Жизнь в стихах и прозе

Публикуются стихи, поэмы, повести и романы в стихах; проза (эссе, философское пятикнижие, статьи, литературные исследования

Роман в стихах-5

Монолог пятый
 
РЕКА  ЖИЗНИ
 
У меня, ребята, горе:
Опечатали шинок,
И приписка на заборе:
“Эх, Безмен, 
да как ты мог...”
 
Дескать, как ты мог, товарищ,
С хунтой снюхаться лихой.
Вот и пива нам не варишь,
И уже насквозь 
плохой.
 
И уже тебя, Безмена,
Потянули на допрос,
И посадят 
непременно,
Чтоб в тюрьме идейно рос...
 
Только в чем же я, ребята,
Виноват, 
к чему мне срок,
Если сок партаппарата
Сам сочился в мой шинок?
 
Если чинно чин за чином
Спозаранку приезжал,
И не просто, а с почином,
Да с таким, 
что наповал...
 
Вот однажды 
шеф их важный,
От еды очистив стол,
Шумно сделал выдох бражный
И такую речь повёл.
 
Говорит: 
давай-ка, батя,
Твой питейник укрупним.
Мы внесем и деньги, кстати;
За ценой не постоим.
 
Чтоб не злить 
судьбу-аскетку,
Здесь и встанем на учет.1
И тогда уж точно, дедка,
Жизнь рекою потечет...
 
Грешен, грешен! - 
согласился,
Видно, в детство впал, дурак.
И за это поплатился,
Да еще, ребята, как.
 
Вот, 
моей прикрывшись фирмой,
Собираются они
И проводят, как за ширмой,
Ночи целые и дни.
 
На одну и ту же тему
Продолжают речь вести:
Как им прежнюю Систему
От развала 
упасти.
 
Надо, мол, 
у демократов
Отобрать в Советах власть,
Да и собственность бы надо
Не отдать, 
чтоб не пропасть...
 
Сигаретный дым 
ретиво
Вьётся лентой голубой.
Ну и это... 
пьётся пиво,
Льётся 
полною рекой.
 
Я хотел, братишки, было
Это дело прекратить.
Говорю: 
не в том, мол, сила,
Надо, мол, с народом быть.
 
А они смеются: 
“Точно!
Мы тебя секретарём
За идейную сверхпрочность,
Видно, скоро изберём...”
 
Между тем, 
восстала хунта2,
И “приятели” мои
Оказались в центре бунта,
Завелись, как соловьи.
 
Мол, даёшь стальной порядок,
Слава, мол, ГКЧП3!..
И вот тут-то 
очень гадок
Я, ребята, 
стал себе.
 
Как же, братцы, контру эту
Не сумел я распознать,
Не призвал ее к ответу,
Не послал 
в такую мать?
 
Матом надо было, 
матом!
Фигу им большую в нос!.. –
Вот за то и опечатан
И доставлен 
на допрос.
 
На душе - наигорчайше.
Как оплёванный, сижу...
Но о том, 
что было дальше,
Я вам после 
расскажу...
 
1  В то время на предприятиях и в учреждениях были запрещены первичные организации коммунистов.
2  “Хунтой” стали звать участников антиель-цинского переворота.
3  ГКЧП –  центр намечавшегося переворота. 
 
Оцените эту запись блога:
Мысли на каждый день
Куст сирени
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Гость
23.11.2017