вы сами загнетесь!
Я отвернула голову.
– В общем, я уговаривать вас не намерен – подытожил Роман и собрался уходить.
– Постойте! Я просто опасаюсь...
– Есть чего опасаться. Вы затеяли не детскую игру в салочки. Я бы сказал, вы лезете в осиный улей, даже без перчаток. Удивительно, как вас до сих пор не ужалили?
– Так как мы можем договориться? 
– Мы уже договорились, если вы согласны.
– Согласны, если это действительно помощь, а не предательство.
– Что ж, тогда пойдемте, обсудим детали в другом месте. – Предложил Роман, и мы отправились к его машине.
Мы молча сели в автомобиль и тронулись с места. Как ни странно, но я почему-то перестала чувствовать тревогу. Хотелось верить в лучшее.
Ехали мы около часа по каким-то проулкам, а потом по шоссе. Роман попросил выключить мобильный телефон и завязал мне платком глаза на время поездки. Приехали мы к небольшому двухэтажному зданию, без опознавательных знаков. На вид оно было не рабочим, или давно требовало ремонта. Осыпавшаяся штукатурка, окна, забитые фанерой, ржавая антенна на крыше. Глядя на здание, нельзя было даже предположить, что там может быть что-то организовано.
Мы вошли внутрь. На первом этаже было пусто. Мы спустились в подвал и остановились перед стальной дверью, которая по своим размерам была больше похоже на вход в бункер. Роман вставил ключ в замок, затем ввел код на цифровой клавиатуре и, услышав сигнал, стал поворачивать ключ, но только не так, как обычно открывают замки, а как ключ от сейфа. Внутри оказалось офисное помещение, хорошо обставленное, теплое и светлое. Комната была довольно большой, кругом суетились люди, и стояло много компьютеров. Мы вошли, но на нас никто не обратил внимания. Мы прошли в отдельную комнату, и, наконец, Роман нарушил молчание:
– Это ни много ни мало – секретный объект. Здесь работают самые лучшие. Мы выполняем правительственные заказы, храним информацию и ещё очень многим занимаемся. Тебе не стоит знать всего.
– И какой же вам резон помогать двум маленьким репортерам, которые вступили в войну с неравной силой?
– Я думаю, наши с вами дела не нуждаются в объяснениях. Нас попросили – мы согласились. На данный момент мы можем организовать вам бесплатный канал связи, содержание вашего личного сайта, а также предоставим вам на полгода двух работников, которые помогут вам во всем. Я же лично постараюсь заключить несколько сделок, чтобы обеспечить вам коммерческое начало, а также оформить документы на деятельность в сфере СМИ.
– Но тогда мы станем видны всем, и Чернов до нас доберется. Этого нельзя делать!
– Доверьтесь профессионалу. Регистрация будет как ООО на липовый адрес, лицензии и прочее. Все будет выглядеть так, что вы – обычная газета, платите налоги и прочее. На липовом адресе будет свой человек. Так что вы не волнуйтесь, с нашей помощью вы вступите в равную схватку с Черновым. И, возможно, победите. Но об этом никто не должен знать, кроме вас, меня и вашего друга Алексея.
– Я полагаю, за все это мы должны будем вам как-то заплатить?
– Нам уже заплачено за полгода вперед. Если нам заплатят ещё, мы продолжим наше сотрудничество.
– Кто мог быть столь щедр? Это очень подозрительно!
– Что могу сказать... У вас есть очень хорошие друзья.
– Да уж... – протянула я, теряясь от свалившегося на голову счастья. – Так как нам действовать дальше?
– Первоначально нужно установить связь. Возьмите этот телефон. – Он протянул мне самый обычный мобильник в коробочке – не включайте его без надобности и не звоните с него никому, кроме меня. По этому телефону мы всегда сможем вас найти и в сложной ситуации скоординировать. Теперь второе – завтра к вам приедут два человека, о которых мы говорили ранее. Распределите обязанности и продолжайте действовать. Третье – как только будет готов канал связи, мы вам сообщим, скорее всего, обычным письмом на адрес по месту регистрации. Когда письмо будет послано, мы предупредим вам по СМС. Со мной вы больше не встретитесь, поэтому если есть вопросы, давайте решим их сейчас.
– А что с сайтом?
– Сайт будет готов к моменту открытия канала связи.
– И как с ним работать?
– Вам нужно будет отправлять на адрес почты сайта письма с вложенными материалами. Инструкции вам будут высланы по ходу дела.
– Но нас точно не найдут?
– Если будете следовать нашим инструкциям, не найдут.
– Поняла... – протянула я, пытаясь уложить всю информацию в голове.
– Что ж, если вопросов больше нет, тогда нам стоит попрощаться. Я провожу. – Сказал Роман и поднялся.
– Да... – снова протянула я.
Мы вышли на улицу и снова сели в машину. Он вновь попросил меня завязать глаза, и мы тронулись в обратный путь. Роман высадил меня на вокзале и, перед тем как расстаться, добавил: «Верь только глазам!»
Я закрыла дверь машины, и мой новый друг уехал. Я же отправилась в редакцию. По пути я обдумывала все происходящее и решала, как быть. Рассказать Лешке о том, что случилось, и о чем я договорилась с Романом, мне показалось нецелесообразным. Внезапно раздался звонок «нового» мобильного. Голос в трубке был сильно изменен, видимо, с помощью компьютера.
– Послушай очень внимательно! На остановке тебя встретят двое – это твои новые помощники. У них инструкции помогать вам в вашей работе, а также установить микрокамеры слежения, внутри и снаружи помещения. В случае опасности, кодовая фраза «Пожар в лесу!». Дальнейшие инструкции ты получишь вечером. – Сообщил мне голос, и связь оборвалась.
