Лаура Граф

Творческие блоги поэтов, писателей, музыкантов, режиссёров, путешественников, актёров и других талантливых личностей!
Создайте блог быстро, бесплатно и публикуйте свои произведения!

"СТАФФ"

Представляю вам свою книгу "Стафф".

Аннотация: Анна – молодая девушка с точеной талией и острым умом – поступает на работу горничной в один из рублевских особняков. Здесь ей придется столкнуться с жесткими правилами, по которым живет современная российская элита, где большие деньги снимают с человека все наносное и открывают его истинную сущность – у кого добрую и понимающую, у кого вздорную и тираническую, а у кого и вовсе жестокую и порочную.
Девушке предстоит пройти нелегкий путь и претерпеть немало испытаний, прежде чем обрести верных друзей и найти свою любовь.
Однако за счастье ей придется заплатить очень высокую цену.

(ОТРЫВОК. НАЧАЛО)

Подружиться с кем-то из стаффа и стать заложником эмоций?
Никогда и ни при каких обстоятельствах!
Таков наш закон!

— Вы утверждаете, что все умеете? — менеджер по подбору персонала пристально смотрела на Анну, пытаясь понять степень ее квалификации. — И с парогенератором работали, и знаете, что фосфаты в некоторых порошках отклеивают стразы, и их использование для VIP-гардероба исключено?
Анна кивает головой.
— Да, именно так.
— А что насчет удаления пятен? Ну, например, какие существуют энзимы и что они удаляют? — продолжила допрос менеджер.
— Протеазы, щелочные энзимы, способствуют удалению загрязнений белкового происхождения, крови, травы и некоторых видов пищи. Амилазы эффективны в удалении крахмальных загрязнений, таких как загрязнения картофельным пюре, соусами и…
— Какие моющие средства предпочитаете? — перебила ее менеджер.
— Исключительно экологически чистые. Они безвредные, эффективные и натуральные.
— Умеете ли вы чистить столовое серебро, хрусталь?
— Да.
— Вы страдаете аллергией?
— Нет.
— Как вы реагируете на замечания? Насколько вы терпеливы?
— Я крайне терпеливый человек. Стараюсь избегать конфликтов. — Девушка почувствовала невероятную усталость. Вот уже целый час, как она подвергалась пытке под названием «собеседование». Маленькие капельки пота выступили на ее лбу, и девушка, стараясь не привлекать внимание, быстро и непринужденно протерла лоб салфеткой.
— Расскажите о своей семье — замужем ли вы, есть ли дети?
— Нет…
— Вам 33 года. Простите, но мы должны знать все, чтобы не было сюрпризов.
— Не было подходящей партии. — Меньше всего на свете Анне хотелось обсуждать свою личную жизнь с женщиной, которую она едва знает и которая к тому же с холодной бесстрастностью тестирует ее профпригодность.
Менеджер вновь окинула Анну с головы до ног своим пристальным взглядом. Девушка невольно заерзала на стуле. Тем временем менеджер — статная женщина лет сорока пяти — продолжала сверлить девушку взглядом, останавливаясь на юбке макси серого цвета.
— Вы в последний раз когда сексом занимались?
Анна округлила глаза и часто заморгала, затем, резко вскинув подбородок, пошутила:
— Только что! В лифте!
Это был нормальный вопрос для стресс-интервью, о котором Анна знала не понаслышке. Многие кандидатки отваливались на вопросах про интимную жизнь, лишний вес или бальзаковский возраст: начинали спорить, вместо того чтобы повернуть ситуацию в позитив, чего, собственно говоря, от них обычно и хотели НR-менеджеры.
Менеджер улыбнулась.
— Не поймите меня неправильно. Клиенты бывают разные, и мы должны предусмотреть все. Например, некоторое время назад к нам обратился один наш очень уважаемый клиент, который уволил горничную за то, что она сделала ему замечание, увидев как-то обнаженным. Он человек взрослый, и одной матери ему достаточно. — Менеджер пыталась проследить за реакцией Анны, которая и бровью не повела после услышанного. — Мы пытаемся избежать недопонимания между работодателем и его штатом…
Анна кивнула, стараясь подавить смешок. Она с трудом представила себе эту картину, подумав при этом, как это вообще возможно, чтобы горничная делала такого рода замечание своему хозяину.
Женщина откашлялась и вновь с прищуром взглянула на Анну.
— Вы должны быть максимально стрессоустойчивы! Резюме у вас безупречное. У вас даже высшее образование имеется, но, к сожалению, вы не работали с VIP. Ваш уровень — это средний класс. — Женщина выдержала драматическую паузу, глубоко вздохнула, а затем продолжила свой допрос: — Имея высшее образование, вы могли бы претендовать на работу по специальности?
— Не могу позволить себе роскошь работать за гроши по своей специальности. А труд домработницы достаточно высоко оплачивается, и меня это вполне устраивает, — твердо заявила Анна, зная наперед, что ответь она по-другому, ее сразу спишут со счетов: на рынок труда современной прислуги допускают неозлобленных людей, без каких-либо необоснованных амбиций. На тех, кто считает, будто они низко пали ради роли домашней прислуги, сразу ставится крест кадровым агентством.
Анна была умной, начитанной женщиной, закончившей в провинциальном городке факультет журналистики и обладающей определенными навыками и талантами. Мать девушки умерла, когда ей было шесть лет, а отец обрел новую семью, в которой не было место Анне. Девушке пришлось заботиться о себе самой. Она долго и упорно трудилась, чтобы иметь возможность поступить, а потом еще и закончить, пусть и заочно, но столь желанный ею факультет, но, к сожалению, найти работу по указанной специальности, да еще и с хорошим заработком представляло определенную сложность не только в провинции, но и в мегаполисе. Таким образом, обстоятельства и материальные аспекты внесли свои коррективы в ее дальнейшую трудовую деятельность.
— Вы не связаны с какой-либо кредитной историей? — тем временем продолжала задавать вопросы менеджер.
— Нет.
— У вас имеются рекомендации?
— Да. — Анна достала из сумочки три письма с предыдущих мест работы и протянула менеджеру.
Менеджер зачитала первое письмо:

«Анна Абашева работала у меня в качестве горничной на протяжении одного года. На нее вполне можно положиться, она честная, ответственная, приятная в общении. Ее обязанности состояли в уборке дома, а также в прислуживании членам семьи во время трапезы.Я очень к ней привязана, однако мы вынуждены с ней расстаться потому, что переезжаем в Париж.

С уважением, Инна Алексеева
Адрес…
Телефон…»

Дочитав остальные рекомендательные письма, женщина протянула их законной владелице.
— Рекомендации мы проверим, но не буду вас обнадеживать — требования очень жесткие. Мой ассистент проводит вас в кабинет, где проходят тестовые задания. Это следующий этап. Возможно, вы пройдете испытание на смекалку, ну а потом тестирование на психологическое состояние, служба безопасности и прочие формальности, — многозначительно улыбнувшись, предупредила ее менеджер.
В дверях появился молодой светловолосый парень.
— Дмитрий, проводите Анну в кабинет для прохождения теста.
Женщина еще раз взглянула на Анну.
— Желаю удачи!
— Спасибо! — Анна встала и направилась к дверям.
— А когда я смогу узнать о результатах?
— Если в течение недели с вами не свяжутся, значит вы не прошли.
Анна кивнула и молча вышла из кабинета, оставив менеджера в глубокой задумчивости.
В этот момент раздался телефонный звонок. Женщина встала и направилась к телефону.
— Алло! Да. Как? У нее же был отменный опыт работы?Что сделала? Забыла отвезти на стрижку собачку? — чуть ли не кричала в трубку менеджер по подбору персонала.
Лоб, на котором прорезались мелкие морщинки, покрылся легкой испариной. Взяв в руки влажную салфетку, она протерла лицо, плюхнулась в кресло и так сдавила от злости кулак, что у нее побелели костяшки пальцев. В этот момент она была способна взять тяжелый предмет и швырнуть его куда угодно, только бы почувствовать облегчение, но многолетняя выдержка и присущая ей хладнокровность не позволили ей дать выход своим эмоциям, а потому она лишь натянула на себя дежурную улыбку и иронично проштудировала:
— Клиент всегда прав!
Откинув голову назад, женщина закрыла глаза.
Анна вышла в коридор и вздохнула. Она наконец почувствовала облегчение, и напряжение, царившее в кабинете менеджера, стало медленно отступать.
В животе предательски заурчало от голода. Девушка вспомнила, что съела утром жареный кусочек белого хлеба с маленьким ломтиком сыра, запив это чашкой кофе.
Анна оглянулась. Хмурое утро сменилось не менее хмурым днем. Коридор был еще полон народу. Некоторые перешептывались, другие с тревогой поглядывали на открывающиеся двери, ожидая своей очереди или вынесения вердикта относительно своей дальнейшей судьбы.
Среди соискателей были и мужчины, и женщины. Все они выглядели довольно прилично, так как данное кадровое агентство специализировалось исключительно на поиске домашнего персонала для VIP-клиентов.
Девушка присела рядом с другими женщинами, пока Дмитрий в отдельно отведенном кабинете тестировал оставшихся соискателей. Анна невольно улыбнулась, увидев у одной из рядом сидящих девушек сумку Louis Vuitton, которой та самодовольно хвасталась перед остальными. Анна сразу обратила на нее внимание: полненькая, рыжеволосая девушка, лет тридцати, с зелеными круглыми глазами, ямочками на щеках и милыми веснушками невольно притягивала к себе взгляды.