На остановке и вправду меня ждали двое. Представились как Руслан и Виктор, обоим на вид было по 25-27 лет. Невысокого роста, неприметные личности. Пока мы шли к редакции, общались сугубо по делу. Я попросила их сыграть роль людей из общества, чтобы не возникло никаких подозрений. Ребята согласились. Вообще стремительность и резкость ситуации меня пугала до дрожи, но я старалась верить, что эти люди нас не предадут.
Мы пришли в редакцию, Лешка в это время сидел за компьютером и потягивал кофе. Увидев нас, он встал и подошел поближе:
– Кто это? – удивленно спросил он.
– Добровольцы из народа, которые нам помогут!
– Какие добровольцы? Ты что, с ума сошла?!! – отведя меня в сторону, шепотом сказал он.
– Брось, я вела с ними переписку уже давным-давно. – Солгала я.
– И это делает их доверенными?!! Черт побери, Милиса!!! – готов был закричать Лешка.
– Прошу прощения за вмешательство! – прервал нас Руслан, – Мы переписывались ещё с первых выпусков вашей газеты! Я и Виктор уже давно хотели принять в этом участие.
Лешка посмотрел на своего оппонента взглядом, полным недоверия:
– И как мы можем узнать, что вы не предатели, которые едва выйдут отсюда и побегут к Чернову?
– Мы были выселены из собственных квартир, когда Чернов прикрыл наше предприятие, перекупив акции, а за наш пикет у его усадьбы, он решил нас уничтожить. Мы такие же, как и вы! – чувственно и уверенно подхватил Виктор, да ещё так, что даже я ему поверила.
Лешка повернулся ко мне и сказал:
– Чтобы больше такого не было! Ты можешь нас выдать врагу!
– Я понимаю. – Ответила я. – Но в них я уверена!
– Следи за ними! – шепнул он мне и вернулся к компьютеру.
– Что ж, какой план работ? – спросил Руслан у нас обоих.
– Милиса! Ты принесла переписку с читателями? – спросил Леша недовольно и резко.
– Да! И у меня ещё тут есть важный материал.
– Вот им и займитесь! До вечера нужно сделать макет. Завтра должна быть печать номера! – отдал приказ Лешка.
– Угу! – возмущенно ответила я. – Пойдемте, ребята.
Я дала парням задания. Виктор взял на себя работу по размещению конечного материала на макете и дизайну страниц, Руслан же вместе со мной принялся трудиться над статьями и фотографиями. В результате макет был–таки готов к следующему дню.
Когда Леша прочел новую статью о предстоящем деле Чернова, он просто не поверил своим глазам. Налицо была сенсация, грозящая Чернову настоящей бомбой под дверь. Он лишь спросил у меня:
– Откуда эта информация?
– Не знаю точно. Прислал некто «Инкогнито».
– Если она достоверна, одной этой статьей мы здорово стукнем в дверь Чернова! Молодец!
С этого дня работа закипела и стала развиваться в геометрической прогрессии. Всего через день у нас появился выделенный доступ в интернет. Через неделю был готов сайт, а через месяц у нас появились деньги от агентов, размещающих рекламу на нашем сайте и в газете.
Благодаря новым помощникам, мы обновили оформление газеты, добавили несколько разделов, чтобы охватить большую аудиторию читателей. А также стали активно работать с сайтом.
Чтобы сокрыть договоренность с нашим «теневым другом», я присвоила заслуги Руслану и Виктору. 
      У нас даже появилось время для отдыха, которого до этого не было совершенно. Репортажи мы почти не делали. Практически все удавалось найти в Интернете, или нам присылали информацию по почте.
Люди по–прежнему продолжали с недоверием относиться к нашей газете. Однако стоило нам опубликовать несколько прогнозов о действиях Чернова, а также приправить эту информацию другими фактами о деятельности его высоких сообщников, как популярность газеты возросла в разы. Народ быстро смекнул, что она действительно содержит верную информацию  и печатается не дураками.
В нескольких выпусках мы провели хронометраж событий. И общественность явно окрысилась на Чернова, собственного мэра и ещё нескольких теневых лиц.
Начали проводиться пикеты, демонстрации. Выступления срывались криками возмущённой толпы. Обстановка накалялась.
Отслеживая события, Лешка пришел к выводу, что Чернов начал пятиться немного назад и занимать оборону. В городе стали выделяться средства на закупку оборудования в больницы, от имени Чернова. А мэр организовал программу помощи малоимущим, заново открыл несколько наркологических диспансеров и выделил деньги на возобновление работы машиностроительного завода, который с прошлого года закрыли по причине банкротства. Тогда около двух тысяч человек остались без работы.
Мы даже начали думать, что можно немного «ослабить хватку» и взять небольшой отдых. Но потом нам стало известно, что близятся выборы мэра города. И мы сразу же догадались, откуда взялись ноги у этих благотворительных средств. И поняли, что это – новые отвлекающие маневры, для того, чтобы успокоить взбесившийся народ. Мы снова начали добывать информацию. Но информаторы молчали, да и Интернет немного притих.
Как раз тогда к нам вернулся Сережка, который вышел на преждевременные каникулы из-за эпидемии гриппа в школах. Он стал нашим поверенным агентом. Выезжал в город, интересовался новостями, читал газеты. Несмотря на мелкие неурядицы, раздражительность и усталость, из нас получилась отличная команда.
Через несколько дней он принес нам информацию о финансировании проектов Чернова. Этот поступок вызвал у нас массу вопросов, поскольку такие данные он не мог раздобыть самостоятельно. Позже выяснилось, кто был тот самый «Инкогнито».
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
 
Оцените эту запись блога:
Грани Истины-13
Антикап-2015 про Дональда Трампа и родовую травму...

Читайте также:

 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Гость
24.05.2018