— И вот моя милая Вика подарила мне эту сумку со словами: «Ксения, я никогда тебя не забуду! Ты была мне верной подругой и наперсницей!» — Ксения пустила слезу, осела и буквально растеклась на своей сумке.
— Повезло тебе. А у меня была просто… даже слов не подберу.Сначала такая вроде добрая: и деньги в долг давала, и на выходные к родне отпускала, а потом — конец и долговая кабала. Обращалась с нами хуже некуда, — жаловалась Ксении собеседница.
«А разве не любой, кто имеет статус подчиненного, находится в кабале?» — подумала сидящая рядом Анна.
— Отказали, — сокрушался вышедший из кабинета №5 мужчина средних лет. Он выглядел уставшим, поникшим, потерянным.
— Стас, почему? — побелевшими губами спросила Ксения.
Стас присел рядом с девушкой и тяжело вздохнул.
— Все вроде было хорошо, потом они задали мне вопрос по поводу аллергии. Я ответил, что она посещает меня весной. Они переглянулись и сразу мне отказали.
— А причем тут твоя аллергия? — не унималась Ксения.
— Сначала я тоже не понял. Однако, как оказалось, все дело в том, что именно весной, когда она у меня обостряется, у хозяйки очень много разъездов, вот они и решили, что я не справлюсь!
— О, Стас! Мне так жаль! — воскликнула Ксения и прижалась к его плечу.
— Ничего. Переживу. Буду искать что-то другое.
— Тебе же сейчас так нужны деньги… — задумчиво промолвила девушка.
Анна с удивлением рассматривала странную парочку. Было непонятно, кем они друг другу приходятся. Скорее в их близости было что-то родственное, нежели плотское, заключила Анна, внимательнее присмотревшись к внешности и поведению этих двоих.
— Я что-нибудь придумаю! — воскликнула Ксения и поцеловала его в щечку.
На хмуром лице мелькнула мимолетная улыбка.
— Ладно, я пойду. Дети дома ждут.
— Привет племяшкам. До встречи! — девушка проводила Стаса печальным взглядом.
Просидев в неподвижном состоянии несколько минут, Ксения неожиданно обернулась к Анне.
— А вы на какую вакансию?
«А разве это имеет значение? Все мы — всего лишь домашний персонал, и крепостное право так и остается крепостным, только теперь мы как крепостные имеем сертификаты, знаем составы разных порошков, умеем ухаживать за сервизом Hermes и ловко управляем парогенератором», — подумала про себя Анна, но вслух произнесла другое:
— Горничной, — отозвалась Анна.
— Я тоже во второй департамент стаффа! — поделилась Ксения.
— В смысле? — переспросила Анна, с недоумением посмотрев на собеседницу.
— Как, вы не знаете про департаменты? — удивилась Ксения 
— Это же сейчас новая фишка у миллионеров — прислуга делится на департаменты, которые гордо называют одним объединяющим словом — стафф!
— Полагаю, мое незнание не так уж и страшно, — с вызовом ответила Анна. 
— Ну как же? Все знают про департаменты, — добавила рядом сидящая женщина. 
Анне не понравилось, что Ксения и женщина смотрели на нее с нескрываемым высокомерием. 
В этот момент в дверях появился Дмитрий, который прервал ликбез Анны. 
— Госпожа Абашева, прошу следовать за мной. 
Девушка встала и последовала за парнем. Тем временем Ксения и ее собеседница переглянулись и пожали плечами. 
— Гордая какая! — заметила Ксения. 
— Богачи не любят с гонором. Сами такие, — добавила женщина и вновь переключилась на рассказ о своей хозяйке.

 

Из окна машины Анна наблюдала за дождливыми пейзажами, нервно теребя в руках свою новенькую сумочку, купленную на распродаже. Водитель что-то насвистывал себе под нос и курил сигарету. Иногда он поглядывал через зеркало на заднее сиденье, где притихла девушка, и недоуменно пожимал плечами. 
Тем временем Анна думала о конце своего пути и новой жизни, а скорее новом мире, в котором она отныне должна жить и работать. 
В субботу вечером, спустя почти две недели после собеседования, ей позвонил тот самый Дмитрий, который мучил ее несколько часов подряд в душном кабинете, и сообщил, что ее утвердили на позицию горничной. Анна ухмыльнулась, вспомнив, каким важным тоном он это произнес — как если бы ее утвердили на пост министра. В тот же вечер девушка стала собирать свои жалкие остатки гардероба. Два долгих безработных месяца, в течение которых она моталась по собеседованиям, сказались как на ее скудном гардеробе, быстро проданном ею в секонд-хенд, так и на ее моральном состоянии. За это время ей пришлось драить унитазы в общественных местах, убирать в больницах, школах и офисах, а также подметать по утрам дворы вместе с таджиками. Девушка вздохнула, но не стала плакать, как она обычно делала в одиночестве. Присутствие таксиста останавливало Анну. «Ну ничего!» — успокаивала она себя, в надежде, что все изменится к лучшему и ее новые хозяева окажутся хорошими людьми. 
Пока девушка размышляла о перипетиях своей жизни, автомобиль все быстрее приближал ее к конечной остановке. Анна обратила внимание, что каждая вторая машина на шоссе — это либо роллс-ройс, либо бентли, либо мерседес. Наконец они въехали в огороженный поселок, густо усеянный роскошными домами. На улице смеркалось, дождь уже не так барабанил по крыше автомобиля, давая понять, что его миссия подходит к концу. 
Анна с интересом стала разглядывать появившиеся частные дома, возведенные за пределами города, — Рублевка. Это был особый мир, к которому принадлежали лишь избранные. Здесь царила особая атмосфера — атмосфера богатства и роскоши, привлекающая людей извне, всегда желающих заглянуть за эту завесу, проникнуть в образ жизни, историю, законы другого, чуждого ему мира. В этот момент все эти эмоции, порывы, желания, обусловленные жизнью, социальным статусом и самой историей, отражались на лице у той, которая и являлась представителем другого, чуждого Рублевке мира. 
Пока девушка с восторгом оглядывалась по сторонам, автомобиль медленно подъезжал к огромному особняку, строение которого поражало своими масштабами. Таксист остановился возле ворот, изготовленных из металлических прутьев, выкрашенных в благородный коричневый цвет. Анна вышла из машины и вздохнула полной грудью. Она достала свой скудный чемоданчик, распрощалась с водителем и подошла к охране. После того как она представилась, ей пришлось прождать еще минут десять, пока ворота стали медленно открываться, пропуская ее в роскошный мир. Озираясь по сторонам, девушка шагнула навстречу новой жизни. 
Архитектура дома была выдержана в стиле барокко, завораживала своей пышностью и роскошью: витые колонны, скульптуры, лепнина, резной орнамент, роспись, большие окна в форме полциркуля и многое другое, что подчеркивало либо дополняло общую картину указанного стиля. Рядом с особняком было расположено несколько клумб, украшенных декоративными растениями и живописными зелеными лужайками. 
Главный вход в особняк находится между двумя колоннами, разместившимися на устойчивых пьедесталах, к которым и подошла Анна. Однако прежде, чем она дотянулась до звонка, дверь распахнулась и на пороге появилась чопорная дама лет сорока пяти, в строгом сером костюме. 
— Госпожа Абашева, вы слишком рано, — строгим тоном, соответствующим ее внешности, заметила женщина, — господин Смит еще занят. Вам придется подождать. 
Анна сглотнула. Тот самый Дмитрий из отдела кадров предупредил ее, что, прежде чем приступить к своим обязанностям, ей необходимо встретиться с батлером дома — неким господином Смитом — и что батлер может сразу отправить ее домой, если она придется ему не по душе. «Получается, что первый промах я совершила!» — с ужасом подумала девушка, ведь до встречи с батлером было еще много времени — непозволительно много, но она так спешила расстаться с прежней жизнью, что и не заметила, как молниеносно с ней распрощалась. А ведь согласно книге по этикету, которая стала ей настольной за последнюю неделю, опаздывать в некоторых случаях было гораздо приличнее, чем приходить раньше назначенного времени. 
Анне стало неловко. Тем временем женщина продолжала:
— Меня зовут Валентина Николаевна. Я помощница господина Смита… Проходите. Кстати, на будущее: весь стафф, кроме батлера, входит в дом с черного хода, — прямо с порога объяснила ей грозная фрау, окинув девушку с головы до ног неодобрительным взглядом, от которого Анна вся съежилась, как от порыва холодного ветра. Ее внешний вид, впрочем, как и промокшая обувь, которую она аккуратно сняла и засунула в пакет, не соответствовали обстановке дома. В этот момент она казалась себе самым негармоничным предметом интерьера. 
— Следуйте за мной. Так как у нас еще есть время, я покажу вам дом.

Приобрести книгу можно на следующих площадках: https://www.litres.ru/laura-graf/

https://www.ozon.ru/context/detail/id/142622185/; https://litsovet.com/book/437/

 

Оцените эту запись блога:
Портрет Джоконды и пёс Макрона
Из Амвросия Оптинского
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Гость
23.11.2017